Фуршет

Генеральный директор ГПП «Кривбасспромводоснабжение» Егор Прокопчук: «Мы на корабле, который ещё не тонет, но пробоина в корпусе уже есть»

 4Ешё год назад государственное промышленное предприятие «Кривбасспромводоснабжение» находилось на грани банкротства. Все счета были арестованы, техника находилась в розыске, а ежемесячный прирост долга составлял порядка пяти миллионов гривен.

Сегодня это крупнейшее в регионе предприятие работает с прибылью. О том, как удалось за такой короткий период наладить работу и поднять его с колен, читателям «Пульса» рассказывает Егор Прокопчук, генеральный директор ГПП «Кривбасспромводоснабжение».
- ­ Егор Александрович, на что Вы делали основной упор в работе?
- ­ Чёткий контроль, отчётность, жесткая экономия денежных средств, налаживание производственных процессов и дисциплины. Я сам ездил по всем участкам, на месте определял первоочерёдность закупок, что было очень важно в условиях ограниченного финансирования. И это дало положительный результат.
Важно, что на предприятии сформировалась команда единомышленников. Честно говоря, не ожидал, что мы так быстро перейдём эту тонкую грань между убыточностью и прибыльностью. С мая месяца вздохнули свободнее, появились оборотные средства. Все аресты сняты, полиция перестала гоняться за нашей техникой, исполнительные производства против предприятия не открываются, задолженности по зарплате нет, прибыль за последний квартал составила более 7 миллионов гривен, а суммарные отчисления в бюджет за прошлый квартал ­ 13,2 миллиона.
- ­ А как долги погашаете?
- ­ В прошлом году размер долга составлял порядка 200 миллионов гривен и ежемесячно увеличивался на 5 миллионов. Львиная доля нашей задолженности приходилась на основного поставщика электроэнергии ПАО «ДТЭК Днепрооблэнерго». В решении этого вопроса помогло принятие Закона Украины №1730­VII «О мерах, направленных на урегулирование задолженности теплоснабжающих и теп­логенерирующих организаций и предприятий цент­рализованного водоснабжения и водоотведения за потребленные энергоносители», появился механизм, который дал возможность заключить договор реструктуризации на пять лет. Сейчас текущие платежи оплачиваем полностью, долги погашаем, а не накапливаем.
- Как работали с должниками предприятия?
- ­Вели сложный и болезненный диалог. В сельских районах шли на крайние меры ­ сокращали подачу воды коммунальным предприятиям. В этом случае подключались местные органы самоуправления и вопрос решался.
С КП «Кривбассводоканал», нашим основным потребителем питьевой воды, которому немало задолжали криворожане за услуги, дело сложнее, оставить город без воды мы не можем. Поэтому находили компромиссные решения, сейчас уровень оплаты за воду составляет 70­80%, а не 50%, как было ранее. Так что прогресс и в этом есть.
- ­Сейчас штат укомплектован? Кадровая проблема существует?
- Существует. Нам остро требуются специалисты – слесари, электрики. Особенно сложно подобрать кадры в сельских районах, потому что желающих работать нет.
- Почему? Зарплата низкая?
-­ Я бы не сказал, по местным меркам ­ неплохая. В настоящее время средняя зарплата по предприятию порядка 7600 гривен, аварийщики получают около 10 тысяч. Но люди рассчитываются и уезжают работать за рубеж. И если ранее это были работники с зарплатой 5­-6 тысяч гривен, и их можно было понять, то недавно на нашем предприятии был установлен своеобразный антирекорд ­ рассчитался и уехал на заработки специалист с зарплатой более 10 тысяч. И это уже серьёзный повод задуматься, потому что с такими темпами оттока рабочей силы производство по городу и в целом по стране может остановиться. Придётся привлекать иностранную рабочую силу.
- ГПП «Кривбасспромводо­снабжение» обслуживает огромную территорию, по сути, весь Кривбасс?
­- Предприятие поставляет питьевую и техническую воду в Кривой Рог и пять районов области, всего ­ в 125 населённых пунк­тов. Для обеспечения региона водой в своё время был построен комплекс объектов, со­оружений, магистральных водоводов, распределительных и водопроводных с­етей, насосных станций, электроподстанций, связанных единым технологическим процессом. Днепровская вода транспортируется по каналу из Каховского водохранилища в регионы, где нет природных источников воды, способных обеспечить население. Предприятие обслуживает пять водохранилищ на реках Саксагань и Ингулец.
