Фуршет

Людмила Тимиргалеева: «О журналистике мечтала с детства»

10Накануне профессионального праздника «Пульс» встретился с председателем Криворожской региональной организации НСЖУ Людмилой Тимиргалеевой. Заслуженный журналист Украины поделилась воспоминаниями о легендарных людях, с которыми свела её судьба, рассказала о своих книгах и о некоторых секретах журналистcкой «кухни».

-­ Людмила Николаевна, вот уже четверть века Вы возглавляете криворожскую журналистскую организацию, которая считается одной из лучших в Украине. Насколько сложно держать такую высокую марку?
10-1-­ Ранее, когда организацию курировал горком  партии, работать было проще. Тогда в партийных верхах все решалось за нас. Сейчас приходится работать на общест­венных началах и исключительно на личных контактах. Успех во многом зависит, от того, найдешь ли к человеку подход. Никаких привилегий и, уж тем более, рычагов власти у меня нет. Поэтому не могу ни наказать, ни требовать.
-­ Но поощрить-­то лучших можете?
-­ Я никогда не скупилась на доброе слово. В нашей организации всегда помним о юбилярах, находим средства, чтобы их как­-то поощрить. К нашему профессиональному празднику, Дню журналиста Украины, многих представляем к наградам. Вот взять хотя бы один из последних примеров. Наш коллега, известный журналист Святослав Азаркин, с подачи нашего союза удостоен президентской стипендии. Он сам не верил в награду, ведь претендентов было немало. Поэтому я рада, что ее вручили заслуженно. Как член правления областной журналистской организации, стараюсь помочь и в районах. В Апостоловской многотиражке почти полвека трудилась Александ­ра Кравченко, которая тоже удостоена этой стипендии. И я просто счаслива, что она станет неплохим подспорьем к ее небольшой пенсии. Еще хочу, чтобы нескольким членам нашей организации присвоили звание «Заслуженный журналист Украины».
- Численность вашей организации велика?
­- Она объединяет в своих рядах более 120 человек. Многие журналисты награждены Почетным знаком НСЖУ, «Золотой медалью украинской журналистики», я уже не говорю о многочисленных почетных грамотах и благодарностях. Вместе с тем, не могу умолчать и о некоторых негативных моментах. Случается, что приходят к нам из­-за корыстных побуждений. Не буду скрывать, нескольких членов исключили из нашей организации за нарушение устава и журналисткой этики.
­- Каково Ваше убеждение -­ журналистами становятся или это призвание?
-­ В этой профессии если чему-то и учатся, то это только плюс к тому, что ты уже умеешь. Правильно, грамотно писать ­- это еще не журналистика, если в написанном нет души, красочности в раскрытии той или иной темы. Для этого должно быть некое внут­реннее чутье, а этим наделен не каждый. Я в своей жизни ни о чем другом, кроме журналистики, не мечтала.
- И когда Вы это поняли?
­- Из своего детства я очень хорошо запомнила, как в четвертом классе учительница повесила на доске картину с нехит­рым сельским пейзажем и попросила написать сочинение. Не могу объяснить, почему, но я его писала в стихах. Уже и не припомню, какие именно строки тогда родились в моей детской головке, но то было мое первое творческое испытание, которое, судя по учительским откликам, выдержала с честью. Я тогда жила в Широковском районе и обожала нашу местную многотиражку «Прапор Леніна», перечитывала ее от корки до корки, знала по фамилии каждого журналиста.
Я тепло вспоминаю время работы в газете «Радянський будівельник» треста «Криворож­аглострой», где начинала литработником. Кстати, это было единственное место, куда сама попросилась на работу. То были шестнадцать с половиной моих прекрасных трудовых лет. Я писала о каменщиках, бетонщиках, монтажниках ­ настоящих энтузиастах строительного дела. Всех героев своих публикаций ­ рабочих, мастеров, главных специалистов строек и управления комбината, помню до сих пор. Эти люди строили Южный, Новокриворожский, Ингулецкий ГОКи, создавали их инфраструктуру.
Листая старые, пожелтевшие страницы «Радянського гірника», с удовольствием вспоминаю время, когда за хорошим живым репортажем приходилось опускаться в шахту, готовить интервью с лучшими горняками и передовиками производства. И наша творческая работа не оставалась незамеченной. Газету любили в коллективах шахт и цехов.
­- После «Радянського гірника» Вам предложили возглавить «Шахтар Кривбасу»?
