Фуршет

Наркоман вырезал батареи, оставив родную бабушку и соседей без тепла

 7Одинокая 90-­летняя Мария Ковач живёт впроголодь в холодной квартире без газа и воды. По словам женщины, сейчас за ней ухаживают два внука, поэтому она не хочет принимать помощь со стороны, чтобы «их не подводить». На днях младший внук вырезал стояки централизованного отопления, оставив без тепла не только родную бабушку, но и соседей по подъезду.

-­ Остались на праздники без отопления, как это в голову ему пришло вырезать пластиковые стояки? Приходится за свой счёт покупать трубы, не сидеть же в холоде, -­ возмущаются жильцы дома №2 по улице Тимирязева.
В трёхкомнатной квартире, расположенной на последнем этаже пятиэтажки, женщина давно проживает одна. Десять лет назад ей ампутировали левую ногу, передвигается только при помощи костылей. Два сына, дочь, зять и правнук были на «игле», из жизни ушли рано ­ кто от туберкулёза, кто от СПИДа. По этой же дорожке пошёл и младший внук, в 25 лет он уже наркоман со стажем, старший тоже не подарок. Парень нигде не работает, у него есть отдельное жильё. Но к бабушке наведывается часто ­ на покупку «доз» уходит вся её пенсия, которую родственник забирает, а это более четырёх тысяч гривен. Из квартиры внук всё давно вынес ­ ни вещей, ни мебели уже не осталось. А 5 марта вытащил и продал старенький холодильник, а заодно ­ и стояки централизованного отопления. Теперь в пус­той квартире температура такая же, как и на улице. Мария  7-2Ивановна спасается от холода на кровати, укутавшись с головой одеялом.
По словам пенсионерки, оба внука проведывают её часто, только сейчас старший уехал на заработки в Польшу, а младший «придёт через неделю, а может быть, и раньше». Видно, что она жалеет и защищает их как может. Кушать ей кроме сухой пшеничной каши, сваренной неизвестно когда ­ нечего. Нет ни кусочка хлеба, ни сахара, ни чайной заварки.
-­ У меня есть еда, кашу с лучком разогрею, кипяточком запью и сыта. Внуки меня жалеют, всегда спрашивают, не голодная ли? Если что купят, то всегда делятся, не обижают. И соседи у меня хорошие, приносят суп, борщ, хлеб. Жаловаться нечего, ­- говорит Мария Ивановна. -­ Беда, что младший «колется», косят эти наркотики детей. Внук холодильник на днях вынес из квартиры, продал, теперь летом и водички холодной не попить. Без меня он совсем пропадёт, я же и постираю, и поштопаю, приготовлю что­нибудь, если есть продукты. Могу посуду помыть или пол. Только воды сейчас нет, отключили, чтобы я соседей не заливала. Внук зачем-­то краны скрутил, вода просто так лилась. Вяжу вот на продажу носочки, тапочки, рукавички, коврики, спицами даже мозоли натираю. Внукам тоже коврики связала, пусть им на память останутся.
Как спускается и поднимается на пятый этаж без лифта на одной ноге 90­-летняя женщина с пакетом вещей ­ непонятно. Но как только потеплеет, её всегда можно увидеть на пеньке, неподалёку от дома, торгующей вещами, которые связала. Прохожие покупают носочки и тапочки скорее из сострадания к старости, чем по необходимости. Многие дают ей деньги просто так, из жалости. Соседи рассказали, что иногда её выводит на улицу внук, он же забирает и выручку, а бабушку «забывает» забрать до поздней ночи. Часто ее домой заводят соседи. 7-1
Тем не менее, о Доме милосердия или хотя бы о помощи социального работника Мария Ивановна и слышать не хочет. Ответ простой ­ внуки будут против, «они же за мной ухаживают, как же я их оставлю?». Единственное, на что соглашается женщина, это пройти медицинское обследование. На ампутированной ноге уже несколько лет не заживает свищ, который доставляет ей массу неудобств.
- ­ Я рану каждый день промываю перекисью, потом мажу зелёнкой. Вот было бы хорошо, чтобы её прочистить, может быть, заживёт? ­- спрашивает Мария Ивановна. -­ У меня часто голова сильно болит, это после того, как младший сын меня убивал. Он умер в прошлом году, от СПИДа, молодой ещё был. Всё простить мне не мог, что родила его в пятьдесят лет, за это и бил. Пусть бы врач посмотрел, почему голова болит? И сердце, бывает, так бьётся, вроде ему места в груди мало.
Лекарств у Марии Ивановны нет никаких. Вспомнила, что когда-­то внук давал таблетку «от головы», а в основном, если прихватит ­ старается глубоко дышать. В больницу не обращалась давно, ведь на костылях далеко не уйдёшь.
Беспомощное состояние Марии Ивановны вызывает жалость. После того, как младший внук вырезал стояки, соседи вынуждены были написать заявление в полицию, поэтому он «исчез» на неизвестный срок. А бабушка терпеливо ждёт, когда он принесёт продукты. Как и другого внука, который обещал ей заработать деньги и купить диванчик...

Кристина МАРГИНА