Фуршет

ДЕДУШКА

 6История, которую я вам хочу рассказать, чем­-то напоминает мелодраму с элементами детектива. Только вот сюжет к этому «фильму» написала сама жизнь, поэтому до хеппи­-энда, если он и будет, пока что далеко.

ЕСТЬ ЕЩЁ ПОРОХ В ПОРОХОВНИЦАХ!
Валентину Иванченко - 75 лет. Одиннадцать лет назад умерла его жена, оставив дедушку совсем одного в их добротном частном доме, что в поселке им. Розы Люксембург (не так давно это название декоммунизировали, переименовав поселок в нечто безликое, но местные жители продолжают называть его, как и раньше, что будет делать и автор этой статьи). Это небольшое, но, как говорил поэт Шевченко, «мальовниче» село, находится не так далеко от Кривого Рога, сразу за поселком Радушное.
Первое время с дедушкой жила его дочь Александра Токмина, но у нее своя семья, да и работа в городе, поэтому Валентин Филиппович через год после смерти жены остался сам на хозяйстве. Правда, хозяйства, как такового уже и не было: дедушка продал четырех коров, еще кое-какую живность. Получив приличную сумму денег за скот, наш герой явно не бедствовал. Да и свободного времени у него появилось немало.
- Он в тот период времени все время «женился», - вспоминает Александра Валентиновна. - То одну женщину в дом приведет, то другую, то третью... Я уже и не скажу, сколько их у него было. Хоть он и был уже на тот момент в преклонном возрасте, но секс для отца всегда был очень важен. Поэтому и искал, в первую очередь, сексуальных партнерш. Однако все эти женщины надолго не задерживались, пока семь лет назад не появилась она...

ЛЮДМИЛУ ИВАНОВНУ ХОЧУ...
Она - это Людмила Ивановна. Точной фамилии ее Александра Токмина не знает.
- У нее их три, - говорит. - Одну я прочитала на конверте, в котором было поздравление с 8 Марта, вторую заметила на квитанции, а третья фамилия - ее бывшего мужа. На конверте я увидела и ее адрес. Так и узнала, что она проживает по улице Спасской, в доме №21.
Где же пересеклись жительница улицы Спасской и житель поселка им. Розы Люксембург?
Александра Валентиновна то ли подозревает, то ли доподлинно знает, что случилось это в Кривом Роге, на объездной дороге. Скорее всего, говоря об объездной, она имела в виду девиц легкого поведения, без которой ее представить нельзя. Хотя для проститутки Людмила Ивановна все же старовата - на момент знакомства с Филипповичем ей было уже за шестьдесят (сейчас 72 года). Но любви, как известно, все возрасты покорны.
В общем, дедушка привез «молодуху» к себе в дом и стал с ней жить да поживать.

Я К ТЕБЕ - НИ НОГОЙ...
Год дочь деда со своим мужем Юрием ездили к отцу в село. Однако в какой-то момент между ней и мачехой случился скандал, апофеозом которого стала фраза, сказанная Александрой отцу: «Пока эта женщина в твоем доме, ноги моей здесь не будет». В свою очередь «эта женщина» указала Александре на порог.
Слово свое Токмина сдержала. О чем сейчас очень жалеет. Шесть лет она не ездила в село, это делала еще одна дочь Филипповича - родная сестра Александры Валентиновны (у дедушки двое детей). А вот отец, несмотря на то, что не одобрял того, что Александра плохо относится к его любимой женщине, частенько сам приезжал к ней в гости на ЮГОК.
- Он у нас купался, кушал, забирал домой «тормозки», собранные Шурой. Моя супруга работает медсестрой, поэтому, если у тестя были какие проблемы со здоровьем, она его лечила, - рассказывает муж Александры Юрий Трофимович. - Чувствовал он себя неплохо, с нами общался дружелюбно, говорил, что любит Людмилу Ивановну. А пять лет назад у Валентина Филипповича обнаружили рак. Мы положили его в онкодиспансер, он долго там лечился. Уже тогда к отцу в больницу приезжала Людмила Ивановна с нотариусом, но совершить какие-либо нотариальные действия у нее не получилось.

