Я боюсь...


6 Игорь К..ок живёт в Кривом Роге чуть более трёх лет. Работает на крупном горнодобывающем предприятии, не курит, выпивает сущую малость, да и то только по очень большим праздникам. Тяги к наркотикам у него никогда не было, а молодая жена недавно родила ему второго сына.

 Игорь живет как любой среднестатистический гражданин, но он... боится. В прямом смысле этого слова. Мужчина настолько опасается за себя и своих родных, что просил не называть его фамилии и не произносить название церкви, прихожанином которой когда-­то был. Впрочем, это скорее просто религиозная организация, официально запрещенная во многих странах мира.
Но не в Украине.

 «ВЫ В БОГА ВЕРИТЕ?»
 - История моего знакомства с этой церковью началась в 2006 году, когда я ­ студент одного из престижных вузов Днепропетровска, открыл дверь бабушкиной квартиры, в которой проживал, двум очень приятным женщинам. Они казались удивительно добрыми, а разговор о Библии стал для меня настоящим откровением. Разве мог я тогда представить, что это посланцы некой религиозной организации, из которой я смогу выбраться только через десять долгих лет, да и то благодаря чуду? -­ начал он свой рассказ.
 Мужчина рассказывает, что ему очень нравились задушевные беседы о Боге, а также чтение издаваемой самими верующими газеты, где все подавалось максимально доходчиво. «На пальцах, как для маленьких детей», -­ поясняет он. Молодому человеку, не в меру застенчивому, было достаточно трудно найти общий язык со сверстниками, а тут взрослые люди проявили к нему внимание и заботу. Сходил на одно собрание, на другое, и как-­то незаметно втянулся.
 -­ В этой религиозной организации всех ее членов постоянно побуждают проповедовать на улице, ходить с проповедью по квартирам, а потом отчитываться об этом перед «старейшинами», ­- рассказывает он. -­ Раз в месяц каждый прихожанин сдает отчет, в котором отмечено, сколько часов он проповедовал, сколько газет раздал людям, сколько часов посвятил изучению Библии и беседам с «учениками». К слову, их Библия отличается от христианской, но я вначале совершенно не придавал этому значения.

 «ВЕСТНИКИ», «ПИОНЕРЫ»,
 «СТАРЕЙШИНЫ»
 Самым нижним звеном иерархии в этой церкви считаются «вестники». Это те, кто проповедуют, пытаясь вовлечь в разговор прохожих. Их никто ни к чему не принуждает, но «старейшины», как говорилось выше, проверяют их ежемесячные отчеты. Отработал 10 часов ­ спасибо, 20 ­молодец. Больше -­ еще лучше. Нет никаких норм и каждый «вестник» может в любой момент выйти из организации.
 -­ На собрания тоже можно ходить, когда захочешь. Нет никакого контроля, но постепенно ты начинаешь жить какой­то общей жизнью с ними. Когда посещаешь собрания, то они искренне радуются каждому твоему приходу. Добрые и культурные люди, с которыми можно интересно пообщаться, обсудить различные проблемы. Ты чувствуешь, что тебя воспринимают как равноправного члена одной большой семьи, ­рассказывает мужчина.
Наиболее достойных переводят в «пионеры». Это фактически те же «вестники», только они подписывают с организацией специальный договор, в котором обязуются работать на церковь не менее 70 часов в месяц. Здесь уже начинается жесткий контроль -­ если не успеваешь выполнить план из­-за своей постоянной работы, то меняй ее на такую, где есть график «день-­ночь-­48» или «сутки-­трое». Тогда у тебя точно хватит выходных на проповедование и изучение Библии.
 Именно «пионеры» и «старейшины» тщательнейшим образом обрабатывают «вестников», убеждая последних, что их деятельность угодна Богу, а превращение в «пионера» даст еще больше божественных благословений.
 - В организации говорят, что отчетность, которая предоставляется «уличными проповедниками» ­- секретная, и другие братья и сестры о ней узнать не могут. Но это не так. Со временем ты понимаешь, что определенный рейтинг твоего «духовного» имиджа формируется публично. Это влияет на отношение к тебе других, на возможность продвигаться вверх в их иерархии. К статусу «старейшины» стремятся все ­- это авторитет, он со сцены выступает, проповедует, к нему можно прийти с вопросом, за советом,-­ поясняет Игорь.

 СЕМЬЯ -­ ЭТО ЧЛЕНЫ СОБРАНИЯ
 Мужчина рассказывает, что он более трех лет был «некрещеным вестником». А ведь только после крещения человек становится официальным братом или сестрой, то бишь, членом организации.
 - Во время крещения мне поставили два вопроса: «Ты посвятил себя Богу?» и «Признаешь ли ты теперь, что принадлежишь к организации, управляемой Богом и Святым Духом?», -­ вспоминает наш герой. ­- После того, как я ответил положительно, меня официально приняли в «свои».
 Игорь утверждает, что тогда был еще совсем молод и воспринимал ритуал, скорее, как игру. А вот люди пенсионного возраста, которым зачастую не с кем проводить свободное время, относятся к крещению и последующему после этого общению на уровне «своего», очень серьезно. Атмосфера общих собраний этому способствует: тебя ценят, отмечают, могут во время проповеди спросить что-­то по тексту Библии, а потом похвалить -­ какой молодец, работаешь над собой, знаешь, что это истинно.
 - С родителями, которые осуждали мое увлечение верой, отношения начали стремительно портиться, друзей со двора, из школы и института я потерял абсолютно всех, ­рассказывает он. -­ А тут -­ сообщество единомышленников, да ещё и обещание попасть в рай, а затем воскреснуть.
 Когда пришла повестка в армию, Игорь потребовал в военкомате, чтобы его, как верующего, отправили на альтернативную службу. Там его слова во внимание приняты не были, ведь в военкомат приходит немало «верующих», решивших таким образом «откосить» от призыва. Но все решилось само собой ­ он не прошел медкомиссию по состоянию здоровья и получил «белый билет». «Это Божья благодать», -­ сказал «старейшина». И молодой человек поверил.
 Он устроился на работу, женился на своей сестре по вере и начал жить простой жизнью: дом ­- работа. Только вместо просмотра телевизора и лежания на диване ­ проповедование, а дважды в неделю -­ поход на собрание.
 -­ В среднем я проповедовал 10-­13 часов в месяц, но понимал, что отдаю Богу мало. Никто мне этого прямо не говорил, но давали понять. И, конечно, я должен был читать исключительно нашу религиозную литературу, «чтобы не загрязнять разум», ­ рассказывает он.

