Сирота из Никополя ушла от своей криворожской спасительницы

6-3Осенью прошлого года вся Украина узнала о 17­летней сироте Даше из Никополя, которую при­ютила криворожанка, пенсионерка с инвалидностью Галина Токарь. Мы поинтересовались у Галины, как сложилась судьба её подопечной, но она не сразу согласилась ответить на этот вопрос. Тяжело вздохнула, в глазах ­ боль. Что же произошло с Дашей, которую она приняла как дочь?

Напомним историю, о которой пойдёт речь. Несовершеннолетняя Дарья из Никополя (на фото) находилась в больнице с ножевыми ранениями живота и груди. По словам девушки, её изрезал пьяный сожитель. У Даши двое детей от разных мужчин, первого ребенка родила в четырнадцать лет, второго ­ в шестнадцать. Она круг­лая сирота, росла с неродным дедом­опекуном, воспитывать и контролировать девочку было некому...
Никопольские соцслужбы лишили Дарью статуса ребенка­сироты, как только она сама стала мамой. Ее дочку взяла к себе семья первого сожителя (отца ребенка), а сына, без ведома Даши, свекровь (его бабушка, мать второго сожителя) отдала соцслужбам. Он был в криворожском Доме ребенка.
После выписки из больницы девушке некуда было идти ­ её опекун ушел в дом-­интернат для престарелых, дом полуразрушен.
Сердобольная криворожанка Галина, у которой недавно сын умер от рака, приняла Дашу в свой дом, помогла ей вернуть младшего сыночка, восстановить документы. Галина Валентиновна буквально заменила девушке мать...
Благодаря огласке, статус ребёнка-­сироты Даше вернули. Горожане пытались помочь чем могли ­ приносили вещи, продукты, оплачивали услуги стоматологов, ведь девушке с детства не лечили зубы. Кроме того, Дарье вовремя не сделали операцию по косоглазию, она всю жизнь стыдилась своей особенности. А тут ещё и медики напугали ­ если срочно не обратиться к хирургам, сильно пострадает зрение...Часть средств на операцию выделил благотворительный фонд «Детям Никополя», ещё часть ­ пенсионерка Галина взяла в кредит. Косоглазие исправили. Сколько было радости!
Названная мать устроила никопольчанку на курсы парикмахеров, надеялась, что в следующем году она пойдёт учиться в училище.
- ­ Это были такие уютные семейные вечера, -­ с грустью вспоминает Галина. -­ Мы с Дашей няньчили её маленького сынишку, который постепенно из слабенького малыша превращался в крепкого карапуза, пили чай, говорили о жизни, о планах...
Но однажды, вернувшись домой, Галина услышала, что подопечная разговаривает по телефону, да настолько увлеченно, что даже не заметила её присутствия. Не стесняясь материться, девушка обсуждала с кем-­то свою спасительницу. Признавалась, что когда ходила на прогулку с малышом, тайком курила кальян, а потом малыш, надышавшись дымом, бился в судорогах... А еще попросила неизвестного собеседника забрать её из Галиного дома.
- ­ Эти слова до сих пор звучат у меня в ушах, ­ говорит пенсионерка. ­ Дело не во мне, страшно подумать, что могло случиться с ребёнком...
Дрожащими руками Галина закрыла дверь и уехала обратно на работу. Решила спросить у людей, живущих в её районе, действительно ли Дашу видели с кальяном? И выяснила, что люди заметили не только это ­ вместо курсов она бегает на свидания к парням, которых находит по Интернету, собирает окурки...
Галина попыталась поговорить с девушкой начистоту, но та всё отрицала. Пришлось вызвать мобильную психологическую бригаду Кривого Рога. И тогда Даша решила уехать от женщины, которая ничего не жалела, чтобы дать ей шанс изменить свою жизнь. Социальные выплаты, благодаря стараниям сердобольной пенсионерки, ей восстановили, поэтому в финансовой поддержке девушка больше не нуждалась. Заказала грузовую машину, собрала вещи, подаренные сочувствующими людьми, собрала сына и уехала обратно в Никополь на съемную квартиру.
Новые соседи рассказали, что примерной мамой Дарья так и не стала. Выпивала, искала новых парней. На три дня уехала в Киев к новому другу, оставив сына на 15-­летнюю подружку и своего сожителя. По словам окружающих, малыш сильно похудел, почему­то постоянно спит...
А в разгар карантина девушка снова собралась в гости ­ на попутной машине уехала в Одессу, забрав ребенка. Решила проведать знакомую, которая недавно вернулась из­за границы.
Разбираться, где находится малыш, и чем он питается, взялась никопольская служба по делам детей. Скорей всего скоро мальчик снова вернется на попечение государства. А Дарья заявляет ­ мол, отстаньте и передайте тете Гале, нечего вмешиваться в мою жизнь!
А ведь Галина и не думает вмешиваться. Только сожалеет, что на пути Даши не встретились добрые люди раньше, когда она в десять лет потеряла единственного родного человека ­ бабушку. Может быть, тогда все было бы иначе, и её не тянуло бы обратно, «на дно»...
- ­ Если бы знали, что всё так закончится, пригласили бы Дашу в свой дом? ­ спрашиваю у Галины.
- ­ Да. Я бы себе не простила, если бы она, всеми отвергнутая, брошенная, больная умерла где­то под забором. Но тут главное, чтобы ребенок не повторил ее судьбу. Чтобы никопольские службы его не прохлопали, как прохлопали Дашу. Малыш ведь еще не может за себя постоять...
Многие после таких историй забыли бы о благотворительности навсегда. Но только не Галина. Она по­прежнему верит в доб­ро. Очень благодарна всем, кто помогал спасать Дашу. Она понимает, что прошлое этой девушки было таким тяжелым, что изменить её поведение ­ непростая задача. Но в жизни Даши был урок добра и любви, и кто знает ­ может быть, не зря, ведь жизнь длинная...

Анна НИКОЛАЕНКО