Промышленник и меценат Мартин Шимановский

26-1115 лет назад ­ 14 января 1905 года, херсонская газета «Югъ» опубликовала следующее сообщение: «9 января в 1 ч. 20 минут ночи в Кривом Роге умер от разрыва сердца горный инженер, директор Гданцевского завода М. Шимановский. Как местное население, так и окружающее потеряло в его лице одного из добрейших благотворителей. Будучи богатым человеком, он ежегодно жертвовал на устройство в земской школе увеселений и ёлок (состоял попечителем земской школы). На нужды старой земской больницы пожертвовал осенью 200 руб. и обещал подарить камень на постройку новой земской больницы. Он воспитывал и давал приют многим сиротам. Все глубоко скорбят об утрате благотворителя».

Если написать некролог памяти Шимановского современным языком, то в скорбной вести о его кончине непременно б присутствовали фразы: «успешный руководитель градообразующего, социально­ответственного предприятия», «незаурядный, опережавший свое время, выдающийся горный инженер», «способствовал появлению новой философии производства», «ввел множество новейших принципов организации труда и построения масштабируемых проектов технологических производственных процессов», «уделял внимание человеческому фактору»... И это не пустые слова. Уж слишком много преуспел Мартин Феликсович за годы своей активной трудовой деятельности на Криворожье, которая припала на 80­90­е годы XIX столетия.
КТО ВЫ, ПАН ШИМАНОВСКИЙ?
Мартина-­Бернарда-­Марианна­-Феликса (такое его полное имя) Шимановского принято считать отцом криворожской металлургии. Но прежде чем он «возведет» свои домны над Ингульцом, давайте разберемся, кем был на самом деле этот человек, оставивший заметный след в криворожской истории. Настолько зримый, что в ходе выполнения закона о декоммунизации имя Шимановского, который в годы «железной горячки» приложил руку к промышленному развитию нашего края, вернули из небытия. Расположенная в самом сердце Гданцевки улица Коммунистическая, берущая свое начало от проходной бывшего первенца криворожской металлургии ­ чугунолитейного завода, была названа в его честь.26-2
Биографические данные о Мартине Шимановском, составленные ведущими криворожскими историками­краеведами, противоречивы. Прежде всего это касается даты жизни. Видимо, они не были знакомы с газетной хроникой о его смерти, опубликованной в «Голосе Юга» (Елисаветград) и «Юге» (Херсон) в номерах за 13 и 14 января 1905 года. Правда, в них не уточняется, в каком городе закончился жизненный путь Мартина Феликсовича, да и часы ухода в вечность не совпадают.
«Жена, дети и родственники с душевным прискорбием извещают родным и знакомым о смерти горного инженера Мартина Феликсовича Шимановского, последовавшей 9 января в 3 часа утра. Панихида состоится в 10 часов утра. Вынос тела на местное католическое кладбище после панихиды», так было указано в объявлении, помещенном в елисаветградской газете «Голосъ Юга» в номере за 13 января 1905 года. Было покойнику 48 лет отроду.
До революции в Елисаветграде было два католических кладбища. Сегодня на карте Кропивницкого (нынешнее название Кировограда) от них не осталось и следа.
На каком из двух погостов было упокоено тело многолетнего директора­распорядителя первого в Кривом Роге металлургического предприятия, остается только гадать. А вот когда он родился и умер, лично мне сегодня достоверно известно. Занимаясь изучением генеалогии известных польских семей, живших в Центральной Украине, я отыскал в социальной сети коллективную монографию Кропивницкого музея музыкальной культуры им. Кароля Шимановского, Института искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Рыльского НАН Украины, Объединение поляков «Полония» им. Кароля Шимановского. В ней подробно описаны родословные «семейного гнезда польских аристократов Шимановских», из которого родом Кароль Шимановский ­ второй по величине после Фридерика Шопена польский композитор.
В монографии приводятся выписки из документов Елисаветградского римско­католического костела, которые хранятся в Государственном архиве Кировоградской области. В 1905 году ксендзы (так поляки называют всякое духовное лицо) засвидетельствовали две смерти: ушли из жизни Мартин Бернард Мариан (09.01), оставив вдову Юзефу, в девичестве Таубе и дочерей Михайлину и Магдалину, и Станислав Бонавентура Мариан (29.09) Шимановские ­ родной дядя и отец композитора Кароля Шимановского. Анна фон Таубе переживет мужа на 38 лет, а сына ­ на шесть. Теперь мы знаем, что родные братья Шимановские были женаты на родных сестрах фон Таубе. В большой семье Шимановских Мартину Феликсовичу, как успешному промышленнику, была отведена роль своеобразного мецената, такого себе «семейного магната», который оказывал помощь всем нуждающимся представителям. И не только им...
Отныне достоверно известно, что родился М. Шимановский в 1856 году в родовом имении в селе Тимошовка Чигиринского уезда Киевской губернии (нынче Каменский район Черкасской области). Среднее образование получил в Елисаветградском земском реальном училище, став в 1875 году одним из первых его выпускников. В 1880 году окончил Санкт­Петербургский императорский горный институт. С 1881­го по 1898 год работал на Криворожье...
«МОЙ ДЯДЯ ПОСТРОИЛ ЗАВОД!»
Будучи юношей, эту фразу с гордостью произносил племянник Мартина Шимановского Кароль ­ будущий композитор, пианист, педагог, музыкальный критик. А гордиться (и не только ему) было чем.
