Не всё так однозначно

4-2Два года назад, 7 июля, после полуночи Саша, «запряженный» в тележку, тащил ее с Ингульца на Заречный. Почти в самом конце пути, на 173-­м квартале, его заметила компания молодых людей, которые пили пиво на остановке. Один из них, перейдя дорогу, направился в Саше. В руке он держал бутылку пива.

Как рассказывает Михалевич, парень что­-то ему говорил, но он не слышал, так как на тот момент в ушах у него были наушники. С недавних пор он перевозит грузы только в них, потому что ему нередко встречаются водители, которые, обгоняя Сашину тележку, любят выкрикивать в его сторону разные гадости.
Так вот. Парень подошел к Саше, тот вынул из ушей наушники. 22­-летний криворожанин стал оскорблять «рикшу», а затем, по словам Михалевича, ударил его три раза. В целях самозащиты тот вынул нож, который возит, чтобы использовать в своей работе (обрезать веревку, когда крепит груз и т. д.) и порезал им своего обидчика.
Суд длился два года, все это время подозреваемый находился под подпиской о невыезде и тас­кал свою тележку, зарабатывая на жизнь. Судебно-­медицинская экспертиза в 2018 году вынесла вердикт ­ он является вменяемым и осознавал, что делает. А раз так ­ подсуден.
21 июля 2020 года судья Жовт­невого суда А. Пустовит дал ему пять лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии.
Приговор, мягко говоря, удивил. Ведь налицо ­ самозащита. Человек пытался защититься от хулигана, который почему­-то решил, что несмотря на свой практически «детский» возраст, имеет право оскорблять и унижать Михалевича, зарабатывающего на жизнь тяжким трудом.
Но судили Александра не по статье о самообороне, а за умышленное нанесение тяжких телес­ных повреждений ­ 121-­й. А это большая разница. Поэтому об условном сроке не могло быть и речи.
Когда Саше дали пять лет, очень многие криворожане восприняли приговор как несправедливый. Оно и понятно. Потому что несправедливости в нашей судебной системе много.
За примерами далеко ходить не нужно. Три года назад глава одесского «Правого сектора» Стерненко в Одессе зарезал собственным ножом украинского военнослужащего, отца троих маленьких детей. Якобы тот напал на него, а Стерненко защищался. Тот факт, что «защищающийся», согласно материалам следствия, 100 метров бежал за безоружным раненым, чтобы добить его, во внимание не принимается. Убийца на свободе, вхож в самые высокие кабинеты, здоровался за руку с экс­-генпрокурором, посещает мероприятия, на которых присутствуют судьи, главы СБУ и полиции, нардепы и т. д., а когда ему нужно явиться в суд, за ним тянется целый шлейф активистов и телекамер. Разве такого осудишь?
Саша-­«рикша», по его словам, тоже защищался, но получил по полной. Потому что он обычный человек, а не избранный. Именно это, скорее всего, и вызвало сильнейшее негодование у жителей города, которые вышли на его защиту, бросив клич в соцсетях собраться в прошлую субботу возле горисполкома. И это правильно.
Но давайте посмотрим на это с другой стороны. Согласно материалам уголовного дела, Александр нанес оскорблявшему его молодому человеку девять(!) ножевых ранений в грудь и левое предплечье, что как-­то не очень тянет на самооборону. После чего, оставив лежать окровавленного обидчика на дороге, поехал дальше.
Друзья парня вызвали «скорую» и полицию. Далеко Михалевич не уехал ­ в районе автотехникума ему перекрыли путь три машины, водители которых сказали, чтобы он возвращался на место трагедии, что тот и сделал. Оттуда его и забрали в райотдел.
Пострадавшего в тяжелом состоянии отвезли в «тысячку». Травмы, которые он получил, также описаны в материалах дела (приводим их описание языком оригинала): «Відповідно висновку експерта №1293 від 21.08.2018 року, у потерпілого малися:
­- одне проникаюче колото­різане поранення грудної клітини ліворуч з пошкодженням 3 сегмента лівої легені; гемопневмоторакс ліворуч, які відповідно до висновку експерта за своїм характером відносяться до тяжких тілесних ушкоджень за ознакою небезпеки для життя;
-­ п'ять непроникаючих колото­різаних поранень грудної клітини..., три різані рани по зовнішній поверхні лівого плеча».
Потерпевший перенес операцию, долго лечился. Сам он, позже описывая тот день, рассказал, что шел из гаража, увидел знакомых, решил вместе с ними выпить пива, потом заметил Сашу, захотел «поприкалываться» над ним, что и сделал словесно, но не бил его. Результат «прикола» известен.
Наверняка больше над больными, немощными, слабыми и подобными им этот молодой человек издеваться не будет. И коль его не научила мама, что так делать нельзя, то Сашин урок уж точно не должен пройти для него даром. Ведь из­-за отсутствия мозгов, он чуть не лишился легкого.
Согласно материалам дела, судебно­-медицинская экспертиза, проведенная сразу же после случившегося, не выявила у Михалевича каких-­либо телесных повреждений, а это значит, что обидчик его не бил. То есть угрозы жизни Александра не было. Это одна из причин почему «рикшу» судили не как за самооборону, а как за нанесение тяжких телесных. Тут скорее вопрос не к судье, который выносил приговор, руководствуясь законом, а к защите обвиняемого. Ведь именно адвокат должен был доказать, что Михалевич защищал свою жизнь.
Сложно понять, почему именно это дело вызвало такой резонанс. Почему, например, никто не выходит, требуя, чтобы, наконец, осудили приемных родителей 6­-летней сироты Амины Менго, которые уже пять лет гуляют на свободе. Девочку, напомним, убили и сожгли. Почему никто не возмущен, что до сих пор не вынесен приговор криворожскому маньяку, три месяца державшего город в страхе. Два трупа, четыре изнасилования ­ этого мало?
Хотя... Может быть, дело Саши­-«рикши» и есть та самая последняя капля, которая переполнила народное терпение. Ведь судебная система у нас давно прогнила, а так называемая судебная реформа была сделана не для людей, а в угоду МВФ -­ чтобы сократить расходы. И мы дожили до того, что теперь в том же Жовтневом суде на каждого судью «навесили», по официальным данным, по 600 и более дел, и люди теперь годами ожидают торжества справедливости, то бишь судебного решения.
Впереди у Михалевича апелляционный суд. Оставит ли он приговор суда первой инстанции без изменения или же возвратит дело на дорасследование?
Но и оставить безнаказанным Александра тоже нельзя, однако условного срока ему было бы достаточно. Он должен понимать, что за свои действия должен отвечать. Ведь на улицах города не стало меньше автолюбителей, которые, проезжая мимо «рикши», оскорбляют его. Любой из них может остановиться, показать «фак», а то и стукнуть его. И что тогда?

Ангелина МОЛЧАЛИВАЯ