Криворожанин получил ответ от замминистра

 
5-2 Наш постоянный читатель 67-­летний Алексей Дроб всю жизнь проработал в сфере энергетики. Он крайне возмущён ростом тарифов на электроэнергию. Стоять на «тарифном майдане» у него нет здоровья (мужчина -­ инвалид), но он не сдаётся: обратился со своими претензиями прямо в Министерство энергетики Украины. И ему ответили.

 -­ Себестоимость украинской электроэнергии ­ около 50 копеек за киловатт, я в этом уверен, ­- говорит Алексей Зиновьевич. -­ В Украине девять подстанций гидроэлектростанций, не считая АЭС и тепловых электростанций. К примеру, суммарная мощность 18 гид­роагрегатов Днепровской ГЭС составляет 1538,2 мВт. Неужели мы не можем обеспечить дешёвой электроэнергией население? У нас что, турбины стали золотыми или вода потекла в обратную сторону? Зачем закупать заграничный уголь для тепловых электростанций и взвинчивать цены?
 Все эти вопросы житель Кривого Рога изложил в телефонном обращении в Министерство энергетики. В итоге ему пришло письмо, подписанное первым заместителем министра Ольгой Буславец.
 Как отмечается в письме, согласно Постановлению Кабмина №483 «Об утверждении Положения о возложении специальных обязанностей на участников рынка электрической энергии для обеспечения общественных интересов в процессе функционирования рынка электрической энергии», ранее действующие тарифы зафиксированы только до 31 декабря 2020 года.
 - Дальше, получается, пора повышать? ­- размышляет над ответом Алексей Зиновьевич. -­ Здесь же, в конце письма, будто в утешение мне замминистра пишет, что цена на электроэнергию не менялась с 2017 года. Достижение, мол, большое, похвастаться надо. А ничего, что за всю мою жизнь, до 90­-х годов, тарифы на электроэнергию вообще ни разу не менялись? Теперь же каждые три года нужно повышать, видимо, из большой любви к Украине и к нам, украинцам? Сейчас многие жители частного сектора из­-за подорожания газа с газового отопления перешли на дрова, а из­-за подорожания электроэнергии перейдем на керосиновые лампы?
 Не стоит и говорить, что ответ киевской чиновницы только разозлил криворожанина, а не успокоил. Алексей Дроб строил подстанции на Севере, был электриком и бригадиром на базах снабжения, отвечал за электричество в троллейбусных депо. И он уверен: электричество не стало «золотым». Прос­то совести у правительства становится все меньше и меньше.
                                                                                                                Анжелика ВЕЛЬСКАЯ