Забытый криворожский хрусталь

8-3В нынешнее время, вероятно, не все криворожане знают, что в конце 80-­х «Криворожсталь» выпускала не только агломерат, кокс, чугун, сталь, мелкосортный прокат многоцелевого назначения, гранулированный шлак, но и товары народного потребления, в том числе и изделия из хрусталя. Криворожский хрусталь был высокого качества, пользовался спросом в Союзе и экспортировался за рубеж.

Прозрачные хрустальные рюмки, вазы, бокалы, корзинки­конфетницы, изогнутые рога, вазы из красного «рубинового» хрусталя местного производства и сейчас занимают почётные места на полках наших сервантов. Выпускали эту хрупкую продукцию в цехе сортового стекла «Криворожстали», где из смеси песка, окиси свинца, кальцинированной соды, борной кислоты, селитры, цинковых белил и других компонентов выплавляли, выдували, отжигали, гравировали и полировали хрустальную посуду.
8-1Ветеран труда Тамара Панченко работала в цехе сортового стекла бригадиром шихтовщиков с 1986 года более 15 лет. Её бригада была первым звеном в производстве и выполняла самую ответственную работу ­ подготавливала сырьё.
-­ Работали на привозном сырье, песок, серый такой, везли тоннами. Качество хрусталя зависело от соблюдения точности «рецепта» шихты, все пропорции составляющих ингредиентов взвешивали до грамма и проверяли очень тщательно. Затем сырьё в контейнерах направляли в печь. Каждый отвечал за свой участок работы, ­ рассказывает Тамара Владимировна. ­ Расплавленное стекло быстро остывает, поэтому все действовали быстро и слаженно.
Шихта плавится в печи при температуре полторы тысячи градусов, в цехе было их три. В одной из печей плавили «модный» рубиновый хрусталь, в который для яркого цвета добавляли кадмий. Изготовление хрусталя ­ кропотливый, трудоёмкий и непрерывный процесс, в котором были задействованы десятки людей.
Тамара Владимировна буквально в двух словах рассказала о производственном процессе. В цехе работали высокопрофессиональные мастера ­ стеклодувы, которые выдували будущее изделие и с помощью наборщиков закаляли его. После того как стекло остывало, посуду отправляли на конт­роль качества, где проверяли отсутствие пузырьков внутри хрусталя и правильность формы. Если изделие не проходило контроль, его пускали на переплавку. Затем посуда отправлялась к художникам, они наносили эскизы рисунков, мастера­-гравировщики выполняли рисунки на гранях хрусталя, потом за дело брались шлифовщики. На первом этапе избавлялись от лишних частей, заусениц, аккуратно шлифуя края, потом шлифовали с помощью специальных абразивных паст, отчего посуда из хрусталя начинала искриться сказочными переливами.
-­ Всё это было похоже на магию, мне моя работа очень нравилась. Коллектив был замечательный, работа кипела в четыре смены. Криворожская посуда не только экспонировалась на различных выставках, её можно было и в магазинах города купить. Тогда хрусталь был в цене, считался хорошим подарком на юбилеи, свадьбы. А дома хрустальную посуду ставили на стол только в особо торжественных случаях, - ­ рассказывает ветеран труда. ­ -Это сейчас изделия из хрусталя спросом не пользуются ­ иногда на «блошином» рынке продают вазочки, фужеры, рюмки по бросовой цене, а люди мимо проходят.
Забытым остался не только криворожский хрусталь, но и люди, создававшие его. Производство хрусталя ­ процесс вредный для человеческого организма, ведь работать приходилось с окисью свинца и другими не менее опасными веществами. Тем не менее, размер пенсии Тамары Владимировны, как и её напарниц, уходивших на заслуженный отдых вместе с ней, едва дотягивает до двух тысяч гривен.
- ­ Мы когда в 2001 году уходили на пенсию по Списку №2, зарплаты у нас были небольшими, коэффициенты низкими, вот и назначили нам копейки. Обидели нас, но уже ничего не исправишь. Очень жаль, что производство хрусталя на «Криворожстали» уничтожили. Ведь цех можно было перепрофилировать, выпускать другую продукцию, которая пользовалась бы спросом. У нас был замечательный начальник Иван Андреевич Мороз, как-­то так получилось, что после его смерти цех стал приходить в упадок, пока совсем в начале двухтысячных не закрылся. Коллектив распался, кто на пенсию ушел, кто поменял место работы,- ­ говорит Тамара Панченко. -­ На территории теперь уже «Арселора» стоят пустые производственные помещения бывшего цеха сортового стекла. А криворожане уже и не помнят, какую красоту делали в нашем городе хрустальных дел мастера.

Кристина МАРГИНА