ЖЕРТВА ХОЛОКОСТА СТАЛА ЖЕРТВОЙ ЛЮБВИ
Тут стоит отметить очень важный в этой истории момент. Пару лет назад Валентин Филиппович Иванченко был признан жертвой Холокоста. Получил он этот статус благодаря своей дочери Александре. Женщина четыре долгих года добивалась этого: собирала справки по разным городам, доказывала подлинность документов, которые свидетельствовали, что в детстве ее отец пережил ад, который устроили фашисты евреям, оббивала пороги различных организаций, наладила связь с Израилем и Германией...
Ее тяжкий труд был не напрасен: в 2016 году Валентин Филиппович, как жертва Холокоста, получил право на пожизненную компенсацию от Германии. Сумма значительная - ежемесячная выплата составляет более 330 евро. Деньги в сумме 1000 евро через Израиль немцы присылают на банковскую карточку Валентину Иванченко раз в квартал. А он отдал ее своей любимой женщине, которая и по сей день снимает евро со счета своего сожителя.
Кроме того, дедушке в прошлом году была прислана единоразовая помощь из Германии в размере 2500 евро. Но, как вы уже поняли, наш старый ловелас их так и не увидел.
Не знает ни он, ни его дети, куда делась и крупная сумма денег, которую когда-то дед получил за проданных коров и хранил их в виде «заначки». Как и неизвестно, где те 74 тысячи гривен, которые когда-то лежали у старика в «Проминвестбанке» на депозите.
Да и по «мелочам» дедушку нехило разводили. Так, он ежемесячно получал от одной из криворожских еврейских общин продуктовые тормозки и подарки на сумму в 2500 гривен. Кто их кушал - дедушка, что маловероятно, судя по его худощавой комплекции, или Людмила Ивановна со своими двумя взрослыми дочерьми, проживающими в Кривом Роге, - доподлинно неизвестно.

ДОЧЬ, ПОМОГИ!
Как говорилось выше, шесть лет Александ­ра не ездила к своему отцу в село. А тут неожиданно тот сам позвонил и пригласил ее к себе, попросил помощи. Шура с мужем сели в машину и поехали в поселок Розы Люксембург. Был июнь 2016 года.
- Когда я приехала в дом к отцу, то просто лишилась дара речи, - вспоминает Александра Токмина. - Там не было ничего! Техника и мебель были вывезены. Более того, даже трубы были вырезаны, а куски оборванной проводки болтались по грязным стенам, котел был разрушен. На полу лежало собачье дерьмо, на кровати - мой отец. Сильно пахло мочой. Дедушка был грязным, голодным и неадекватным. На мой вопрос, куда все делось и где Людмила Ивановна, ответить не смог. Я тут же забрала его к себе на ЮГОК, сказала, что теперь он будет жить с нами. Со мной он живет и по сей день.
Уже позже Александра Валентиновна узнала, что сожительница ее отца забрала документы на дом и землю (кроме кадастрового номера, хранившегося у дочери, которой принадлежит половина земельного участка).

САМА ЧУТЬ НЕ ЛИШИЛАСЬ КВАРТИРЫ
Вскоре Александра и Юрий уехали в село ремонтировать родительский дом, а дедушка остался в их квартире один.
Со своей любимой женщиной, как оказалось, он связи не потерял: она приходила к нему в гости, они вместе гуляли и т.д.
- В сентябре позвонила к нам в село моя соседка, - рассказывает Александра Валентиновна. - Спрашивает: «Вы что, квартиру продаете?» Я поинтересовалась у нее, почему она пришла к такому выводу? А она отвечает, что к нам домой риелтор водит покупателей. Бросили ремонт в дедушкином доме и поехали с мужем домой. Приезжаем и узнаем, что к нам действительно покупатели ходят, а дедушка им квартиру показывает. А мои документы на квартиру пропали. Я нашла того риелтора. Спросила у нее, кто квартиру выставил на продажу? А она отвечает - дочь Валентина Филипповича. Конечно же мы обратились в правоохранительные органы, на квартиру был наложен арест. Кроме того, из нашей квартиры были похищены все наши деньги, которые мы собрали на «черный день» - 2500 евро.
В свою очередь, дедушка в период с конца сентября по ноябрь 2016 года написал 85(!) заявлений в правоохранительные органы на свою дочь, обвиняя ее в воровстве. В полицию он приходил их писать с Людмилой Ивановной. При этом вел себя, как влюбленный подросток - все время смотрел в глаза своей любимой женщине, не выпускал ее руку из своей.

