ОПЕКУНША

8О бедственном положении инвалида с детства, 46-­летней криворожанки Татьяны, и её непростых отношениях с опекуном, «Пульсу» рассказали обеспокоенные соседи. После общения со всеми участниками конфликта выяснилось, что ситуация действительно сложилась непростая. Мы попробовали в ней разобраться и, учитывая интересы всех сторон, решили не указывать фамилии.

СОСЕДИ
- Семью Татьяны знаем с 1978 года, с момента заселения дома. Её родители были людьми порядочными. Сначала умер брат Тани, два года назад ушла из жизни мать, через год - отец. Татьяна - инвалид с детства ДЦП, осталась совсем одна, - рассказывают Вера Капитоненко и Галина Волк. - Знакомая посоветовала Татьяне взять опекуном женщину с двумя детьми Екатерину, которая очень нуждалась в жилье. Мы её не знаем, но видим, что к своей подопечной она относится не очень хорошо, на улицу гулять в коляске не вывозит, кормит плохо, днем надолго куда-то уходит. Честно, нам очень жалко Таню, опасаемся, чтобы она не попала в сети аферистов. Не исключено, что опекунство оформлено с целью забрать себе трёхкомнатную квартиру, иначе зачем она её домом инвалидов пугает? Понятно, что у Тани из-за болезни характер сложный, не каждый человек выдержит жить с ней в одной квартире. Тем не менее, разобраться с этой опекуншей следует. Мы не против, пусть она ухаживает за ней, но только добросовестно.
Опасения соседок за дальнейшую судьбу Татьяны вполне объяснимы. Женщина беспомощная, прикована к постели, нуждается в постоянной посторонней помощи. Они рассказали, что после смерти отца в квартире Татьяны поселились две тётки, обеим уже за 85 лет, но через пару месяцев они оставили племянницу и вернулись домой.
- Мы не знаем, что там получилось, но часто было слышно, как Таня по ночам кричала. Сейчас вроде спокойно, - рассказывают женщины. - Конечно, человек с инвалидностью требует особого ухода, его нужно и помыть, и покормить, это и молодым не всегда под силу, скорее всего пожилые тётки не смогли справиться. Поскольку Таня в дом инвалидов категорически не хочет, опекунство оформила Тамара, на то время жена Таниного друга детства Олега. Она ухаживала за подопечной, забирала её к себе в село на некоторое время, но так как сельский дом без удобств, Таня пожелала вернуться обратно. После того как Тамара официально разошлась с Олегом, от опекунства она отказалась. Вот тогда и появилась Катя.
По словам соседок, Катя состоит в одной из религиозных организаций, поэтому часто уходит из дома, оставляя подопечную на своих детей-подростков. У женщин вызывает обеспокоенность тот факт, что кормит она свою подопечную только «сухой» кашей, а вот мясом и другими «деликатесами» не балует, купает «от случая к случаю», распоряжается её деньгами и даже забрала мобильный телефон, лишив инвалида связи с миром. По крайней мере, так им рассказывала о своей жизни Таня. В феврале в комнате Татьяны загорелась переноска и начал тлеть диван - если бы к ней случайно не заглянула соседка, (благо, двери квартиры были открыты), то скорее всего случился бы пожар.
Пока мы беседовали, в дверь квартиры постучал сын Кати и передал, что Таня просит соседку зайти. Я воспользовалась этим приглашением, чтобы с ней побеседовать.

