Фуршет

В наши реки сливают канализацию. И не только

9-1 На днях экологи, а также представители Терновского райисполкома и Криворожской районной госадминистрации, ЧАО «СевГОК», полиции, горводоканала, ОС «Екологічна рада Криворіжжя» обследовали реку Саксагань на предмет загрязнения.

 В каком состоянии водные артерии города, чем можно заразиться, порыбачив на местных реках, а также об экологической ситуации в городе в целом «Пульсу» рассказали Эдуард Горевой, заместитель председателя ОС «Екологічна рада Криворіжжя» и Иосиф Маяков, член правления ОС «Екологічна рада Криворіжжя».
 -­ Как можно оценить состояние рек, протекающих в Кривом Роге, на данный момент?
9-2  Эдуард Горевой: Обе наши реки, Ингулец и Саксагань, в печальном состоянии. Это связано с разными причинами: для Ингульца основной источник загрязнения ­- сброс шахтных вод и связанный с ними регламент подачи воды в Карачуновское водохранилище, что касается Саксагани -­ это хозяйственно­бытовые загрязнения.
 В рамках научной работы мы проводили обследование Саксагани. То, что мы обнаружили на микрорайоне Даманский, шокировало. Начали обследование со стороны Сергеевки, при входе речки в город. В принципе, там всё нормально, есть рыба, вода чистая. Дошли до насосной станции на Даманском, которая перекачивает воду из реки на СевГОК, и на этом месте нашли трубу диамет­ром 600 мм, из которой течет мутно­зеленая вода с выраженным запахом фекалий. Запах чувствуется до самого моста в Веселых Тернах. Цвет воды в реке стал желто­зеленым. На месте работала комиссия из представителей местных властей, горводоканала и полиции.
 Также на Саксагани при последней проверке обнаружен белый налет в районе мостика от улицы Весёлая Дача к посёлку Карачуны. Что это -­ покажут результаты проб.
 Иосиф Маяков: В настоящее время в реке Ингулец воды совсем мало, в ранее затоп­ленных местах появилась гниль, обнажилось во многих местах дно речки, а, значит, погибла живность, что там обитала... Вода приобрела зеленоватый оттенок, на многих участках покрыта тиной. Общественный союз «Екологічна рада Криворіжжя» продолжает своими действиями (письмами, запросами, настаиваниями на своих предложениях по управлению остатками шахтных вод) попытки возродить природное состояние реки.
 - Откуда выведена труба возле насосной станции и кто в этом виновен, вы установили?
 Эдуард Горевой: Это до сих пор неясно. Представители горводоканала утверждают, что не имеют никакого отношения к этой трубе. Есть версия, что труба идет от 58-­го дома по улице Адмирала Головко. Этот дом строился СевГОКом и последним передавался в коммунальную собственность, придомовые сети остались при комбинате, водоканал их не принял. Возможно, на одной из сетей дома случился порыв, и канализация попала в ливневой сток. Но это всего лишь версия. Сток находится за чертой города, на территории Криворожского района, что еще больше осложняет дело -­ тамошние местные органы самоуправления неохотно идут на контакт. Полиция зафиксировала нарушение, но на данный момент результатов расследования нет.
 Сторож, работающий на станции, рассказал, что поток шел полтора месяца, и никто не обращал на это внимания. В райисполкоме Терновского района нас заверили, что проблема решена, но, как говорят люди, вода течет дальше, и характерный запах никуда не исчез.
 - Это единичный случай слива канализации в реку?
 Эдуард Горевой: К сожалению, нет. Много подобных нарушений в Покровском районе. Например, в частном секторе на КРЭСе оборудованы ливневые канализации. Из каждого дома выведена труба в лотки, но в некоторых местах стоки текут прямо в реку. Такие участки сильно зарастают зеленью ­- нужно выделить дополнительные средства на их расчистку, убрать трубы обратно в лотки, оштрафовать нарушителей. Однако на практике получается совсем не так, как должно быть.
 Один из недавних случаев -­ в районе Божедаровки обнаружили такие стоки возле двух домов. На территории одного домовладения выращивают свиней, из этого двора было выведено шесть(!) труб, одна из них непосредственно от свинарника. Вызвали полицию, но дверь правоохранителям никто не открыл. Составили акт, направили собственнику по почте в письменном виде. В итоге пять труб убрали, а одну все равно оставили. И что самое интересное, штраф на виновника не наложили. Почему -­ вопрос к полиции.
 - Штрафы за такие нарушения -­ значительные?
 Эдуард Горевой: Если запрет на такие стоки прописан в Правилах благоустройства, которые составляют местные органы власти, штраф может достигать тысячи гривен. Зато экологические штрафы, по государственному законодательству, очень низкие. Документ, согласно которому устанавливали ущерб, причиненный такими сбросами, утратил силу, а новый не утвердили. За сам сброс канализации штраф всего 85 гривен, поэтому нарушители рассуждают таким образом: да я лучше заплачу один раз в несколько лет, когда меня поймают, чем буду обустраивать выгребную яму.
На берегах Саксагани часто размещают туалеты, немало там навозных куч. Всё это «добро» с потоками дождей попадает в воду. Люди не думают о том, что вредят сами себе, своим детям, которые купаются в реках, рыбачат.
 -­ Как правило, попадание канализации в воду приводит к размножению бактерий. Каковы бактериологические показатели воды в реках?
 Эдуард Горевой: В этом году все пляжи на речках были закрыты по санитарно­-мик­робиологическим показателям. В городе официально работал единственный пляж на реке Ингулец в парке им. Федора Мершавцева. Надо отметить, что в основном, при входе этой реки в пределы города санитарные показатели бывают в норме. А вот уже в точке опробования возле улицы Шокальского, индекс ЛКП (лактозопозитивные кишечные палочки) при норме в 5 тысяч единиц часто фиксируется показатель до 13 000 единиц. А дальше по течению результаты бывают еще более удручающие ­- в некоторых местах ЛКП достигало 24 тысяч единиц и более. Почти всё это -­ результаты бытового воздействия на речку жителей города.
