Фуршет

Авось не рухнет!

Жильцы двухэтажки по улице Бажова, 8 признаются, что живут словно на пороховой бочке. После 2 июня, когда они проснулись от страшного треска и колебаний (разрушилась бутовая кладка опорной балки в подвале), им стало страшно от мысли, что старое здание может развалиться в любую минуту.

ruhnet2

- Мы боимся оставаться в своих квартирах. Когда на шахте взрывы, выходим на улицу - вдруг дом рухнет, - сетует председатель дома Елена Кувшинова.

Только и делай, что ничего не делай…

Люди уже десять лет добиваются капремонта, подают соответствующие документы, но тщетно. Причины разрушений - не только старость жилых строений (квартал строился в конце 40-х годов немецкими военнопленными), а и периодическое подтопление этого и других домов, прилегающих к рынку «Северный», шахтными водами, что порождает антисанитарию и разрушение опор.

Тогда, 2 июня, представители уп­равляющей компании «Дом.Ком», на балансе которой и находится это ветхое жилье, приехали сразу после происшествия. Начальствующий состав не стал спускаться в подвал, отправив туда мастера и пару слесарей.

- Что там могли сделать обычные слесари и мастер, который «ни разу не строитель»? Какое заключение могут сделать люди без специального образования? - вопрошают жители, которые второй месяц боятся хлопнуть дверью или топнуть ногой.

Что же предприняла управляющая компания, на балансе которой находится злосчастный объект? Ее работники установили в подвале дома рядом с разрушающейся опорой другую - деревянную. А пока ставили, начала рушиться другая опора - рядом.

Прошел месяц. Дефектные акты по состоянию здания до сих пор не составлены. По словам жильцов, сотрудники «Дом.Кома» делать этого не хотят, разъясняя, что все необходимые работы проведены, а больше они сделать ничего не могут. И далее в официальном ответе следует известная песня про долг за предоставленные комуслуги и нежелание потребителей заключать с ними договоры на обслуживание. Мол, нет договора, нет денег - нет и капработ.

ruhnet1

Еще заверяют, что ничего страш­ного в данной ситуации нет: укрепления сделаны, а чтобы отслеживать трещины, установили так называемые «маячки».

Старые проблемы

Активисты двора много лет «бомбят» власть имущих заявлениями о своих бедах. Их стараниями в 2006 году появилось заключение Криворожской геологической комиссии, признавшее, что воды, регулярно затопляющие подвалы домов, действительно шахтного происхождения и по идее должны перекачиваться в так называемое хвостохранилище. Ревизионное обследование всех водных «артерий» района и дренаж, обещанные тогда, так и остались на уровне обещаний, причем теперь уже забытых. Помнят о них только сами жильцы, которым проблема изо дня в день напоминает о себе сама - запахом, плесенью, комарами, а теперь и вовсе - угрозой разрушения.

Часть квартир в этих домах является коммунальной собственностью, а часть (и их большинство) - приватизированы. Но, похоже, официальная регистрация прав собственности на отдельное жилье еще не означает признания существования домов как таковых, за которыми числится балансодержатель, обязанный следить за его состоянием и планово (или в форс-мажорных случаях - внепланово) проводить здесь капитальные ремонты.

Возможно, именно из-за этого уже более пятнадцати лет не решается проблема подтопления горе-дома шахтными водами, от которого жильцы больше всего страдают по весне. Возможно, также по этой причине больше месяца никто из ООО «Дом.Ком» не реагирует на жалобы людей и просьбы капремонта, «списывая» всё на их нежелание заключать договоры.

А если всё-таки рухнет?

Управляющая компания, как говорилось выше, провела укреп­ляющие работы в помощь, дабы не было угрозы жизни жильцов, и вопрос с контроля городского управления благоустройства и жилищной политики был снят. Вопрос: на сколько хватит деревянной опоры, которую поставили вместо полуразрушенной бетонной? И спасет ли она ситуацию?

Понятно, что никому не нравится жить в доме, стены которого трещат, а подпоры рушатся. Но таковы реалии: в последние годы если что-то и делается в домах, то только силами и средствами самих жильцов. Дистанцирование от проб­лемы ЖЭКов и их преемников имеет четкую причину: нет денег. Возможные меры приняты - и ладно! Авось обойдется.

А если нет? Если дом все-таки рухнет, похоронив под завалами не только нажитое людьми, но и их самих? Вот тогда, наверное, кто-то из чиновников и «домкомовцев» зашевелится. Только вот в таком случае ни имущества не вернешь, ни людей не воскресишь.

Ольга Ворон

'
    '