И тогда она возьмётся за молоток


26 Здравствуйте, уважаемая редакция «Пульса». Вчера я встретила одну знакомую, бедную как церковная мышь бабусю. Знаю, что она одинокая, живёт в ветхом домике и рассчитывает только на собственные силы.

 Увидев меня, бабулька аж заголосила: «Я не знаю, что мне делать! Не знаю, куда мне бежать, кому жаловаться! Возле моего дома повадились тусоваться подростки, они мусорят, колются, гадят и мочатся. Убирать за ними я уже устала, но это ещё не всё ­- они сломали мой забор, ломятся во двор, матерят меня, угрожают. Я уже была в полиции, ходила к нашей квартальной, но реакции ­- ноль. Более того, надо мной ещё и смеются, потому что я одно время лечилась в ПНД. Ко мне приклеилось «клеймо» «дурочка», и в лучшем случае мне не верят, в худшем ­- смеются. А ещё требуют доказать, что именно эти мальчишки сломали мне забор. Доказать это я бы смогла, но где у меня деньги на видеокамеры?! Мне уже не хочется идти к себе домой, потому что я не чувствую там себя в безопасности! Уже не хочется жить и дышать, потому что меня уже не считают за человека из­-за клейма ПНД. Я бы легко могла взять топор или молоток и разбить головы обнаглевшему наркоманью, но меня же посадят!..»
 А потом, помолчав, старуха добавила: «А может, мне бы в тюрьме­то лучше было б, чем в ветхом холодном доме и среди равнодушных людей?..»
 Эту бабулю я понимаю как никто, потому что сама страдаю от соседей, делающих мне гадости исподтишка, скандалящих и хамящих. Я знаю, что для таких «людей» важен только один закон ­- закон мужского кулака. Только кулака они боятся, зато вдоволь куражатся над вдовами и сиротами. Когда же дело доходит до правоохранительных органов, те реагируют довольно вяло и требуют доказательств. Каких?
 Ну нет у старух, инвалидов, пенсионеров денег на видеокамеры, адвокатов, телохранителей. И гаджетов, ноутбуков, планшетов у них тоже может не быть! Значит, и защищать их незачем? Так, что ли? Неужели права, Конституция, закон у нас только для богатых? Вот только если так, то вы должны видеть и обратную сторону медали! Однажды, загнанная в угол, отчаянная и доведённая до края бабуля возьмёт в руки молоток, нож, вилы или ещё что, и снесёт башку обнаглевшему «дитятку». А что ей терять­-то, если люди отворачивались от неё и смеялись только потому, что она побывала в ПНД? Если ей никто не помог! А ведь она, да и сотни таких как она, даже не помощи у людей просят, а покоя! Просто не лезьте, не гадьте, не ломайте, не хамите!
 А после того как она кому­то проломит голову, полиция наконец среагирует, и она будет виновата?! Конечно, будет! Виновата в том, что стара, что слаба, одинока, бедна и больна. Виновата только в том, что хотела спокойно жить, а ей не давали.
 Но ведь каждому должно быть понятно, что, загнав человека в угол, даже самого кроткого и безобидного, в нём можно пробудить зверя. А зверю нечего терять, у него и так всё отнято! Неужели так трудно вдолбить своим «деткам» в голову, что одинокие старики, инвалиды и пациенты ПНД ­- это тоже люди и куражиться над ними нельзя, иначе можешь поплатиться!
 И почему раз уж на то пошло, у нас нет юристов, адвокатов и защитников для самых бедных? Неужели нет никого, кто нашёл бы управу на обнаглевших подростков, охамевших соседей и просто помог по-­человечески, невзирая, из ПНД ты или нет?
 Я бы тоже не прочь поставить у себя в доме видеокамеры, но где взять деньги, Зин?
 Итак, что мы имеем? Беспросветная бедность стариков, «быкование» молодых идиотов, которым неведомо милосердие, недоступность правовой помощи!
 Тогда ждите, когда бабушка возьмётся за молоток!
 Что касается её душевного здоровья. Да, при нашем разговоре она была излишне эмоциональной, но кто в её положении был бы спокоен? А ещё у неё в сумке было много книг, она несла их в библиотеку...
                                                                                                                                       Оксана К.