Фуршет

Две городские зарисовки


10-1 Перефразируя классика: «Стоял ноябрь уж у двора». Да, уже ноябрь наступил, а отопления в его начале всё ещё не было.
 

Нам говорят: нет газа для котельных, нечем топить, потому что долги у населения многомиллионные. Так они ж никуда не денутся, эти долги! Разве что какой-­нибудь ученый придумает таблетку, которой можно будет заменять еду. Потому как, даже по официальным данным, 55% нашей зарплаты идут на продукты. А по неофициальным, принимая во внимание, что уже даже килограмм пшена, которым раньше только курей и собак кормили, стоит 23 гривны, у кого-­то почти все деньги на еду уходят. А те, что остаются ­ на аптеку.
 У аптек, кстати, сейчас наступило золотое время, прибыльное. Очереди там сегодня почти такие же, как и на почте к окошку, где за квартиру платят. Потому что отопления нет, и в квартирах не только холодно, но и сыро. Да не только в квартирах холодно. На работу придешь ­ та же история. И люди болеют. А не дай Бог сейчас в больницу попасть! Там уж к тому заболеванию, с которым тебя госпитализировали, обязательно или «сопли», или «горло», или ОРВИ, или бронхит, а то и воспаление легких прибавится.
Разве что на улице еще согреться можно. Пока солнышко светит. А светит оно сейчас недолго, потому как дело к зиме идет.
 Но на улицу выйти можно, если можешь ходить. А если нет?

ЗАРИСОВКА 1. НЕМИЛОСЕРДНЫЙ ХОЛОД В ДОМЕ МИЛОСЕРДИЯ
 Была я на прошлой неделе в Доме милосердия, где больше половины постояльцев ­ лежачие больные. В комнатах холодно, а когда замерзаешь, наш организм так уж устроен, что в туалет намного чаще хочется, чем когда в помещении тепло. Вот и ходят намного чаще под себя эти несчастные. А когда одна санитарка ­ на целый этаж, которой и убрать в комнатах, коридорах, туалетах нужно, и накормить каждого человека, то просто физически она не сможет еще и под каждым пеленку поменять. Да даже если и памперс на человеке, все равно он протекает, так как меняют его только утром и вечером. Все равно человек на мокром лежит. А потом, когда эти пеленки снимут, их же где-­то сушить надо. А где? Есть подвальное помещение для этих целей, но там тоже холодно и сыро.
В общем, это просто издевательство над бедными людьми. Обогреватель им в комнате никто не включит. Потому что, во­-первых, этого нельзя сделать из­-за пожарной безопасности, мол, если вдруг он загорится, кто его выключит, никто ж с кровати не встает, а санитарка в это время может на другом этаже быть. Во­-вторых, это перерасход электроэнергии в государственном учреждении, чего руководству допускать никак нельзя. И, наконец, нет в Доме милосердия на всех обогревателей. Это в школах детей можно отправить на вынужденные каникулы, а этих несчастных инвалидов куда можно отправить? Разве что на кладбище.

ЗАРИСОВКА 2. ТЕАТРАЛЬНЫЕ «СНЕЖИНКИ»
 На следующий день после своей поездки к старикам я решила немного развеяться и сходить в театр им. Шевченко на премьеру «Сорочинской ярмарки». Честное слово, лучше бы не ходила: до такой степени было больно смотреть на порхающих как пушинки (вернее сказать ­ снежинки) артистов балета в летних платьицах и с голыми ногами, одетыми в чешки. Подумалось: ведь зарплаты у них ­ не ахти, и так отдавать себя сцене, улыбаться зрителям, кутающимся в пальто! Во имя чего? Да они просто герои нашего времени!
 Немного повезло главным героям: на них были национальные костюмы, сапожки, а на женщинах еще и платки, которыми можно было закрыть плечи. Но все равно, главная героиня Параска сильно мерзла, что было видно невооруженным глазом. По сценарию, ей нужно было отнести одеяло, своему отцу. Как же она его прижимала к груди, пока пела одну из песен! Какой же уникальный у нее голос ­ не хуже, чем у любой оперной дивы, и как же будет жалко, если она простудится и не сможет петь. А ведь простудиться на сцене, на которой холоднее, чем на улице (я сидела в первом ряду, и когда открылся занавес после антракта, на меня со сцены прямо повеяло холодом), неудивительно.
А вот юмористический персонаж Дьякон, видно уже в курсе того, какими могут быть последствия, если в полуголом виде находиться на сцене. Поэтому поступил хитро. В одном из эпизодов он должен был вылезти из-­под стола в одной ночной рубашке. Но, сидя под столом и ожидая своего выхода, наверное, решил не рисковать своим здоровьем, и напялил рубашку прямо на рясу. И пусть смотрелось это немного нелепо, но зритель понял ­ ведь артисты тоже люди.
 Несмотря на то, что действие, согласно гоголевской повести, происходит в августе, криворожские артисты все­таки не выдержали и показали зрителю, что на сцене холодно. Вот диалог двух главных героев:
 Що, куме, змерз?
 Та що ж поробиш, холодно...
 В театре не только холодно ­ он словно дышит сыростью. Что и неудивительно, ведь его стены разъедает грибок.
 Но как бы там ни было, премьера состоялась, все артисты были на высоте, спектакль, можно сказать, прошел на одном дыхании, за что им большая благодарность.
                                                                                                              Елена ЧЕРНИЧКИНА