Цирк. Малайзия. Дорога домой

9Знакомьтесь, Наталья и Артём Фарины. Профессиональные артисты в жанре «Цирк на льду», которые по контракту поехали работать в Малайзию, и застряли в этой азиатской стране на три месяца после объявления карантина.

Находясь в вынужденном заточении и с маленьким ребенком на руках, не пали духом. А наоборот, старались всячески поддерживать друг друга. Сейчас они уже в Кривом Роге, но не перестают надеяться на то, что когда­-нибудь продолжат свои гастроли.
-­ Наташа, как вы оказались в цирке? Насколько я знаю, вы профессиональная танцовщица.
­- В семь лет меня отвели в балетный коллектив при Дворце культуры имени Артема. Он назывался «Подснежник», и руководила им замечательный педагог­-хореограф Таисия Паршина.
Сколько себя помню, все детство я провела на сцене. Так сказать, в лучах славы и прожекторов. Поэтому решила связать с танцами и свою дальнейшую судьбу. Поступила после школы в Национальный педагогический университет имени Драгоманова. Училась на факультете хореографии, который благополучно закончила. Снова вернулась в Кривой Рог.
Как­-то случайно увидела объявление о наборе в танцевальную труппу при нашем цирке. Решила попробовать и стала выступать в кордебалете, на который так любят смотреть в цирке мужчины. В этом плане нам акробатки ­ не конкурентки (смеется).
Это было восемь лет назад. За это время я со своими девчонками объездила всю Украину. В основном были в тех городах, где были стационарные цирки. Помню, как нас хорошо принимали в Луганске и Донецке.
Когда я уехала по контракту в Малайзию, наши гастролировали в Молдове, Грузии, Беларуси и Азербайджане. Этот вояж закончился в Грузии, когда объявили карантин.
У меня часто спрашивают, выросла ли я в профессиональном плане? Скажу сразу ­- да. Ведь танцы на каждое цирковое представление всегда готовишь разные, и одни не похожи на другие. И ты постепенно становишься универсалом. Например, приходит директор и говорит, что нам на следующие представления необходимы такие­-то танцевальные композиции. Наш руководитель-­хореограф уже пытается представить, как это будет выглядеть и на что следует обратить внимание. И начинается. По три­-четыре тренировки в день по часу каждая.
А вот постановочная неделя ­- сущий ад. Работаешь с утра до вечера. Но уже со звукорежиссером и осветителем. И только тогда, когда во всем достигается совершенство, дают отдохнуть. Ведь главное, чтобы в итоге программа смотрелась красиво, и зрители получали эстетическое удовольствие.
Помогают нам в этом и шикарные костюмы. С разноцветными перьями и изящными туфельками. Но мало кто знает, что эти костюмы помнят еще наши бабушки. Все дело в волшебнике­осветителе и спецэффектах. Но если необходимо, то новые костюмы шьются специальным человеком. Сейчас это большая редкость, потому что очень затратно в финансовом плане.
Многие почему-­то считают, что в кордебалете главное забрасывать высоко ногу. Поверьте, это тяжелый труд. И отличная возможность постоянно совершенствоваться.
­- Какие критерии отбора для артистов балета в цирке?
­- Конечно, в первую очередь туда берут профессиональных танцовщиц. Предпоч­тение отдают высоким и стройным девушкам. Представьте, если на арену выйдет такая себе танцовщица с пышными формами. Конечно, кому-­то это может понравиться, но в нашем коллективе таким не место.
Естественно, за собой необходимо следить, ведь ты выступаешь перед многочисленной аудиторией, и надо быть красивой­-красивой. Вес каждой девушки постоянно на контроле. Каждую неделю ­ взвешивание и отметка в журнале. Я не скажу, что много сбрасывали во время выступления, а вот в период подготовки к премьере действительно сходило много потов.
Я никогда себя не ограничивала в еде. Муж, наоборот, всегда настаивал, чтобы я ни в чем себе не отказывала. Даже пирожные подкладывал незаметно в тарелочку. У нас в этом плане немного проще. Это не классический балет, где за лишний грамм штрафуют.