-­ К концу восьмидесятых годов прошлого столетия многие рудоуправления упразднялись, а шахты переходили в подчинение ПО «Кривбассруда». Нас тогда было 19 журналистов из пяти многотиражек, которые объединились в единую газету. Но редактором «Шахтаря» должен был стать кто-­то один из нас. Тайное голосование в стенах горкома партии расставило все точки над «і» ­ - возглавить новое издание выбрали меня. Не скажу, что работать было легко. В то время укреп­лял свои позиции Независимый проф­союз. На конференции трудового коллектива меня избрали в стачечный комитет. Однажды на многочисленном митинге возле Дворца культуры им. Фрунзе произошел неприятный инцидент. Выступая перед собравшимися, председатель забастовочного комитета Чурюканов потребовал моего увольнения по причине того, что я вместе с другими своими соратниками не поддержала продолжение забастовок. Мы же посчитали, что на тот момент и так многого добились своими требованиями при поддержке народных депутатов из Кривого Рога первого созыва ВР, Кабмина, городских властей. Продолжать бастовать смысла не имело. Настало время остановиться. К тому же, забастовки наносили большой урон экономике. И хотя днем раньше я приняла решение перейти в пресс-­службу горисполкома, все равно очень болезненно перенесла тот случай. В тот день после митинга я отправилась к тогдашнему председателю горисполкома Юрию Любоненко и с порога спросила: «Вам нужен опальный редактор?». Я была готова к тому, что мне откажут в должности. Но Юрий Викторович с присущей ему сдержанностью попросил меня побыстрее приступать к новым обязанностям.
Но, как говорится, нет худа без добра. Спус­тя много лет как­то в моем кабинете уже главного редактора городского радиовещания раздался телефонный звонок. Новый председатель Независимого профсоюза горняков Юрий Шевченко пригласил на 10-­летие забастовочного движения. Хоть моя обида и улеглась, но отнеслась к этой затее с опаской. Как оказалось, переживала зря. Встреча получилась действительно теплой.
-­ Людмила Николаевна, с какими интересными людьми Вам довелось встречаться?
-­ В этом плане я действительно очень счастливый человек. Судьба меня свела с управляющим трестом «Криворожаглострой», строителем от Бога Алексеем Подлепой, его любили в коллективе и уважали в городе, Сергеем Капустиным, который практически из руин восстанавливал Нагорный Карабах, Владимиром Касецким, разметившим в 1962 году первый котлован в ингулецкой степи под строительство будущего горно­обогатительного комбината. Со многими аглостроевцами: Екатериной Лантух, Андреем Катричем, Виктором Игнатенко, Николаем Старчеусом, Владимиром Литвиным, меня связывает многолетняя дружба.
­- Вы являетесь автором книг, расскажите о них.
-­ В моем творческом арсенале их две - ­ «Події, звершення, долі» о строителях Кривбасса и «Этой памяти у нас не отнять» ­-  об истории создания и развития Дзержинского района и его людях. Изложенные в них истории тесно переплетены с моей жизнью. Кстати, название последней книги приняли не все, некоторые скептически отнеслись к нему. Но я настояла, ведь память ­- самое ценное, что может быть.
-­ Людмила Николаевна, известно, что в Вашем творческом портфеле немало стихов, не думали их издать отдельной книгой?
-­ Наверное, всему свое время, когда-­то приду и к этому. Я никогда не считала себя поэтессой, хотя пишу давно. Некоторые мои «поэтические рассказики», как я их называю, написаны мною в разное время, никогда их особо не афишировала. Но как-­то одно свое стихотворение показала Ирине Шевченко, автору гимна Кривого Рога и попросила попробовать положить его на музыку. Когда же композитор наиграла мелодию, стихи неожиданно для меня приобрели совершенно иное звучание. Я благодарна друзьям-­музыкантам за понимание моего творчества, смысла, выс­казанного мною.
-­ О чем мечтаете сегодня?
-­ Я хочу дождаться того времени, когда смогу поехать в Донбасс. Побывать на моей малой родине, где моя мама познакомилась с будущим отцом Николаем Калмыковым ­ греком по национальности. Здесь родился мой брат Вячеслав Калмыков. Он связал свою судьбу с воинской службой. В отставку ушел в звании генерал-­майора.
Мне очень надо побывать на могиле папы, офицера Советской армии, как много мне хочется ему рассказать. Донбасс ­ это наша общая боль. Но я верю, что скоро все изменится. А пока, в это непростое время, нам нужно быть вместе и ценить все хорошее, что было и еще обязательно будет!

Александр ШИДО