Фуршет

Война пенсионным законодательством НЕ ПРЕДУСМОТРЕНА

Общалась на днях с женщиной, которая живёт в селе Крымское (Луганская область), она приехала в Кривой Рог к родственникам. До войны в селе были детсад, фермерские хозяйства, художественная мастерская, средняя школа, тубсанаторий, водоканал, почтовое отделение. С осени 2014 года это – «серая зона», за три года войны из 700 домов более 300 пострадали от боевых действий, от некоторых, после прямого попадания снарядов, остались руины.

Ранее село относилось к Славяносербскому району, после захвата районного центра «казаками всевеликого войска донского», крымчане оказались «ничейными», только в конце 2014 года село перешло под контроль Украины, и было включено в состав Новоайдарского района.
А тогда, в 2014­м, спасаясь от обстрелов, люди уезжали налегке, без вещей, кто куда мог. Под угрозой смерти меньше всего думали о трудовом стаже или пенсиях. Теперь же тем, кто столкнулся с переходом на пенсию или её перерасчётом, украинские чиновники от ПФ популярно объяснили, что период, когда по селу проходила линия фронта, и его накрывало «градами», ни в трудовой стаж, ни тем более, в страховой, не вошёл. Хотя перечисления в ПФ, хоть и с опозданием, сельсоветом были сделаны, и даже штраф за нарушение сроков был уплачен. Тем не менее, программой война не предусмотрена. А совестью она предусмотрена? Чем виноваты люди, которые днями сидели в подвалах под обстрелами, без еды и света, молясь, чтобы снаряд пролетел мимо? Разумеется, они не ходили на работу, не получали зарплату и уж точно не делали перечислений в ПФ. А поэтому потеряли кто полгода, кто год и теперь должны будут дорабатывать стаж. Вопрос, где трудоустроиться в селе, расположенном на линии фронта?
Война, которая уже четвёртый год изматывает души людей и забирает жизни, оказывается, не предусмотрена нашим пенсионным законодательством. Выжил, значит, будь добр, доработай стаж. И никто не учитывает, что областное онкологическое отделение забито, а больным с инсультами и инфарктами не хватает мест в больницах. Разве могут пройти бесследно для людей перенесённые стрессы и лишения?
Мало того, возвратившимся в дома крымчанам газовщики в ноябре 2015 года выставили задолженность, которую они насчитали «по средним показателям» и штраф, ведь люди своевременно не оплачивали потреблённые энергоносители. Суммы получились значительные, насчитали кому три, а кому и двадцать тысяч гривен. И никого не смутило, что на дом, от которого осталась одна стена и на ней счётчик, так же навесили долг. За газовщиками и энергетики подтянулись ­ выяв­или целое село злостных неплательщиков, как же их не наказать штрафами за это? Получается, что для энергетиков и газовщиков война тоже не предусмотрена, раз выжил ­ плати своевременно, на обстрелы скидок нет.
По-­моему, название «серая зона» выходит далеко за пределы территорий, которые оказались на линии соприкосновения. Вроде есть война в нашем государстве, а вроде и нет её. В СМИ, когда ежедневно упоминается о погибших и раненых солдатах ­ она есть. А когда вопрос касается защиты интересов мирного населения, которое помимо своей воли осталось без работы, без жилья, подорвало здоровье, потеряло близких, ­ её нет...

Кристина МАРГИНА

'
    '