Как я уже говорила, в балетную труппу берут с хорошей танцевальной базой, но иногда и этого не хватает. Например, приходят «народники» и считают, что их сразу будут носить на руках. Учить же латиноамериканским танцам, либо другим у руководителя просто нет времени, ей надо уже готовить номер к следующей премьере. Говорим - ­ иди развивайся, обучайся и тогда приходи. Вот такой он, простой­-сложный кордебалет.
С цирковыми артистами мы особенно не дружили, но и не ругались. Свысока на нас не смотрели, уважали. Ведь мы едим один хлеб.
Что мешало, так это много травм. «Летят» колени, стопы и связки. Восстановление занимает много времени, поэтому можно долго просидеть без работы. Конечно же можно выйти на уколах, как это часто бывает в профессиональном спорте, но как бы себе совсем потом не навредить.
­- Какой он, современный зритель?
-­ Хочу сказать про нашего криворожского зрителя. Он у нас очень хороший. Пока артисты не выйдут на поклон, и пока последний не уйдет за кулисы, ни один не встанет со своего места. И хлопают, не жалея ладошек. Есть такое, что даже приходят семьями по несколько раз на одно и то же представление. Садятся на одни и те же места. Ну как тут незаметно им не кивнуть головой и улыбнуться. И никто за время моей работы на арене не лез обниматься и целоваться. Все чинно и благородно.
А вот в Одессе избалованный или невоспитанный зритель. Часть зала может встать во время представления и выйти. В Европе, например, к цирковым артистам относятся очень трепетно.
-­ Как вы познакомились с мужем?
-­ Артем сам из Днепропетровска, выступал в шоу на льду. Как­-то их труппу пригласили закрыть в нашей программе второе отделение. Мне тогда это казалось чем-­то необычным, ведь я на коньках никогда не стояла, а тут ребята такие финты выделывают на льду, что у каждой голова закружится. Наши взгляды встретились, и я поняла, что пропала.
­- Артем, откуда у вас такая любовь к фигурному катанию?
­- Я на коньках с четырех лет. В этом возрасте мама меня отвела на фигурное катание на «Метеор». Я очень часто болел, и она это сделала по совету врача. Втянулся, выступал в одиночном и парном разрядах. Добился звания кандидата в мастера, выступал даже на Гран­-при. Помню, за призовое место федерация платила аж 85 гривен.
Я учился в спецклассе, нагрузки были колоссальные. Посреди урока мог зайти тренер и забрать нас на тренировку. В этой школе училась когда­-то олимпийская чемпионка Оксана Баюл.
Дальше не пошел, замучили травмы. Но любовь к фигурному катанию все-­таки пересилила. И я устроился в шоу на льду. И параллельно стал ездить по контракту обучать людей фигурному катанию. Так, я работал в Нидерландах, Эстонии и во Вьетнаме.
-­ Наташа, как вас занесло в Малайзию?
­- На Facebook создана специальная группа артистов, которая ищет работу за границей. Есть менеджеры, которые занимаются этим. Артем созвонился с одним из них, узнал условия контракта.
Малайзия ­- страна довольно экзотическая, поэтому мы решили попробовать. Я из цирка к тому времени уже уволилась, а Артема ничего не держало. Условия такие -­ работа шесть дней в неделю. Три дня по одному, два дня по два выступления, плюс один выходной. Зарплата -­ больше 1000 долларов в месяц, к тому же нас везде селили в приличные номера.
Мы ездили по всем городам и поселкам. Стационарных цирков в Малайзии нет, поэтому приезжали в населенный пункт, раскидывали шапито. На пол вместо настоящего льда бросали специальный пластик, который надо было постоянно поливать специальной жидкостью, чтобы хорошо скользить по нем на коньках. Но на льду кататься легче, там особых усилий не надо прилагать, чуть оттолкнулся и едешь, на пластике же все по-­другому, сложнее крутиться.