Часть городских и районных водоканалов, в том числе и КП «Кривбассводоканал», покупают подготовленную, очищенную воду, а часть ­ более дешевую, техническую воду и очищают её сами. Кроме того, мы обеспечиваем промпредприятия технической водой и перекачивание шахтных вод от шахт в шламо­хранилища горнообогатительных комбинатов.
- Качество воды на очистных сооружениях соответствует необходимым требованиям?
- Вода на очистных сооружениях предприятия очень хорошего качества, даже визуально она голубого цвета. Но из­под крана я воду не пью, видел, что творится в подвале моего дома. К сожалению, из­за изношенности городских сетей вода загрязняется при подаче потребителю.
- ­На своей страничке в «Фейсбук» Вы написали, что за этот год предприятие проложило больше новых водоводов, чем за все предыдущие годы независимости Украины. Как это удалось?
- ­Старые магистральные трубы ­ это наша «горящая» проблема и основная статья затрат на текущий момент. В этом году мы заменили почти 2 км магистрального водовода, по которому питьевая вода подаётся от Карачуновского комплекса в центр города. Кроме того, меняли трубы по 100­-200 метров на критических участках, где они окончательно износились. Тем не менее, если и далее будем продвигаться такими темпами, то для замены всех наших магистральных труб потребуется 51 год. Разумеется, что темп нужно наращивать, у нас нет этого времени, система столько не протянет.
По отводу шахтных вод взялся принципиально, не понимаю, почему раньше годами держали тариф в минимуме? Потребовалось полгода мучительных переговоров, чтобы прийти к выводу, что его всё­-таки нужно поднимать. Других источников, чтобы восстанавливать и содержать в рабочем состоянии систему, не существует. Сейчас вопрос налажен, поэтому приступили к замене труб, по которым перекачиваются шахтные воды. Прежде всего меняем в так называемых болевых точках, где трубы рвутся постоянно.
«Пульс» не раз рассказывал своим читателям о том, что из­-за рвущихся труб шахтными водами заливало дачные участки, частные дома. Предприятие принимало участие в ликвидации последствий?
- ­ После каждого порыва платим штрафы, их размер доходит до 100 тысяч гривен, людям делаем рекультивацию загрязнённых земель, завозим чернозём, в том числе и на дачные участки.
И всё же не совсем понятно, как могло получиться, что землю под дачные участки выделяли над трубой диаметром 900 мм? Более того, есть дома, построенные прямо на водоводе, это же недопустимо!
На днях Государственная экологическая инспекция выставила предприятию штраф в размере более двух миллионов гривен за загрязнение окружающей среды в районе улиц Глазунова и Алима Солониченко. Можете это прокомментировать?
-­ Действительно, претензию нам написали. Но проблема в том, что в данном случае многократно завышена нормативно­денежная оценка стоимости земли. Ранее считали за метр квад­ратный по 3­6 гривен, а сейчас посчитали по 670 гривен. Соответственно, сумма штрафа взлетела до немыслимых размеров.
Сопоставим ли размер штрафа, который направляется даже не в местный, а в государственный бюджет, нанесенному ущербу? За эти деньги мы могли бы поменять полкилометра труб и закрыть вопрос на данном участке. На мой взгляд, задача органа, который защищает экологию, состоит в том, чтобы не допустить и предупредить нанесение вреда окружающей среде, а не гнаться за показателями по выявлению уже загрязненной среды.
-­ Егор Александрович, тарифы на воду будут подниматься?
­- Однозначно, будут. Тариф для нашего предприятия, например, пересматривался ещё прошлым летом, за это время выросла минимальная зарплата, тарифы на электроэнергию, ГСМ и так далее. В Кривом Роге, к слову, среди крупных городов, самый низкий тариф на воду.
Поднятие тарифов это всегда очень непопулярная мера, тем не менее, необходимо определиться, чего мы хотим. Можно не поднимать тариф и продержаться на плаву какое­то время, наблюдая, как структура изнашивается и окончательно разрушается у нас на глазах. А можно заложить в тариф серьёзную инвестиционную составляющую и двигаться вперёд, обеспечивая нормальную работу системы на будущее.
Мы сейчас, если говорить образно о системе ЖКХ страны, находимся на корабле, который еще не тонет, но пробоина в корпусе уже есть. Чтобы не допустить крушения судна, все должны работать единой командой.

Кристина МАРГИНА