УКРАЛИ ДЕДА
А в последних числах ноября Валентин Филиппович пропал. Отсутствовал он до 6 декаб­ря. Родственники подали заявление в полицию, они были твердо уверены, что деда украли.
Найти Филипповича удалось случайно.
- Мы позвонили в еврейское общество и спросили, не приходил ли к ним отец за «тормозком». Нам ответили, что как раз сейчас он у них находится. Однако, пока мы доехали, его и след простыл. Но в организации нам сказали, что он собирался поехать на ЮГОК. Мы поняли, что он может направляться в полицию, для того чтобы написать на мою жену 86-е заявление. И именно там мы его встретили и забрали к себе домой, - вспоминает дедушкин зять Юрий Трофимович.
А потом родственники узнали, что в то время, когда Филипповича разыскивала родня, он у нотариуса, кабинет которого находится по улице Спасской, выписал доверенность на дом, банковские счета и землю на имя адвоката, как они подозревают, его любимой женщины.

ПРИЗНАЛИ НЕВМЕНЯЕМЫМ
На следующий день после того, как Филиппович нашелся, его дочь с зятем сказали ему, что нужно поехать в онкодиспансер сдать анализы. Тот согласился. Но родственники отвезли его в ПНД.
- Доктор с ним побеседовал один на один, потом вышел из кабинета и сказал, что отец - психически больной человек, который не отвечает за свои слова и действия, поэтому требует срочной госпитализации. Мы согласились оставить его в больнице. Еще психиатр сказал, что дедушку нужно было давно в ПНД привезти, так как у него болезнь уже не один год прогрессирует, - вспоминает Юрий Трофимович. - Мы и раньше хотели, а как? С 2000 года в Украине действует закон, что госпитализация больного в ПНД возможна только с его согласия. А он разве согласился бы? Поэтому в этот раз нам пришлось пойти на хитрость.
Согласно результатам обследования, Валентин Филиппович Иванченко был признан невменяемым. Его дочь через суд получила опеку над ним.

А ДЕНЬГИ ПРОДОЛЖАЮТ УХОДИТЬ
А пока длилась вся эта катавасия с ПНД и судами, ежеквартальную компенсацию жертвы Холокоста в размере 1000 евро продолжал получать совершенно посторонний человек.
- На телефон отца приходит из «ПриватБанка» SMS-сообщение, что, к примеру, в 10.48, 1000 евро поступили на его счет. И тут же, в 10.48, приходит другое SMS, в котором сообщается о том, что деньги автоматически переведены на какой-то другой расчетный счет, - рассказывает Александра. - Кому принадлежит этот счет - я до сих пор не знаю. Взяв справку, что отец находится в ПНД, я 20 декабря 2016 года пошла с ней в банк и попросила сообщить мне, кому принадлежит счет, на который автоматически перебрасывается денежная компенсация отцу из Германии. Однако мне отказались давать такую информацию. Сказали лишь, что наш дедушка написал 30 ноября, то есть, когда находился в розыске, генеральную доверенность на адвоката, который сейчас и распоряжается его финансами. Таким образом, уже в этом году мошенники получили 3000 евро тремя траншами.
А 12 сентября 2017 года Александра Валентиновна получила на руки решение суда, который признал ее отца невменяемым, и постановил, что она является его опекуном. Пошла с этим документом в «ПриватБанк», написала заявление, чтобы там перестали отправлять дедовы деньги на чужой счет, но в банке ей ответили, что этот вопрос нужно решать через головной офис, а пока посоветовали женщине заблокировать счет.
- А как я его заблокирую, если на него деньги из Германии приходят? - возмущается Александра. - Обратилась в полицию, прокуратуру, чтобы нашли мошенников, но без толку. Послала заявление со своим требованием в главный офис «ПриватБанка». Но ответа пока нет. А в ноябре ожидается следующий транш, и, получается, что снова деньги поступят на чужой счет.
- Я рассказала эту историю, чтобы показать жителям нашего города, к каким последствиям может привести, если вы оставляете своих пожилых родителей или дедушек с бабушками одних, без присмотра. Никогда не делайте этого, как бы вы не были на них обижены. Потому что именно такие старики и становятся легкой добычей для различного рода мошенников, - подытожила она.

Елена ЧЕРНИЧКИНА