Вы спросите, где я, а где коньки. Пришлось пожертвовать своими танцевальными навыками и встать на лед. Причем научилась кататься быстро. Уж очень муж­-тренер у меня был требовательный. В нашем ледовом шоу вместе с нами выступали колумбийцы и кубинцы.
­- Любят ли в Малайзии цирк?
­- Малазийцы не избалованы подобными цирковыми представлениями. Поэтому везде нас встречали очень приветливо. Национализированные китайцы покупали дорогие билеты. Индусы ­ чуть дешевле. А вот малазийцы старались не сильно потратиться на представление. В каждой малазийской семье по пять-­шесть детей, поэтому ребятишек на шоу было всегда много. И еще они очень любят фотографироваться с артистами.
-­ Потом начался карантин, и вы стали заложниками ситуации?
-­ Да, мы отработали несколько месяцев, а потом в связи с карантином нам пришлось прекратить выступления. Начали сразу искать варианты с возвращением на родину. В таком же положении оказались и наши отдыхающие соотечественники. Многие начали паниковать, а авиакомпании - ­ постепенно закрывать все рейсы.
Проблема была еще и в том, что Малайзия географически находится очень далеко от Европы, и туда надо было лететь через те страны, которые сразу же перекрыли все воздушные сообщения. Деньги за билет на самолет авиакомпании возвращать отказались. Выбраться было действительно нереально.
Мы тогда не знали, что застрянем здесь на три месяца. Очень переживали и за свою маленькую дочь, для нее это было настоящим испытанием. У нас получилось два раза взять билет, но каждый раз за день до вылета рейс отменяли.
Обращались в наше консульство в Малайзии, но они нас все время игнорировали. Оббивали пороги разных служб с тем, чтобы хотя бы вывезли в соседние страны, ту же Индию, Филиппины или Индонезию. Нам только предложили воспользоваться услугами дорогих авиакомпаний, таких как «Катар Эйрвейз». Но самолет летел только до Минска, билет на него стоил 2300 долларов, а нам надо было купить три билета, несмотря на то что дочери было 3,5 года.
И все-­таки настал тот момент, когда ситуация более-­менее стабилизировалась. Мы воспользовались катарской авиакомпанией. И билеты уже стоили намного меньше, хотя и место назначения осталось прежним ­- Беларусь. Оттуда уже улетели в Украину.
­- Если все-­таки ситуация с коронавирусом стабилизируется, отправитесь ли снова в вояж по Азии?
­- Малайзия ­ красивая страна, там горы бархатные и девственная природа. В лесах полным-­полно диких зверей. Сами малазийцы не злые, всегда улыбаются и здороваются с тобой. Любят очень извиняться.
Кухня ­- вообще отдельный разговор. Надо либо там родиться, либо сильно любить экстрим. Бывает, что водоросли жарят с кунжутом, блюда почти все острые, часто едят рис. А уж к нему добавляют всевозможные соусы из растений. Любят сочетать в приготовлении сладкое с соленым или кислым. Но мы держались мужественно, и Украину не посрамили.
В Малайзию вернулись бы, конечно. У нас там остались друзья и приятные воспоминания. Я уверена, что все наладится, и мы продолжим дарить людям свое искусство. Форму стараюсь не терять. И поддерживаю ее даже во время вынужденного простоя. Работаю фитнес-­тренером в детском клубе. А муж пока отдыхает. Он заслужил.
ОТ РЕДАКЦИИ
На прошлой неделе Криворожскому государственному цирку исполнилось 50 лет. 17 июля 1970 года первую программу открывали народные артисты СССР Владимир Дуров с аттракционом «Дрессированные слоны», Валентин Филатов с аттракционом «Медвежий цирк», Герой Социалистического Труда Михаил Румянцев, более известный как клоун Карандаш. Поздравляем наших цирковых артистов с Днем рождения криворожского цирка!

Игорь КОНОНЕНКО