Месяц в «партизанах»


11-1 В советские времена любой обладатель военного билета мог быть внезапно поставлен в воинский строй для прохождения учебных сборов. Таких «переподготовщиков» в народе в шутку называли «партизанами». Почему? Возможно, из-­за непрезентабельного внешнего вида. Взрослые, в основном, неспортивной комплекции мужики, одетые в изношенные солдатские гимнастёрки, нестриженые и небритые, нещадно «мозолили» глаза прохожим в сравнении с подтянутыми военнослужащими срочной службы.

Исполнять «партизанам» конституционную обязанность было выгодно. Администрация предприятия, учреждения обязана была по повестке направить своих работников в N-­скую воинскую часть с сохранением средней заработной платы. А потому отказников от сборов практически не было. Резервисты службой особо не были обременены, так как большую часть времени слонялись без дела.
 Мне повезло. Согласно ВУСу (военно­учетной специальности) я был приписан к политотделу 17-­й гвардейской танковой Криворожской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. Родина доверила мне поучаствовать в выпуске газеты «Гвардейское знамя». К тому времени я уже успел поработать на КМК в редакции «Металлурга»
Армейская многотиражка печаталась лишь тогда, когда личный состав дивизии доукомплектовали до объема мобилизационного периода приписанными «партизанами» (запасниками). По секрету: один­-два номера газеты выпускались скромным тиражом (несколько десятков) не для бойцов, а для проверяющих Краснознаменного Киевского военного округа -­ оперативно­-стратегического территориального объединения Вооруженных Сил СССР. Наша задача была убедить столичных штабистов в том, что походная типография, смонтированная на автомашине, исправна и готова оперативно снабжать воинские подразделения полиграфической продукцией и в первую очередь газетой «Гвардейское знамя». Хотя на самом деле печатали мы ее в городской типографии, так как мобильная давным­-давно дышала на ладан. Но об этом знал лишь начальник политотдела полковник Ермаков. К слову, Николай Петрович не был «солдафоном» ­- имел интеллигентный вид, слыл энергичным и грамотным полит­работником и полностью доверял журналистам. Словом, не мешал нам работать. А мы в свою очередь не подводили его.
11 В штате редакции было шесть человек: три журналиста, печатник, художник (при нас им был ныне всемирно известный живописец Владимир Волегов) и водитель. Самым опытным газетчиком считался ответственный секретарь «Гвардейского знамени» капитан запаса Анатолий Перетяченко -­ в «миру» редактор газеты «Новатор» Новокриворожского горно-­обогатительного комбината, замечательный поэт. Обязанности редактора исполнял «старлей» Василий Шкарбан. В то время (летом 1976 года) он работал заместителем начальника ЖКХ треста «Криворожстрой», ранее на этом предприятии редактировал многотиражку «На стройке». Автора этих строк, как самого молодого (и по возрасту, и по воинскому званию ­ мл. лейтенант) определили на должность корреспондента­организатора. Правда, к тому времени у меня уже был небольшой опыт работы в сфере военной журналистики. В 1972 году, проходя срочную службу в рядах Советской армии, я окончил десятимесячную школу военкоров при редакции газеты ордена Ленина Московского округа ПВО.
 Первый номер «Гвардейского знамени» «слепили» легко. Главные статьи «Полевую выучку -­ на первый план», «К защите Родины готовы», «Меры безопасности на тактических учениях» подкрепили заветами В.И. Ленина советским воинам. Пару заметок подготовили из воинских подразделений. Газета проверяющим киевским штабистам понравилась и нам в политотделе намекнули: «Колите дырку в погонах!».
 Очередное звание (просто по призыву Родины походил с месячишко вместо работы в танковую дивизию) получил и я ­на моих погончиках засияла вторая маленькая золотая звездочка. Как и положено, мы ее обмыли под «Песню военных корреспондентов». Ведь недаром же Константин Симонов свое стихотворение озаглавил «Корреспондентская застольная»...
 Вот такими были наши армейские будни. К сожалению, моих «газетных» командиров уже нет в живых. Анатолий Федорович Перетяченко трагически погиб в автомобильной катастрофе 29 ноября 1982 года, когда поэты городского литературного объединения «Рудана» возвращались из Днепропет­ровска. Несколько лет назад ушел из жизни и Василий Константинович Шкарбан. Последним местом работы ветерана криворожской журналистики была газета «Шахтар Кривбасу», которую он редактировал с 1993-­го по 2003-­й год.
 Светлая вам память, коллеги!
                                                                                                                  Святослав АЗАРКИН