 НЕ ЗАПРЕТЫ, А НАСТОЯТЕЛЬНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
 Сначала молодому человеку очень нравилось полное отсутствие прямых запретов на совершение тех или иных действий. Но они заменялись настолько серьезными рекомендациями, что не выполнить их значило изменить Богу.
 -­ У нас было запрещено носить символы любых организаций, приветствовать флаг Украины и вставать при звуках государственного гимна. Нельзя было отмечать дни рождения, сидеть у костра, поднимать тосты на свадьбах и иных торжествах -­ все это считается идолопоклонством, ­рассказывает собеседник.
 Празднование Рождества, Пасхи и других христианских праздников признавалось языческими обычаями. Участие в охоте и рыбалке считалось проявлением неуважения к жизни. Любое самооправдание -­ недостатком смирения. Занятия спортом ­- аморальны, а наличие лишнего веса -­ признак неуважения к своему телу. Шашки, шахматы и карты тоже были под запретом. Как и переливание крови. Нельзя было никому желать удачи, так как это считалось упоминанием сатаны. Ухаживать за девушкой разрешалось только в том случае, если ты твердо решил на ней жениться, и если она тебе сестра по вере.   Категорически не рекомендовалось употреблять спиртные напитки, курить, принимать наркотики, смеяться над непристойными шутками, ругаться матом и использовать фразы, не одобренные руководителями церкви.

 СЛОВНО ПЕЛЕНА СПАЛА С ГЛАЗ
 -­ Однажды я поймал себя на мысли, что все собрания тщательно срежиссированы. Стихотворения для выступлений обязательно согласовываются где-­то «сверху», их нумеруют пунктами, и они идут только в таком, а не ином порядке. Кажется, что все свободно и искренне, а на деле ­ строго по плану, ­- говорит собеседник. -­ Никто не заставляет тебя платить «десятину», но это настойчиво рекомендуется. А еще в зале стоит ящик для пожертвований и ты, хочешь-­не хочешь, но два раза в неделю должен туда что-­нибудь положить. Сколько именно собрано денег, знают только «старейшины». И они живут ни в чем себе не отказывая. Но настоящим шоком для меня стало известие, что одна из наших сестер (младше меня года на три) покончила с собой. Пошла в недостроенное здание гостиницы «Парус» и повесилась. Позже я узнал, что она очень сильно влюбилась в парня «со стороны», а «старейшины» настоятельно рекомендовали ей бросить своего избранника, угрожая изгнанием из общины. Вот девчушка и не выдержала. В самой общине ей было просто не с кем поговорить о своих проблемах, а с чужими -­ и подавно.
 После того случая у Игоря словно начала спадать пелена с глаз. Он стал задавать много «неудобных» вопросов «старейшинам», те объявили его «отступником» и начали воздействовать на него через жену. Когда и это не помогло, заставили ее забрать двоих детей и переехать жить к «сестре во Христе» ­- одинокой пенсионерке.
 Мужчина попытался вернуть детей, но его обвинили в хулиганстве, а Индустриальный суд Днепра принял решение о лишении его родительских прав. Игорь решил добиваться справедливости и обратился в адвокатскую контору. И тогда ему позвонил «старейшина», предложивший «вернуться к Богу, если он хочет видеть своих детей». Когда и это не помогло, мужчину избили на улице. Доказательств того, что это было сделано по заказу руководителей церкви, нет никаких, но Игорь удивляется, что его просто били двое молодых людей, ничего не требуя и не отнимая.

 СТРАННЫЕ «УВЕЩЕВАНИЯ»
 - Я твердо им заявил, что решил разорвать с ними всякие отношения, и они меня пригласили на «правовой комитет». Там я сообщил, что буду весь наш разговор записывать на диктофон, и они особо не уговаривали меня остаться. Что касается моей семьи, то сказали, что жена сама должна принять решение. Вот только она не отвечала на звонки, а когда я пришел на собрание, спряталась среди других прихожан, ­- говорит собеседник.
 Потом Игоря избивали еще два раза, предупредив, чтобы он оставил в покое жену и детей. Били прямо возле подъезда. Сломали ногу.
 - Я понял, что единственный выход избавиться от влияния этих людей -­ переезд в другой город. Мне еще несколько раз звонили, настойчиво предлагая «вернуться к Богу, его благодати и семье», имея в виду не жену и детей, а членов нашего собрания, но я категорически отказался. Бросил все, сменил номер телефона и переехал в Кривой Рог. С оставшимися в Днепропетровске родителями общаюсь только по телефону, да и то используем исключительно Телеграм, по которому невозможно отследить реальное местоположение абонента. Потому что боюсь. Но уже не столько за себя, сколько за свою новую криворожскую семью, -­ подытожил мужчина.
                                                                                                                    Роман ЗИНЧЕНКО