Фуршет

Заложница КВАРТИРЫ

 10Роза Якубова оказалась в ситуации, из которой не видит выхода. Доведённая до отчаяния 81-­летняя больная женщина решила сброситься с балкона своей квартиры, расположенной на последнем этаже пятиэтажки по улице Сичеславской (бывш. Кремлёвская). Помешали пенсионерке сделать последний шаг соседи.
­

- Я стала заложницей собственной квартиры, хочу продать её и уехать к сыну в Волгоград, но уже четыре года не могу добиться, чтобы сделали ремонт крыши. За эти годы квартира пришла в плачевное состояние, в ванной рухнул потолок, меня чуть не прибило куском штукатурки. В прихожей на потолке трещины, по которым во время дождя заливает стены. Боюсь, что водой зальёт электросчётчик и получится замыкание, ­- со слезами на глазах рассказывает Роза Вагановна. -­ Поэтому мою квартиру никто не хочет покупать даже за 3,5 тысячи долларов, за которые я хочу ее продать, хотя желающих приобрести недорогое жильё в доме по «красной линии» немало.
В Кривой Рог она попала в 1990 году, спасаясь от преследования армян азербайджанскими националистами в Баку. Роза Якубова рассказала, что родилась в Азербайджане, который считала своей родиной. Ее единственный сын ещё в 80-­е годы женился и уехал в Россию. До военных событий в Нагорном Карабахе женщина жила с мужем в центре Баку в двухкомнатной квартире, работала в кафе и даже в страшном сне не могла представить, что в старости окажется в таком беспомощном положении.
­ Не дай Бог пережить то, что мы пережили. Этот страх, сжимающий сердце, невозможно описать словами. От видимой смерти меня спасли мои соседи­-азербайджанцы, квартиру разграбили боевики, ­ со слезами рассказывает пожилая женщина. ­ После смерти мужа осталась совсем одна, долго пыталась обменять жильё на любой другой город Союза. Мне страшно было остаться без крыши над головой, а продать квартиру не представлялось возможным. Интернета тогда не было, поэтому я объездила много городов. Когда совсем уже отчаялась, вопрос удалось решить в Кривом Роге. Здесь нашла азербайджанца, который согласился переехать жить в Баку, в мою квартиру, а я заселилась в его однокомнатную квартиру с уплотнением в старом доме по улице Иртышской. Жила вместе со старенькой бабушкой, условия проживания, конечно, не сравнить с теми, что в Баку были, в криворожской квартире не было даже ванной комнаты. Но я и этому была рада, главное, что осталась живой. Когда умерла моя соседка, в нашу коммунальную квартиру заселились алкоголики, жизнь сделалась невыносимой. Я обратилась к городским властям и мне, как беженке, выделили вот эту однокомнатную квартиру со всеми удобствами, в хорошем районе. Это было счастье.
Роза Вагановна рассказала, что пока были силы и здоровье, работала реализатором на рынке, обустраивала своё жильё. Купила необходимую мебель, поставила пластиковые окна. В Кривом Роге появились друзья, знакомые. О переезде к сыну всерьёз задумалась после очередного сердечного приступа, когда её чудом спасли врачи. Но она не хочет быть обузой для сына­пенсионера, поэтому, чтобы иметь деньги на лечение, мечтает продать квартиру.
­ Эта квартира ­ всё, что у меня есть. Просто так бросить её и уехать без копейки денег я не могу, хоть сын говорит мне ­ бросай. Я же понимаю, что у него своих проблем много, семья большая. И жить так, как я живу, уже нет сил. Пенсию получаю 1470 гривен, мне её в октябре не добавили. Этого хватает, чтобы по субсидии заплатить коммунальные платежи и купить самые необходимые лекарства, без которых не могу жить. На продукты остаётся гривен шестьсот в месяц, растягиваю их как могу, питаюсь очень скромно, ­ делится женщина. ­ Из-­за болезни я не в состоянии выйти на улицу, продукты дважды в неделю приносит социальный работник. В основном, это овощи, хлеб, самые дешевые полуфабрикаты. Спасибо, не оставляют в беде подруги, соседи, знакомые, делятся кто чем может. Мне очень обидно, за что же я плачу «Житлокомцентру», если они даже крышу в нашем доме сделать не могут? Последние копейки отдаю, лучше бы колбасу купила или зелень, забыла уже, когда ела рыбу, во всём себе отказываю. Всё боюсь, чтобы не было долгов. А получается, что плачу без всякого толка?
Даже если пенсионерка совсем перестанет покупать продукты, сделать ремонт она не в силах. Ведь только за то, чтобы поклеить обои в комнате, нужно заплатить две тысячи гривен. Не говоря о штукатурке потолка в ванной, местами обвалившегося до основания.
­- Мне бы избавиться от этого «гнезда», ничего больше не хочу. Здоровье ухудшается с каждым днём, врач приходит, выписывает лекарство, а покупать его за что? ­- сетует пожилая женщина. -­ Я всегда была оптимисткой, но силы уже на исходе. Поэтому и хотела шагнуть с балкона, лучше уже прекратить это мученье. Соседи удержали. Придётся жить дальше. А как?
Журналист «Пульса» обратилась к главному инженеру ООО «Житлокомцентр» Валентине Кошелевой с просьбой разъяснить ситуацию. Валентина Николаевна пояснила, что в октябре этого года кровля на доме была отремонтирована подрядчиком и пообещала на следующий же день направить к Розе Вагановне мастера, чтобы выяснить на месте, устранена ли течь. То, что женщина не заметила ремонт ­ неудивительно, утверждает инженер. В холодной квартире понадобится немало времени, чтобы высохли стены, поэтому результат будет виден не сразу.
Очень хочется верить, что крышу над многострадальной квартирой уже подремонтировали и четыре года ожидания жильцов не оказались напрасными. Но Роза Вагановна утверждает, что никакого ремонта кровли в октябре, как и в предыдущих месяцах ­ не было, а руководство ООО «Житлокомцентр» просто врет.

Кристина МАРГИНА