Фуршет

Выиграл суд у Пенсионного фонда


9 Более 12 лет понадобилось пенсионеру Виктору Орешечко, чтобы доказать своё право на получение пенсии с учётом северного коэффициента.
  

 - При выходе на пенсию в 2006 году мне засчитали только «голый» трудовой стаж,  который я заработал в условиях Крайнего Севера, без учета льготных условий, когда каждый отработанный год считается за полтора, ­ рассказывает криворожанин. ­ В Пенсионном фонде заявили, что никаких льгот мне не полагается, так как нет трудового договора. То, что у меня на руках была трудовая книжка и все необходимые справки, в расчёт не бралось. И все мои хождения по кабинетам в надежде на справедливость не увенчались успехом. Поэтому в октябре 2006 года я обратился с исковым заявлением против Пенсионного фонда в суд.

 В ПЕРЕРАСЧЁТЕ ОТКАЗАТЬ
 Попытавшись самостоятельно защитить свои интересы в суде, пенсионер понял, что без помощи квалифицированного и опытного юриста ему не обойтись. На его письма в ПФ с простым вопросом, почему ему не учитывают льготный стаж, получил ответ из Главного управления Пенсионного фонда Украины в Днепропетровской области, что льготы при расчете стажа учитываются только тем работникам, которые заключали с работодателем срочный трудовой договор на работу в условиях Крайнего Севера.
 - Я работал в Архангельской области с 1969 года по 1984­-й на деревообрабатывающем комбинате и в морском порту, что подтверждается не только записями в трудовой, но и справками, которые я лично брал на этих предприятиях. А мне в Пенсионном фонде твердят одно, что важен только договор. Но это же противоречит украинскому законодательству! ­ рассказывает Виктор Николаевич. ­ В ходе судебных разбирательств я понял, что льготный северный стаж ­ это не только моя проблема. Многие начинали судиться с этим «монстром» ­ Пенсионным фондом, но быстро сдавались. Честно говоря, меня «зацепила» такая несправедливость, я решил идти до конца.
 На многочисленные отписки из ПФ об отказе в перерасчёте стажа, пенсионер писал новые письма. Он ссылался на Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины «Об общеобязательном пенсионном страховании» от 26.07.2006 года за подписью тогдашнего Президента Украины Виктора Ющенко.
 В законе указано, что период работы до 1 января 1991 года в районах Крайнего Севера и местности, приравненной к условиям Крайнего Севера бывшего СССР, а также на острове Шпицберген, засчитываются в страховой стаж в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством, действовавшим до 1 января 1991 года. А именно: Постановлением Совета Министров СССР №148 от 10.02. 1960 года. Там же в законе указано, что льготный расчёт страхового стажа проводится на основании трудовой книжки или письменного трудового договора, или справки, в которой указан период работы в районах Крайнего Севера.


 СВОЕГО ДОБИЛСЯ
 В ноябре 2017 года Виктор Орешечко обратился в Жовтневый суд с исковым заявлением к Криворожскому северному объединённому управлению Пенсионного фонда о признании действий ПФ неправомочными. Решение суда было вынесено в апреле 2018 года в пользу пенсионера. В нем было сказано: обязать Главное управление ПФ засчитать период работы Виктора Орешечко из расчёта год за полтора, а также за счёт ПФ оплатить судебный сбор в пользу пенсионера.
 С таким решением Главное управление Пенсионного фонда не согласилось. Был направлен иск в апелляционный суд с просьбой отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение, отказав пенсионеру в полном объёме.
 Но и апелляционный суд вынес решение в пользу криворожанина. Решение Жовтневого суда осталось без изменений, а решение апелляционного суда является окончательным и не подлежащим кассационному обжалованию.
 - Коллегия судей отметила, что для зачисления льготного стажа должна быть на руках либо трудовая книжка, либо справка, в которой указан период работы в условиях Крайнего Севера, либо трудовой договор. То есть, достаточно одного из трёх перечисленных документов, а не их совокупность, ­ говорит пенсионер. ­ По решению суда мне уже в декабре 2018 года пересчитали пенсию, и я получил на 850 гривен больше. С одной стороны я рад, что добился своего. С другой ­ в залах судебных заседаний оставил своё здоровье, все эти переживания не прошли бесследно. Сейчас всё повторяется с женой, мы работали на одном производстве и та же история ­ нет трудового договора, а значит, нет и льготного стажа. Я не знаю, как пробить эту бюрократическую стену во второй раз, денег на оплату юриста сейчас нет. Неужели только в судах можно добиться какой­-то справедливости, потратив годы на то, чтобы доказать очевидное?
                                                                                                            Кристина МАРГИНА