Фуршет

СЛАДКИЙ ГРЕХ И ГОРЬКОЕ ПРОЗРЕНИЕ

 06-1По официальным данным в Кривом Роге проживают более двух тысяч наркозависимых. Это те люди, которые состоят на учёте в ПНД. Сколько в нашем городе наркоманов на самом деле ­ не знает никто.

ПАГУБНАЯ ПРИВЫЧКА
Сегодня наркомания постепенно «молодеет», средний возраст людей, употребляющих наркотики, стабильно снижается. Для многих городов наркомания стала уже подростковой проблемой. И Кривбасс ­ один из первых в этом списке.
Недавно мне довелось познакомиться с 16-­летним Анатолием, который проходит реабилитацию в криворожском реабилитационном центре «Вихід є!». Парень сам изъявил желание рассказать о том, как оказался в сложной жизненной ситуации, чтобы каждый смог из нее извлечь правильные уроки. Ведь эксперименты с наркотиками всегда заканчиваются одинаково печально как для зависимых людей, так и для их близких.
Глядя на этого подростка, не догадаешься о его пагубной привычке. Да он и сам до недавнего времени наркоманом себя не считал. Мол, подумаешь, покуриваю, не колюсь же, значит, в любой момент могу «спрыгнуть». Впрочем, нового здесь ничего нет. Примерно так рассуждают большинство тех, кто пристрастился к наркотикам.

ОДИН РАЗ НЕ СЧИТАЕТСЯ?
А началось все с того, что однажды он со своими приятелями решил побаловать себя травкой. Никто тогда не задумывался, чем все может закончиться. Ведь у всех было одно оправдание ­ за один раз ничего не будет.
Парень признался, что поначалу было прикольно попробовать то, чего нельзя. Тут же поднимается настроение и просыпается интерес к жизни. Да и в кругу друзей было куда веселее, чем в домашних застенках.
­ На такие перекуры поначалу мы собирались нечасто, ­ признается Анатолий, ­ раз в неделю. По теперешним меркам это «удовольствие» стоит не так уж и дорого, как кому­то может показаться. Марихуана вполне доступна даже подросткам, ведь цена грамма травы 250 гривен. Этого вполне хватает на компанию из 5­-7 человек. Но это, если речь идет о сортовых растениях. У барыг травка дешевле, правда, часто хромает качество.
Сейчас сбытчики изощряются, придумывая все новые способы продаж. Один из таких ­ бесконтактное распространение наркотиков через Telegram. Это когда на мобильный телефон наркоторговца сбрасываешь деньги, а тебе приходит сообщение, где лежит наркотик. Едешь туда и забираешь «закладку».
Анатолий вспомнил, что его увлечение травкой началось, когда родители решили развестись. Мама Толи вскоре после развода уехала за границу, ее место в доме заняла мачеха, с которой у юноши отношения, мягко говоря, не сложились. Как отец не пытался повлиять на ситуацию, но сын чувствовал себя лишним. Поэтому и предпочел дому чужую компанию.
­- Собирались мы где угодно ­ у кого-­то дома или на улице в каком-­нибудь уединенном месте ­ в парке или в гаражах. Лишь бы подальше от посторонних глаз, -­ рассказывает подросток. -­ От каннабиса тут же поднималось настроение, подкрепленное изрядной долей смеха. Заметил, что курево влияет на вкусовые рецепторы, отчего любая еда кажется вкуснее. Минус в том, что само сос­тояние длится не больше двух часов.
На тот момент никто из компании подростков не считал, что новое пристрастие ­ не что иное, как уход от реальности. Неизвестно, чем бы закончились их шалости, но, как говорится, шила в мешке не утаишь.
Долгое отсутствие и поздние возвращения «под кайфом» не остались незамеченными. Как вспоминает Анатолий, его выдавали красные глаза и отсутствующий взгляд, на что сразу же обратила внимание мама, общаясь с сыном по скайпу. К тому же наркотик еще и пагубно отражался на памяти, можно было о чем­то рассказывать и через минуту забыть, о чем вообще шла речь.
Чтобы спасти сына, мать решила оформить его в реабилитационный центр, адрес которого нашла в Интернете.