В конце в XIX века богатые железной рудой криворожские нед­ра достались французским капиталистам. Проведя разведку за немецкие деньги, Александр Поль (всем, кто мало­мальски знаком с историей родного города, хорошо известно имя Степного Колумба) скупил, взял в аренду у местных помещиков немало десятин земли, непригодной для ведения сельского хозяйства и попытался создать горнозаводскую компанию. Вот только общий язык с императорским правительством в Санкт­Петербурге ему найти не удалось. Тогда в 1875 году в Париже по инициативе Поля создается «Акционерное Общество Криворожских железных руд».
Эксплуатируя гданцевские недра, французы столкнулись с таким явлением: при добыче полезных ископаемых все чаще встречались руды, имевшие низкий процент содержания железа ­ чуть больше 40%. По тем временам ­ просто бросовое сырье. Было экономически невыгодным транспортировать «бедную» руду на большие расстояния. Тогда­то и приняли решение использовать ее на месте добычи, для чего решили построить Гданцевский чугунолитейный завод.
Эта идея возникла у Александра Поля. Но реализовать ее удалось не ему, а Мартину Шимановскому, с которым он был дружен. Последний одновременно был и директором­распорядителем на возводившемся объекте.
ГДАНЦЕВСКИЙ ЗАВОД
Строительство завода началось в год смерти Поля ­ в 1890­м. Он замышлялся как чугунолитейное предприятие, отличавшееся от уже действующих тем, что основным и единственным было в нем доменное производство. Его главное предназначение ­ обеспечение металлургических предприятий северо­запада, центра и частично юга России чистым товарным чугуном. За два года были построены три доменные печи суточной мощностью 4000 пудов чугуна каждая. 6 сентября 1892 года в Горный департамент России была отправлена телеграмма о том, что «пущен в действие» чугуноплавильный завод. Он будет выплавлять ежегодно более трех миллионов пудов чугуна. Дело было настолько прибыльным, что за пять лет курсовая стоимость одной акции акционерного общества выросла в 110 раз! Можно только представить, какие дивиденды получали акционеры...26
Предприятие было необычным, начиная с архитектуры заводских построек. Некоторые из них, если бы сохранились, наверняка считались бы сегодня образцом промышленного модерна и раннего конструктивизма. Чрезвычайно живописный и естественный элемент в силуэте комплекса промышленных построек Гданцевского чугунолитейного завода ­ кирпичные дымовые трубы. Они символизировали индустриальную мощь дореволюционного Кривого Рога, его высокий инженерно­технический потенциал.
На заводе использовалась новейшая техника и передовые технологии. Здесь применяли апробированные в передовых странах формы организации труда, велась подготовка квалифицированного персонала. Кроме основного имелось кузнечное производство, механические мастерские, образцово оборудованная по тем временам электростанция, котельная. У реки Ингулец (в непосредственной близости от моста Белелюбского) была построена первая на Криворожье водонапорная башня.
НЕ ЖАЛЕЛ СРЕДСТВ ДЛЯ РАБОЧИХ
Значительная часть рабочих Гданцевского завода были пришлыми крестьянами. Забота о них также входила в ежедневные обязанности предпринимателя Шимановского. Мартин Феликсович прекрасно понимал, сколь важную роль в производстве играет человеческий фактор и поэтому не жалел средств на социалку и культуру. Для нужд служащих и рабочих при заводе имелись 40 жилых домов по восемь квартир в каждом, а также больница на 15 коек. В рабочем поселке были открыты школа, аптека, магазины, чайная, баня. Заводская гостиница, общая зала которой играла для служащих роль клуба. Достоверно известно, что здесь, приезжая в гости с родственниками к управляющему заводом, несколько раз исполнял свои миниатюры для фортепиано, написанные в 1899­-1900 годах уже известный нам Кароль Шимановский. Благодаря благотворительной деятельности Шимановского, в 1898 году на Гданцевке был построен небольшой костел Св. Бригитты.
Этнический состав населения Гданцевки был пестрым: русские, украинцы, евреи, французы, бельгийцы, поляки, болгары, англичане... Жители поселка по­разному проводили свой досуг. Но единственным местом, которое объединяло всех, был парк отдыха, в центре которого высилась мраморная скульп­тура Девы Марии, кружилась карусель, разместились другие развлекательные аттракционы. Пару лет «молчаливым свидетелем» величественных изменений, про­изошедших в некогда патриархальном селе Гданцево, был Александр Поль. По заказу акционерного общества знаменитый одесский художник­скульптор Борис Васильевич Эдуардс (Эдвардс) изваял памятник известному горному деятелю. Бронзовый бюст установили на искусственном холме ­ на скромном постаменте из местного природного материала ­ трех глыбах горных пород. Стоять бы Степному Колумбу на этом месте вечно, но охотники за цветным металлом варварски оторвали с бюста голову Поля...
Впрочем, такая же участь после революции 1917 года постигнет и гданцевский завод, и поселок. Большевики, коммунисты, сменившие их реформаторы всех мастей сделали Гданцевку вновь патриархальной ­ все превратили в руины в буквальном смысле этого слова. Шесть лет назад, видимо, нам в укор, французы выложили в социальную сеть ранее неизвестные артефакты криворожской индустриальной фотолетописи. Достоянием любителей старины стал хранящийся в Национальной библиотеке Франции фотоальбом «Krivoj Rog -­ Gdanzefka 1899». Почти три десятка уникальных фотографий конца позапрошлого века, выполненных известным фотографом из Елисаветграда Эммануилом Рафаиловичем Плетцером, который был дружен с Мартином Шимановским, знакомят с индастриалом (от англ. industrial ­- «промышленный») конца XIX века, видами и типами (людьми) чугунолитейного завода и Гданцевки. Как ни печально осознавать, но мы превратились в иванов, родства не помнящих...

Святослав АЗАРКИН