Роковой контракт

9-1Ночью 23 июля прямо на рабочем месте повесился замес­титель начальника Широковского военкомата. 52­летний капитан ВСУ Игорь Несмашный свёл счёты с жизнью, отслужив чуть более полугода из трёх конт­рактных.

Игорь Несмашный был таким же, как мы все. Простой, обыкновенный. Женился, родил сына, развелся. Создал вторую семью, взяв женщину с маленьким сыном. Вырастил того, как своего. Каждый из нас знает подобные случаи. Они есть, как бы мы к этому ни относились.
Работал много лет на ЦГОКе. Добросовестно. Когда был простым рабочим ­ его любили все. Когда стал мастером ­ конечно же нашлись недоброжелатели. Как везде.
В 2015 году был мобилизован в армию. Служил в АТО. Не герой, но и за спинами товарищей не прятался. Вернулся домой живым, продолжил работу на предприятии. Заработал пенсию по Списку №1. А вот то, что произошло с ним дальше, не укладывается в рамки здравого смысла.

УГОВАРИВАЛИ КАК РОДНОГО
­- Когда Игорь вышел на пенсию, руководство предложило ему освободить свою должность мастера для более молодых. Он воспринял это вполне нормально, хотя некоторая обида конечно же была. Но надо, значит надо, -­ рассказывает вдова погибшего криворожанина Ольга Тетерук.9-2
Пока в семье решали, переходить ли мужчине на более низко­оплачиваемую должность слесаря, или искать работу с меньшими нагрузками, раздался телефонный звонок. В буквальном смысле этого слова судьбоносный. Звонил начальник Широковского военкомата, или как он сейчас называется, районного территориального центра комп­лектования и социальной поддержки.
Возможно, это было простое совпадение, но позвонил он в нужное время и в нужное место. Военком предложил Игорю Несмашному, как ветерану АТО, пойти к нему замом по комплектации.
Рассказал, что нужно будет находить будущих контрактников и желающих поступать в военные училища. Ничего сложного, работа спокойная, кабинетная, зарплата высокая. Коллектив в военкомате прекрасный, все друг за друга горой. На службу хоть завтра.
­- Муж загорелся, хотя я его и отговаривала. Прекрасно помню, как он после возвращения из АТО рассказывал, как нередко солдаты не подчинялись приказам командиров, - ­ говорит Ольга Анатольевна. -­ Но Игорь, как Игорь. Уперся. Пойду и все. Заработаю немного денег, а потом буду спокойно жить на пенсии.
Не остановило мужчину и то, что на службу нужно было каждый день ездить с «Юбилейной» в Широкое. Но если коллектив хороший, то и расстояние в 60 километров серьезной помехой не является. К тому же, проезд по льготному удостоверению.

ЗАМАНИЛИ ХИТРОСТЬЮ
Осенью 2019 года мужчина подписал контракт на службу в Вооруженных силах Украины. Не на полгода, как настаивала жена, а на три. Военком посоветовал, что так ему будет намного спокойнее сохранить «эту очень хорошую должность».
­9- В первый месяц Игорь приходил со службы довольный. Говорил, что военком ведет себя как «батько». Направляет, подсказывает, -­ рассказывает женщина.
А потом все изменилось. Оказалось, что новоиспеченный заместитель военкома не очень хорошо разбирается в современных технологиях и имеет трудности в общении с компьютером. Да и откуда взяться подобным умениям, если человек всю жизнь проработал на предприятии, контактируя в основном с крупными механизмами?
­- Возможно, проб­лема была и в том, что мой муж практически не употреблял алкоголь. И не очень любил шумные компании. Собутыльник и собеседник из него получался не очень хороший. Курить только стал намного больше, ­- вспоминает супруга погибшего.
Это уже потом выяснилось, что должность заместителя по комплектации в Широковском райвоенкомате была, как бы это мягче сказать, не элитной. Желающих ее занять долгое время не находилось, поэтому военкому приходилось заманивать возможных кандидатов любыми способами.
Представьте себе 10­-тысячное Широкое. Нетрудно понять, что желающих идти на службу в армию в нем не очень-­то и много. Для сравнения: на территории обслуживания военкомата Металлургического­-Саксаганского районов Кривого Рога проживают более 220 тысяч человек.

