Фуршет

Александр Вилкул: «Я не боюсь говорить правду, поэтому «подання» ГПУ - очередная попытка власти надавить на меня и ограничить мою политическую активность»

Portrait-V05298
     Оппозиционер подчерк­нул, что ГПУ и не ставит задачу доказать его виновность     в  суде. Власти нужно получить право проводить обыски у его родных и друзей, и   таким образом, оказывать на него давление.

   Сопредседатель фракции «Оппозиционный блок» в парламенте Александр Вилкул прокомментировал внесение генпрокуратурой в Верховную Раду представления о снятии с него депутатской неприкосновенности. На своей странице в Facebook он написал: «По поводу так называемого «подання» ГПУ.
  Прежде всего, я точно не считаю себя виновным. Все, кому было чего опасаться, четыре года назад покинули Украину и живут кто в России, кто в Европе, кто в других местах.
  Все эти четыре года власть под микроскопом изучала мою деятельность, проверяла каждую мою подпись и вот, внезапно, обнаружила что­то там за 2011 год. Поэтому я уверен, что это очередная попытка власти надавить на меня и ограничить мою политическую активность.
   Я провожу сотни встреч в регионах Украины, не боюсь говорить правду в эфирах о так называемой деятельности нынешней власти, не боюсь называть конкретные имена и разоблачать их преступления.
  Мои встречи пытаются срывать радикалы, покрываемые сегодняшней властью. Поступают звонки о «минировании» помещений, где я встречаюсь с людьми. Местные власти, по указанию из центра, собирают специальные совещания о том, как не допустить или сорвать мои мероприятия. Чаще всего - безуспешно.
  Ни меня, ни моих сторонников это не останавливает -­ все больше людей приходят на встречи со мной и готовы даже стоять на улице, при любых погодных условиях, чтобы услышать правду. Чтобы даже таким образом выразить свое категорическое несогласие с политикой нынешней власти. Украинцы выходят из оцепенения, хотят вернуть себе достоинство и нормальную жизнь.
   Поэтому данное «подання» я рассматриваю как очередное действие власти, направленное на ограничение моей политической активности. Еще раз -­ за четыре года ГПУ нашла только какую-­то подпись за 2011 год. Вы вообще вдумайтесь в это! То есть в стране коррупция уже побеждена? Во власти уже работают одни святые?
  Вы доверяете ГПУ? Видите реальные дела по коррупционерам из власти? В стране не расхищаются миллиарды гривен на так называемых ремонтах дорог? На государственных закупках не сидят фирмы-­прокладки чиновников действующей власти? В «Нафтогазе» «молодые дарования» не выписывают себе многомиллионные премии за счет повышения тарифов для населения? Сколько было громких журналистских расследований о коррупции сегодняшних чиновников -­ сотни! А сколько возбуждено реальных уголовных дел по этим фактам? -­ Ноль! Поэтому у нас уже никто не доверяет правоохранительным органам и ГПУ в частности. Уже всем очевидно, что ГПУ стало не органом правосудия, а инструментом расправы над политическими оппонентами власти.
   Я спокойно отношусь к снятию с меня депутатской неприкосновенности ­- я последовательный сторонник ее отмены как таковой. Для меня также очевидно, что если это дело вообще дойдет до суда, то оно рассыпется и будет доказана моя невиновность. Но ГПУ и не ставит задачу доказать мою виновность в суде. Им нужно другое.
   Нужно получить право проводить обыски у моих родных и друзей. Вызывать их на многочасовые бессмысленные допросы. И таким образом давить на меня, пытаться меня дестабилизировать. И, скажу честно, я буду переживать за них. Ведь будут целенаправленно бить по самым близким для меня людям.
  Но сломать им меня не удастся. Я знаю, что невиновен. Знаю, что мы обязательно победим ­- этой власти осталось уже очень недолго. Победа будет за нами!
  P.S. Как я вижу, руководство ГПУ перенимает худшие методы своих предшественников. Я знаю, что «подання» готовили давно, но представление в Верховную Раду постоянно откладывали. Теперь понимаю почему -­ готовили подарок к моему дню рождения. Ну что же, можно сказать, что подарок удался. Это хорошая традиция ГПУ. Не правда ли, Юрий Витальевич?.