 - Как могли официально открыть в городе пляж при таких показателях?
 Эдуард Горевой: Скорее всего, лаборатория брала пробы во время промывки речки, когда уровень воды поднимается на метр­-полтора и она практически чистая. Надо сказать, что в воду попадает много вредных веществ и по вине жителей, живущих по берегам речек. К примеру, в районе села Шевченково, прямо рядом с Саксаганью ­- огороды, хозяйственные постройки, мало того, навалены большие кучи навоза... Хотя для наших речек установлена санитарно­водоохранная зона в 25, 50 м, но селяне ее не соблюдают, по сути, занимаются самозахватом земли. Удобрения, отходы, навоз во время дождя попадают в воду и несутся течением дальше, загрязняя воду бактериальными веществами.
 - Как это влияет на здоровье криворожан? Что может произойти, если употреб­лять рыбу, выловленную в загрязненной реке? Ни для кого не секрет, что местные рыбаки несут улов не только домой, но и продают на стихийных рынках.
9 Иосиф Маяков: Это, в первую  очередь, риск распространения инфекционных заболеваний, в том числе таких опасных, как ботулизм. Кишечные палочки, сальмонелла, личинки гельминтов, патогенные энтеробактерии могут попасть в организм человека, который контактирует с зараженной водой, употребляет недостаточно обработанную рыбу.
 -­ Кроме опасных бактерий, вода в наших реках загрязнена вредными химическими соединениями? Только за последние месяцы было несколько случаев гибели рыбы в водоемах в пределах города и района...
 Иосиф Маяков: Должен сказать, что вода в реке Саксагань по химическим показателям изначально имеет повышенные характеристики. В Макортовском водохранилище, откуда вытекает речка, вода имеет повышенную минерализацию и несколько повышенное содержание хлоридов и сульфатов. Это естественная вода. Безусловно, протекая в пределах территории техногенного воздействия на экосистему, вода приобретает дополнительные химические характеристики. Но доказательств, что предприятия, кроме санкционированных стоков, еще каким­-то образом, загрязняют реки, на данный момент нет. Массового мора рыбы нами выявлено не было, мы наблюдали только единичные случаи. Понять, почему она погибла, очень сложно. Берем пробы в месте, где всплыла рыба, и сравниваем их с показателями участков реки, где она жива -­ и, за редким исключением, они практически не отличаются. Причин мора может быть множество и необязательно они техногенные. Например, летом течение реки Саксагань практически останавливается в связи с условиями Регламента промывки реки Ингулец после сброса в неё высокоминерализованных шахтных вод, а при сильной жаре живым организмам может попросту не хватать кислорода.
 Поступала информация от рыбаков, что в районе Ордо­Васильевки фермеры моют в водах Саксагани тару из под ядохимикатов и сбрасывают в речку различные вредные отходы, что и является причиной мора рыбы. Проверить это в настоящее время мы не можем, поэтому и вопрос о наказании виновных пока не стоит.
 - Куда обращаться, если ты стал свидетелем подобных нарушений? Можно ли звонить вам, в ОС «Екологічна рада Криворіжжя»?
 Эдуард Горевой: Мы имеем право составлять акты о нарушениях только в присутствии местных органов власти, полиции, Государственной экологической инспекции в Днепропетровской области. Что касается работы экоинспекции ­- это отдельная проблема. Инспекция находится в областном центре, на звонки отвечает только в рабочее время, да и толку от них практически нет ­- людям на том конце провода объясняют, что нужно направлять в экоинспекцию письменное заявление. Причем сделать это может только физическое лицо, не организация. Пока заявление примут, пока направят инспекторов, если еще направят, вряд ли удастся зафиксировать нарушение.
 Нам можно сообщить о нарушении по телефону: (0564) 92-­31­07, мы в свою очередь, передаем информацию в райисполкомы.
 -­ Участвует ли ваша организация в заборе проб воздуха по обращениям людей?
 Эдуард Горевой: В сотрудничестве с гор­экоуправлением, Криворожским городским отделом лабораторных исследований и Гос­потребслужбой мы принимаем участие в мониторинге загрязнения атмосферного воздуха в городе. Но суточные мониторинги теперь не финансируются (Госпотребслужба в результате реформирования в основном работает только по оплаченным договорам), а одноразовые пробы вряд ли покажут реальный результат, ведь ситуация в течении дня меняется.
 Но недавно мы все же проводили суточные пробы в районе Восточный-­2, на Солнечном, Горняцком, Индустриальном (поступило более сорока заявлений от граждан в горисполком о задымленности, странном запахе). Превышения показателей химических веществ не обнаружили. «Цветные» облака и резкие запахи не всегда несут большую опасность. Многие яды поступают в воздух незаметно. Возможно, люди ощущали запах дыма в связи с тем, что кто-­то недалеко сжигал листья, неприятный запах может быть связан с работой молокозавода, нефтебазы, расположенных в том же промышленном узле, что и КРМЗ. Но при таких причинах химические показатели будут в норме.
  В целом в городе много проблем, и, как видите, часть из них мы можем решить сами, в своих дворах, если не будем жить по принципу «после нас хоть потоп»!
                                                                                                           Анна НИКОЛАЕНКО