Фуршет

ТРИ ЕГЕРЯ ВМЕСТО ШЕСТНАДЦАТИ

11В воскресенье в Украине стартовало открытие охотничьего сезона. Корреспондент "Пульса" встретился с егерем  Криворожской межрайонной оррганизации  Укроаинского общества охотников и рыболовов Андреем Абиным.


­- Андрей Михайлович, что входит в ваши обязанности?
-­ Егерем я работаю сравнительно недавно. За мной закреплен обход №6. Эта территория простирается от северной до южной части города, включая село Новоивановка, микрорайон Заречный до границы с Криворожской сельской больницей. Как правило, я разбиваю свой обход на несколько маленьких участков и обхожу их по очереди.
Законодательством предусмотрено не меньше одного егеря на 10 тыс. га лесных угодий и до 15 тыс. га полевых. Учитывая большую протяженность наших территории, егерей должно быть не менее 16, но на самом деле нас работает всего трое.
-­ Что входит в круг ваших обязанностей?
­- На этот вопрос лучше всего ответит дневник егеря, где подробно расписан календарный план охот и хозяйственных работ. Если коротко, мы ведем борьбу с браконьерством, следим за соблюдением правил и норм охоты, в том числе и за ее организацией, а также проводим биотехнические работы. В частности, заготавливаем корма и устанавливаем кормушки для подкормки животных, ведем борьбу с хищниками и вредителями.
Как видите, перечень работ достаточно обширный. К нему еще можно добавить охрану охотничьих угодий, обслуживание прибывших охотников, сбор сведений о добытых ими зверях, а также учет всех обитателей дикой природы, включая перелетных птиц.
-­ Самая опасная из всего перечисленного вами, наверное, это борьба с браконьерами. Такие случаи часто встречаются в нашем регионе?
-­ Закон Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте» является базовым для каждого, кто связан с промыслом. Нарушая его пункты, человек автоматически становится браконьером. Поэтому в соблюдении норм и правил охоты ни для кого нет исключений, они для всех едины. Тем не менее, факты нарушений встречаются достаточно часто. К сожалению, случается, что и сами охотники не всегда знают свои обязанности. Поэтому повседневная работа егеря предусматривает профилактические мероприятия, которые включают проведение бесед и разъяснений.
В летний период, кроме охраны охот­угодий, егеря занимаются заготовкой кормушек на зиму для фазанов. Их, как и солонцы для зайцев и копытных (когда на пеньках делаются специальные прорези с закладкой каменной соли), нужно устанавливать уже сейчас.
­- Какие у вас есть полномочия?
­- Егерь имеет право на проверку документов на проведение охоты (охотничьих билетов), лицензий или отстрелочных карточек на тот или иной вид дичи, разрешений на применение огнестрельного оружия. Кроме этого, за нами остается право на проведение фото­ и видео­фиксаций.
­- А изымать огнестрельное оружие у охотников, у которых при себе нет на него документов, вам можно?
­- Такое оружие можно изъять, и в законе об этом четко сказано. Кроме того, егерь имеет право изъять незаконно добытую дичь и составить акт.
В наших полномочиях ­ пресекать любые нарушения вплоть до прекращения незаконной охоты ­ останавливать транспорт и плавсредства, на которых она проводится, составить протокол и передать нарушителей правоохранителям.
К счастью, злостных браконьеров у нас мало. Буквально на днях удалось пресечь действия двух молодых парней, которые из пневматической винтовки стреляли по уткам, что уже является нарушением.
Большинство мелких нарушений заканчивается профилактическими мерами, которые мы и проводим. А вот воп­росы наложения штрафных санкций, лишения права на охоту решаются судами.
-­ А с какой целью егерями проводится учет диких животных?
-­ В карточку добытой дичи, которую мы между собой называем «полосаткой», вписывается число, место проведения охоты и количество добытой животной дичи. Кроме этого, в конце сезона проводится таксация, то есть, учет диких животных и птиц, для чего в угодьях их искусственно спугивают, также пересчитывается количество зайцев, куропаток, фазанов и так далее. Затем на основе этих данных по каждому из животных устанавливаются лимиты на следующий охотничий сезон. Другими словами, сколько можно добыть, не нанеся природе ущерба.
Стоит сказать еще об одной проблеме. Не секрет, много птиц гибнет в период бесконтрольности сельскохозяйственных работ, из­за чего многие виды просто исчезли из нашего региона. Например, та же дрофа. Для нее теперь у нас нет естественных условий для обитания.
Использование дешевых химических удобрений привело и к массовому падежу численности некоторых других видов птиц и хищников, а после посевной кампании ­ и куропатки. Для того чтобы у нас было достаточно зверья, нужны комп­лексные меры.
­- Как вы считаете, возможно ли на Днепропетровщине развитие охотничьего туризма?
-­ Международный охотничий и рыболовный туризм достаточно активно процветает в Европе. Причем он не всегда связан исключительно с проведением охоты. Например, те же сафари ­ это скорее, фотоохота. Туда едут в основном увидеть и заснять обитателей дикой природы.
Теоретически такой вид туризма возможен и у нас, но для этого необходимо еще много сделать. Прежде всего на законодательном уровне урегулировать его правовыми документами.
­- Что имеется в виду?
­- Скажем, охотничьи документы граждан других стран у нас действительны, но не без того, что могут возникнуть определенные сложности. Например, с прово­зом оружия или возможностью взять его напрокат, поскольку нет закона, которым бы можно руководствоваться. Вместо этого у нас существуют лишь нормы и циркуляры, которые можно трактовать по­разному.
С другой стороны, у охотников старой формации осталась привычка жить в своем индивидуальном мирке и ничего никому не показывать и не рассказывать. А это большой бич, который бьет по охотничьим хозяйствам Украины вообще. Это порождает информационный вакуум, служащий неплохой почвой для противников охоты, которые формируют негативное мнение о ней.
Тем не менее, я в этом отношении большой оптимист и считаю, что выйти на достаточный уровень в охотничьем туризме реально и в нашем регионе. Но многое здесь зависит от позиций местных властей: будут ли они заинтересованы оказывать поддержку охотничьим хозяйствам или же пойдут на поводу у псевдозащитников животных.
­- Кого вы имеете в виду, когда говорите «псевдозащитники»? Противников охоты вообще?
-­ Не совсем так. Псевдозащитниками я называю тех, кто кроме митингов ничем больше не занимается. Максимум, на что направлено их внимание, ­ это бездомные собаки и кошки. А вот поучаствовать в подкормке снежной зимой тех же куропаток, фазанов или зайцев за чертой города многие из них не желают.
­- Как вы считаете, можно ли к охоте относиться как к традиции, которая должна передаваться из поколения в поколение?
­- Безусловно, и как национальную традицию охоту необходимо развивать, как это делается, например, в Польше или Германии. Охота для европейцев ­ традиционное занятие, связанное с проведением крупных фестивалей. А посвящение в охотники ­ там вообще целый ритуал. В силу определенных исторических причин у нас эти ценности, к сожалению, были утрачены.
­- Андрей Михайлович, а сколько длится рабочий день егеря, какая у вас зарплата, есть ли какие­то привилегии от государства?
­- У нас ненормированная рабочая неделя, бывают и ночные рейды, когда есть информация о браконьерских охотах.
Зарплата же достаточно скромная ­ четыре с небольшим тысячи. Так что это работа, я бы сказал, для очень больших энтузиастов. Хотя и усилий требуется немало.
Наши привилегии прописаны законодательством. Одна из существенных ­ компенсация за материальный и физический ущерб, нанесенный при противоборстве с нарушителями.

Александр ШИДО