ТАНЯ
В одной из комнат трёхкомнатной вполне ухоженной квартиры чисто. Таня сидела на кровати в памперсе, обложенная подушками, работал телевизор, рядом с кроватью на стуле стояла вода. В комнате уютно, нежарко. По словам Татьяны, Катя убирается у неё ежедневно. Я не почувствовала характерного запаха, который бывает в помещениях, где находятся неухоженные лежачие больные.
Сама Татьяна не производила впечатления запуганного человека, хотя неоднократно повторяла, что боится своей опекунши и хотела бы, чтобы вместо Кати опекунство над ней взял Олег. После перенесённого несколько лет назад инсульта говорит с трудом, однако понять её можно. Женщина рассказала, что получает чуть больше 2400 гривен пенсии, но деньги ей в руки не дают, телефон Катя приносит только по её просьбе. Сообщила, что согласилась, чтобы за ней ухаживала Катя от безысходности, потому что после отказа Тамары от опекунства её могли направить в дом инвалидов.
- Я плохо живу, боюсь Катю, она грозится меня отправить в дом инвалидов и ухаживает неважно. Мы почти не общаемся - помыла, покормила и пошла по своим делам. Больше всего я хочу поменять опекуна, чтобы Олег за мной смотрел, только ему доверяю. Катя забирает все деньги с карточки, платит с них за квартиру, субсидию оформляет, - говорит Татьяна. - Когда я отдала документы на квартиру Олегу, опекунша пригрозила ему судом, и он их вернул. Зачем она так делает? Квартиру я ей всё равно не отдам, пусть и не рассчитывает даже! Лучше напишу завещание на своего племянника или на Олега. Хочу, чтобы только он у меня был опекуном, мне никто другой не нужен, я его с детства знаю.
Квартира Татьяны расположена в девятиэтажке на бульваре Маршала Василевского, в Покровском районе. Сейчас на ОLХ подобное жильё продается от 15 тысяч «зелёных», поэтому квартирный воп­рос в этом деле занимает не последнее место. Как выяснилось, кроме «трёшки» после смерти родителей Тане досталась дача в Марьяновке, гараж и автомобиль «Волга». В настоящее время всем этим имуществом на правах друга семьи пользуется Олег.
У соседей об Олеге мнение самое положительное, знают они его с детства. По их словам, мужчина был рядом с Таней в самые тяжелые для неё минуты, помогал с похоронами родителей. Он её буквально на руках носил, когда нужно было решить какие-то вопросы. То, что его жена после официального развода от опекунства отказалась - не беда, ведь его нынешняя гражданская жена согласна оформить опекунство на себя. К тому же, живут они неподалёку. Соседи уверены, что для Тани это будет лучший вариант, чем нынешняя опекунша. А главное, ей будет спокойнее - ни детей, ни котёнка, которого завели дети Кати.

