Фуршет

МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

 6-1В Кривом Роге сразу две несовершеннолетние сестры заболели туберкулёзом. Сейчас они находятся в Криворожском детском костно­-туберкулёзном санатории №1, что на 97-­м квартале. Врачи обвиняют родственников в халатности. Правоохранители с ними согласны и утверждают, что мать детей могут лишить родительских прав за злостное невыполнение ею родительских обязанностей. А родственники девочек, со своей стороны, винят медиков.

История эта началась еще в конце прошлого года, когда 11­летняя Дарья и 14­летняя Ольга (здесь и далее имена детей из этических соображений изменены ­ прим. ред.) попали в Криворожский тубдиспансер №2 с целым букетом заболеваний. В этом и медики, и правоохранители обвиняют мать девочек Надежду Ивановну.
В частности, инспектор Криворожского отдела полиции Елена Овчарук говорит, что Металлургическим райсоветом было принято решение забрать детей из семьи, поскольку мать всячески препятствовала их лечению. Сейчас дело находится в суде и за злостное уклонение от выполнения своих родительских обязанностей, приведших к тяжелым последствиям, женщине грозит от 2 до 5 лет.
Медики также говорят, что за всеми детскими болезнями кроется 100%­ная вина матери.
В январе этого года сестер перевели из тубдиспансера в детский костно­туберкулезный санаторий №1. Главврач этого лечебного учреждения Наталья Акиньшина вспоминает, что недоразумения с матерью начались спустя две недели после поступления девочек в санаторий.
-­ Когда вопрос коснулся обследования, сдачи анализов, ее словно подменили, -­ вспоминает Наталья Ивановна. - ­ В мой адрес посыпались жуткие обвинения во всех самых страшных грехах. Мол, и на органы я девочек хочу отдать, и кровь мы у них берем, чтобы ее перепродавать. В общем, все это в голове не укладывается.
Наталья Акиньшина показывает нам книгу регистраций посещений, в которой мы насчитали больше десятка визитов матери детей к главврачу. Большинство их сводится к одному ­ старшую дочь Ольгу не так лечат, либо уже залечили. Более того, женщина не только исправно приходила на прием к Акиньшиной, но еще и писала письма в нужные инстанции, в которые потом главврачу приходилось отписываться. Как говорит Акиньшина, мама так заигралась, что работа администрации санатория свелась к долгим и бесполезным беседам с родительницей да подготовке писем. Ни на что другое времени не оставалось.
Как бы там ни было, но официальный отказ от оказания медицинской помощи мать подписывать не хочет, хоть на словах и считает, что ее ребенок абсолютно здоров. Почему она так поступает, медики оставляют на суд ее совести, поскольку проблема здесь гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд.
Лечащий врач Степан Тышкивский считает, что девочка нуждается в серьезной медицинской помощи, поскольку, кроме туберкулеза, у Оли еще несколько серьезных диагнозов. К сожалению, результаты обследований свидетельствуют о необходимости предпринимать новые методы лечения, поскольку на уровне Кривого Рога и области уже все было испробовано. Поэтому было решено направить ребенка в детскую спецбольницу «Охматдет». Киевские специалисты брались подобрать правильную схему лечения, чтобы получить позитивные результаты. Что же в этом плохого? Но и в этом родственники почему­-то разглядели злой умысел.
И тут к событиям подключилась ранее остававшаяся безучастной Олина бабушка Алла Борисовна. Первым делом женщина куда только могла сообщила, что, не известив родственников, ее внучку отправили в киевскую больницу. И о том, что в санатории орудует некая преступная группировка, члены которой у детей забирают и продают кровь и даже отправляют их на трансплантацию органов. Сотрудники санатория рассказывают, что после того, как Оля уехала лечиться в «Охматдет», ее бабушка даже приезжала сюда с нарядом полиции. Женщина твердила, что девочка уехала в Киев незаконно, без согласия родителей. Тем не менее, никакого криминала в действиях медработников полицейские не нашли.
-­ Это ложь, что мать не знала о предстоящей госпитализации. Я лично позвонила ей и сообщила об этом, -­ поясняет Наталья Акиньшина. - ­ Но ни провожать, ни сопровож­дать свою старшую дочь в Киев та желания не изъявила, сославшись на свои личные дела. Да что там говорить, копию свидетельства о рождении ребенка не посчитала нужным передать! Тем не менее, мы вопрос решили своими силами: за свои средства купили девочке билет, продукты в дорогу и карточку пополнения мобильного телефона для связи.
А вот лечащий врач Оли Степан Тышкивский считает, то, что происходит, иначе как манипуляцией не назовешь. Ведь что значит сегодня отправить на лечение ребенка в лучшую больницу страны, да еще и бесплатно? Тем не менее, по мнению врачей, при посещении мать ребенка настраивала против лечения и медработников. Мол, они говорят ­ ты не делай, лекарство дают ­ ты не принимай. Между тем, своими действиями мама и бабушка играют с огнем. Ведь фактически по их вине ребенок находится между жизнью и смертью.
­ Какова дальнейшая судьба Ольги? ­ интересуюсь у Степана Богдановича. ­ Ее отдадут родным?
­- Во многом все будет зависеть от лечения в больнице «Охматдет» и их дальнейших рекомендаций. Без преувеличений ­- ребенок находится в очень тяжелом состоянии. Поэтому вопрос, будет ли девочка жить -­ пока остается открытым.

Александр ШИДО