СТРАХ И УЖАС
Именно так Анатолий охарактеризовал реабилитационный центр при церкви «Новое поколение» в Павлограде, куда его определили на лечение.
Однажды в его доме появились странные визитеры ­ трое мужчин, в поведении которых угадывалась былая военная выправка. После команды: «Ты поедешь с нами!» ­ было велено собирать вещи. Сразу же отобрали мобильный телефон. Взять с собой можно было только самое необходимое, включая туалетные принадлежности и личные вещи. На все это отводилось ровно пятьдесят минут.
­- Мне недвузначно намекнули, что ехать все равно придется. Либо добровольно в салоне автомобиля, либо связанным в багажнике, -­ рассказывает подросток. - ­ Другого выхода, как подчиниться, у меня не было. На тот момент я и не подозревал, что пребывание на новом месте должно продлиться год, и мать уже оплатила весь период лечения. Визитеры ходили буквально по пятам, и сбежать от них не представлялось возможным.
Со слов Толи, новое место произвело на него удручающее впечатление, а сами условия были просто невыносимыми. В «реабилитационном центре» наркозависимые содержались как в тюрьме. Жили в бараках, на окнах которых были решетки.
В небольшой комнатке, в которую поселили Анатолия, стояла страшная духота, даже маленький вентилятор держать не позволялось. От жары немного спасала отражающая пленка, которой были заклеены оконные стекла. Меню изо дня в день практически не менялось ­ бульон и пшеничная каша. Смысл самого лечения заключался в том, что к исцелению нужно прийти через веру в Бога. Поэтому ходить на богослужения в церковь было для всех обязательным делом.
­- Убежать оттуда захотелось на следующий день, ­ признается парень. ­ У всех пребывающих в центре побег был главной темой для обсуждения. Через год лечения нам предлагалось остаться там наемными работниками. Чтобы, так сказать, закрепить результат. Но такая перспектива мало кого прельщала. Ведь зарплату там не платят, люди работают за еду, которая, правда, получше, чем для других обитателей центра. Еще один плюс ­ у наемных работников свободное передвижение, чего не позволялось другим.
Парень рассказал, что пользоваться ему приходилось общим туалетом. Вода ­ только холодная. Душ -­ без рассеивателя. Кипятильник, как и колющие предметы, ­ под строжайшим запретом.
­- Ходили мы исключительно в шлепанцах, другую обувь носить было нельзя, якобы для того, чтобы никому не удалось сбежать, ­ вспоминает он. ­ В комнате, куда меня поселили, находилось еще четыре человека. Два алкоголика и два наркомана, причем один из них ломки переносил «на сухую». Приходилось видеть его мучения, а это зрелище не из приятных. Как мне потом рассказали, это был не самый худший вариант, поскольку до недавнего времени в этой комнате находилось вдвое больше зависимых постояльцев.
Но самое страшное ­ наказания, которые в центре называют утяжелением. За то, что забыл выключить воду, тебе дают две пятилитровые баклажки в руки, с которыми нужно ходить целый день по территории. Если оставил не выключенным свет ­ на шею вешают лампочки. За сквернословие наказание куда изощреннее ­ сто раз переписать один из разделов Библии. На такое занятие могла уйти вся ночь.
­- Каков в центре распорядок дня? ­ интересуюсь у Анатолия.
-­ Подъем в 8.00. Правда, разрешалось вставать и позже. В 11.00 ­ завтрак, после чего все шли в церковь. Потом свободное время час. Затем ­ снова молитвы и трудотерапия. В 19.00 ­ ужин. Вечером разрешалось включить телевизор, на котором был настроен только один музыкальный канал, так что даже новости нельзя было посмотреть. Пребывание в центре платное. В зависимости от финансовых возможностей его стоимость варьировалась от трех до восьми тысяч гривен в месяц.
Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не помог случай. Когда под различными предлогами матери Анатолия не давали переговорить с сыном по телефону, она заподозрила неладное и забила тревогу.
­- Когда же нам все­-таки удалось пообщаться, я попросил, чтобы меня отсюда забрали, -­ делится подросток. - ­ К счастью, мама сразу все поняла, и меня перевели в другое место.

ИЗВЛЕЧЁННЫЕ УРОКИ
Вот уже три недели, как Толя проходит реабилитацию в Кривом Роге. Говорит, что здешние условия ему нравятся куда больше и с прежними не идут ни в какое сравнение. Главное, что здесь он чувствует себя свободным, а не заключенным. Насильно здесь никого не удерживают, появилась возможность попытаться начать все сначала. Парень уверен, что вскоре ему удастся перевернуть эту печальную страницу и вернуться к прежней жизни.
­ Я ни на кого не держу ни зла, ни обид, ­ сказал он на прощание. ­ То, что со мной произошло ­ это тоже опыт, пусть и печальный. Но я надеюсь, из пережитого сделаю для себя правильные выводы. Моя мечта ­ найти себя в жизни. Уже знаю, что буду делать, когда вернусь домой.

Александр ШИДО