Он выжил несмотря ни на что

11 11 апреля -­ Всемирный день освобождения малолетних узников концентрационных лагерей. Замирает душа от жизненных историй людей, детство которых было загублено ужасами концлагеря. Криворожанин Владимир Даршт помнит эти страшные дни.

Он родился в 1938 году в Кривом Роге, в совхозе №20. Был пятилетним мальчиком, когда в 1943 году в совхоз ворвались немцы на мотоциклах, с овчарками.
Оккупанты сгоняли женщин и детей на железнодорожный вокзал, заталкивали в товарные вагоны, где были забиты все окна. В переполненных вагонах все стояли вплотную друг к другу. Владимир Иосифович говорит, что в память врезалось ощущение духоты, темноты, голода и смрада ­ маленьким детям было очень тяжело дышать, их лица упирались в одежду взрослых.
­- Мне становилось легче дышать только когда мама брала меня на руки, но она быстро уставала, и я снова оказывался внизу. От детского плача и стонов взрослых, от голода и жажды очень болела голова, -­ вспоминает криворожанин.
Поезд остановился в Польше, в городе Кемпен. Там пленников допросили, провели на регистрацию и снова погнали на вокзал, в те же грязные вагоны. Когда прибыли в немецкий город Лицманштадт, всех постригли налысо, выдали полосатую лагерную одежду, а на ноги ­ деревянные колодки, которые впоследствии натирали кровавые мозоли. В лагере взрослых и детей поселили в деревянных бараках. Взрослых гнали на работу ­- они проводили по 14 часов в сутки в поле, а дети оставались в лагере.
Однажды днем, когда родители несчастных малышей были на работах, в лагерь приехала комиссия - нацисты отбирали более-­менее крепких мальчиков 5­-7 лет. В этот список попал и маленький Володя. Их на поезде вывезли в секретный конц­-лагерь в Нюрнберге. Территория лагеря была окружена колючей проволокой под электрическим напряжением. По перимет­ру ходили охранники с овчарками. Дети боялись даже плакать, ведь за это их жестоко наказывали. Когда не было сил сдержать слез ­ старались спрятаться.
Владимир Иосифович и сейчас не может говорить о пережитом без дрожи в голосе. Он вспоминает, как у маленьких мальчиков брали кровь из вены для немецких солдат, ставили над ними медицинские опыты. После этого дети теряли сознание, чувствовали сильную слабость, многие просто не выжили...
Детей, которые чем­-то не угодили охране, на ночь бросали в сточные ямы и обливали холодной водой, натравливали на них собак, а порой заставляли самим для себя рыть ямы. Одни роют, другие зарывают. Побои были невыносимыми.
У Владимира Иосифовича на всю жизнь остался шрам на голове от удара прикладом. Однажды охранник увидел, как маленький Володя без разрешения вылез из сточной ямы. Он подбежал к мальчику, поднял его и со всей силы ударил его об землю. У малыша несколько дней шла кровь из носа и изо рта, очень болела и кружилась голова.
Еще одно из неизгладимых воспоминаний бывшего узника ­ постоянное чувство голода. Кормили детей гнилой капустой, брюквой, иногда давали кусочек чёрного хлеба. Спали все на длинных деревянных нарах. Иногда утром обнаруживали, что некоторые из детей мертвы. Их тела сбрасывали в тачки и увозили в крематорий, там сжигали. В таком аду маленький Володя провел год и десять месяцев.
Освободили грязных, оборванных, больных, голодных детей американские солдаты.
Сегодня Даршт признается -­ хорошо, что детская память сохранила не всё, иначе с этим грузом невозможно было бы жить дальше.
На Родину ребёнок вернулся в августе 1945 года. Какое счастье, что мама осталась жива ­- она вернулась в апреле, и была несказанно рада, что приехал её сыночек, с которым она уже и не надеялась увидеться. Жили в землянках, впроголодь, но как бы там ни было ­- главное, на родной земле.
Владимир Даршт окончил школу, получил среднее специальное образование. Работал на КМЗ, служил в армии (позже был комиссован из­-за проблем со здоровьем ­ сказались годы, проведенные в концлагере). После армии трудился на ЦГОКе, а потом ­- на дизельном заводе. Общий трудовой стаж ­ 55 лет. Среди наград -­ многочисленные ордена и медали, грамоты за доблестный труд. За заслуги перед городом Владимир Иосифович получает 20%-­ную надбавку к пенсии, имеет статус инвалида Великой Отечественной войны 2-­й группы (дети ­ узники концлагерей приравниваются к таковым).
Несмотря на солидный возраст, он принимает активное участие в жизни нашего города, является председателем первичной организации ветеранов поселка Окунёвка, а также председателем Покровского районного отдела Украинского союза узников жертв нацизма.
Хотелось бы сказать несколько слов о том, как приятно общаться с Владимиром Иосифовичем. В его доме веет уютом, теплом, добросердечностью, сразу заметно, что они с женой Жанной Федоровной живут душа в душу. За 60 лет совместной жизни эта пара сумела сохранить любовь и понимание. Супруги воспитали двоих дочерей-­близнецов. Теперь у них трое внуков и пятеро правнуков.
А ещё в доме у Дарштов -­ большой аквариум, а во дворе ­ голубятня. Это увлечение у Владимира с юных лет.
Смотрю на этих людей и удивляюсь -­ прожив такую долгую и нелёгкую жизнь, они остаются светлыми, доброжелательными, улыбчивыми и милосердными, искренне любят людей и природу.
Мне бы очень хотелось обратиться к молодому поколению с просьбой осмотреться вокруг. Наверняка рядом с вами живут такие же люди преклонного возраста. Не оставляйте их без внимания. Они никогда не станут моложе, а вот вы обязательно постареете. Давайте все будем добрее и внимательнее к друг другу!
                                                                                                                              Алла ШКВЫРА