КАТЯ
Поговорить с опекуном Екатериной мне удалось по телефону. Женщина сразу пошла на контакт, была откровенной. Рассказала, что ухаживает за Таней семь месяцев, опекунство, согласно законодательству, оформила на заседании Жовтневого суда 21 января. На вопрос, что толкнуло её вместе с детьми-подростками ухаживать за совершенно посторонним человеком, к тому же прикованным к постели, Катя ответила просто: после развода с мужем ей негде было жить.
- Знакомая предложила мне ухаживать за инвалидом с проживанием. Честно говоря, когда впервые увидела Таню, мне стало её по-человечески жалко. В квартире было очень грязно, запах стоял ужасный. Убираться мне помогали мои друзья, спасибо им, я бы одна не справилась. Купать Таню мне тоже помогают подруги, одному человеку её сложно поднять и отвести в ванную. Она капризничает, плохо владеет ногами, не знаешь, как взяться, чтобы не причинить ей боль, - делится Екатерина. - Говорить Таня может что угодно, она часто принимает вымысел за реальность. Медкомиссией установлена её недееспособность. Проблемы у нее не только с физическим здоровьем, но и с психическим, потому ей государством и назначен опекун. Я не готовлю для неё отдельно, она ест то же самое, что и мы с детьми. Из её пенсии я оплачиваю коммунальные услуги, покупаю памперсы, лекарства, продукты. Что же остаётся из её 2400 гривен?
Екатерина рассказала, что во время её отсутствия за Таней присматривают дети, они могут подать еду, сделать чай, удобнее посадить. Как опекун она пособие не получает, поэтому иногда подрабатывает уборкой квартир. Племянника Тани женщина за семь месяцев не видела ни разу, очень редко появляются и её тётушки. Получается, что родственников судьба Татьяны волнует мало. Но Олег действительно занимает большое место в жизни Татьяны, помимо дружбы с детства, она, видимо, питает к нему более глубокие чувства, чем дружеские.
- Таню не смущает, что у мужчины уже был шанс стать её опекуном. Олег по телефону оказывает на неё моральное давление, как и родственники. К сожалению, они не учитывают, что такие разговоры негативно сказываются на её психическом здоровье, она очень нервничает. Поэтому я проконсультировалась с юристом и на правах опекуна ограничила её общение по телефону, - говорит Катя. - Видимо, я нарушила какие-то планы Олега, меня стали обливать грязью. Скажите, почему документы на Танину квартиру должны находиться у совершенно постороннего человека? Он и так её имуществом пользуется, но это их дело, честно говоря. Как опекун, перед государством я несу за неё ответственность, а как верующий человек, в ответе за неё и перед своей совестью.
По сути, Катя ухаживает за Татьяной за крышу над головой, хотя услуги сиделки в Кривому Роге стоят недешево. В зависимости от перечня услуг, почасовая оплата составляет 100-300 гривен. За услуги с постоянным проживанием сиделки берут 9-15 тысяч гривен в месяц.
Получается, что от опекунства есть положительные моменты для обеих сторон, хотя сложно сказать, как будет дальше при таком раскладе. Соседи, которые искренне хотят Тане добра, круглосуточно ухаживать за ней не смогут, родственникам она не нужна. После всего услышанного появились большие сомнения и в бескорыстности Олега. Может быть, угрозу для Татьяны представляет совсем не Катя?
- Её квартира меня не интересует, для меня это временный пункт пребывания. При таком отношении я психологически долго не выдержу. По закону как опекун, я не могу распоряжаться имуществом своей подопечной, все вопросы решаются через опекунский совет. Я имею полномочия оформить её в дом инвалидов, но делать этого не буду, потому что это не в моих интересах, - откровенно сказала Екатерина.

ПО ЗАКОНУ
О том, какими правами наделён опекун и может ли он претендовать на недвижимость подопечного, разъяснила Елена Насинник, начальник отдела по делам лиц с инвалидностью и нетрудоспособных граждан Управления социальных вопросов Департамента соцполитики Криворожского горсовета.
Согласно законодательству, опеку над физическим лицом в случае признания его недееспособным устанавливает суд, опекун назначается по представлению органа опеки и попечительства. Опекуном может быть не только родственник, но и любое физическое лицо, которое изъявило такое желание и соответствует по всем характеристикам и состоянию здоровья.
Опекун, как законный представитель, самостоятельно осуществляет расходы подопечного и распоряжается его деньгами. Он не имеет права без разрешения органа опеки и попечительства отказаться от имущественных прав подопечного, выдавать письменные обязательства от лица подопечного, заключать договоры, которые подлежат нотариальному удостоверению и (или) государственной регистрации, в том числе договоры относительно раздела или обмена жилого дома, квартиры; заключать договоры относительно другого ценного имущества.
В случае смерти подопечного право на его недвижимость переходит наследникам, если они вступят в наследство.
Государственные выплаты опекунам не назначаются. Отказаться от опекунства можно только через суд, в исковом заявлении может быть указано имя того, кто согласен быть вместо него.
Опекун имеет право оформить своего подопечного в дом инвалидов на полное государственное обеспечение. В таком случае недвижимость опекаемого находится под контролем органа опеки и попечительства, никто не имеет права ею распоряжаться - ни родственники, ни государство. После смерти подопечного наследство передаётся по закону.
Если человек признан судом как недееспособный, то завещания, какие-либо сделки, как и его вступление в брак, считаются незаконными.

Кристина МАРГИНА