КОНТРАКТ РАЗОРВАТЬ НЕЛЬЗЯ
Но Игорь Несмашный согласился выполнять такую работу, и не пытался от нее отлынивать. Правда, как сугубо гражданский человек. Совсем не учитывая того, что надел военную форму и должен следовать заведенным правилам. С требованиями выполнять поставленную задачу любыми способами, ежедневным хамством и отсутствием какой-­либо помощи со стороны сослуживцев. Каждый за себя.
­- Однажды он попросил у военкома дать ему машину, чтобы объехать дома потенциальных рекрутов. Но получил ответ: ножками вперед или можешь взять у кого­-нибудь велосипед, ­- вспоминает Ольга Тетерук. - ­ А остальные сослуживцы безропотно молчат, главное, что не над ними лично руководитель издевается.
Женщина рассказывает, что уже через полгода Игорь Несмашный значительно потерял в весе, стал серым, унылым и ходил каким-­то надломленным:
­ Я ему говорю: разрывай к черту контракт. А он ­ как? Военком меня предупредил, что это невозможно. Если попробую не выйти на службу, то он отправит меня в дисбат как дезертира.
Ольга Анатольевна предложила мужу лечь в госпиталь. Тем более, что после службы в АТО у него имелись проблемы с ногами. Но тот оказался гордым, заявив, что сам со всеми проблемами справится.
­- 17 июля у Ольги был день рождения. Мы с мужем отдыхали на турбазе, и я ее поздравила по телефону, -­ рассказывает Татьяна Коненкова, друг семьи. -­ Говорили мы с ней минут 15. В основном о том, что у Игоря серьезные проблемы по службе, начальник над ним в буквальном смысле этого слова издевается, а он не может найти ни единого способа, чтобы разорвать этот ненавистный контракт. Договорились, что мой муж с ним через неделю встретится, поговорит. Может быть, найдут выход из сложившейся ситуации. Но не успели. 23­-го она мне позвонила и сказала, что Игоря больше нет.

«МЕНЯ ТВОИ ПРОБЛЕМЫ НЕ ИНТЕРЕСУЮТ»
Как удалось выяснить у правоохранителей, смерть Игоря Несмашного вызывает огромное количество вопросов, хотя следов стороннего насилия на его теле обнаружено не было.
То, что мужчине достаточно часто приходилось оставаться на ночь в военкомате, объясняется просто. Кроме официальных дежурств, капитан вынужден был задерживаться на службе для подготовки срочных документов, а после 20.00 добраться из Широкого в Кривой Рог нереально. Особенно, если у тебя нет личного автотранспорта.
Ночь трагедии была второй подряд, когда офицер ночевал вне дома. Сначала дежурство, а потом оформление документов на редкого рекрута, изъявившего желание служить в ВСУ.
-­ Я с супругом разговаривала по телефону, ­- вспоминает Ольга. -­ Он был «весь в загоне». Не мог найти бланки каких­то документов, которые были на флешке у его заместителя­старшины. Но тот их принципиально не давал. Такая вот военная взаимовыручка. Муж сказал, что должен ночью работать, чтобы утром «кровь из носа» подготовить дело для подписания контракта.
Вечером 22 июля Ольга Анатольевна созванивалась с супругом несколько раз, но в половине двенадцатого ночи его телефон перестал отвечать. «Он, наверное, его специально выключил», ­ заявил потом военком.

СЛОМАЛСЯ САМ ИЛИ...?
По версии сотрудников полиции, 23 июля Игорь Несмашный совершил суицид, повесившись на электрическом кабеле компьютерного удлинителя в период с двух до четырех часов ночи. Один конец привязал к лестнице второго этажа, а сам на первом этаже спрыгнул с табуретки, держа в руках очки.
На его рабочем компьютере была открыта страничка форума, где обсуждался вопрос о расторжении военного контракта. И большинство участников утверждали, что шансов на это нет никаких.
В мусорной корзине лежал смятый лист бумаги ­ рапорт Игоря Несмашного на увольнение из Вооруженных сил Украины. Так и не подписанный.
­- Я думаю, что он просто сломался под тем чудовищным давлением, которое на него оказывалось. Две ночи практически без сна, скотство и отсутствие каких бы то ни было перспектив изменить хоть что-­нибудь. Все­-таки он не был военным человеком, ­ говорит Ольга Анатольевна.
Но больше всего поразило женщину отношение широковского военного комиссара.
-­ Он нагло ухмылялся мне в глаза, заявляя, что муж просто не хотел возвращаться домой, потому что там все было плохо. Он не знал, что у нас были замечательные отношения, и Игорь буквально всем делился со мной. Почему я и знаю, что происходило. А сослуживцы Игоря молчат, опус­тив глаза, ­- плачет она.
Очень сильно удивило Ольгу Анатольевну и то, что после обнаружения тела мужа его сослуживцы сразу вызвали на место начальника, а в полицию сообщили только через полчаса.
­- Мы жили душа в душу, и Игорь просто не мог уйти из жизни, не оставив мне предсмертной запис­ки. Но ее никто не нашел. Более того, пропал и его мобильный телефон, который мне никто так и не вернул, -­ рассказывает собеседница.
Как телефон мог пропасть в военкомате? Почему? Может быть, потому, что на нем находилось что­-то личное? Или доказательства доведения офицера до самоубийства?
­- Он в последнее время был очень подавлен, но никогда не высказывал желания совершить суицид. Он прошел АТО и вернулся с войны живым. Из Широковского военкомата он живым не вернулся, ­- говорит Андрей Тетерук, пасынок погибшего.
СТРАННАЯ ВОЗНЯ
Ольга Тетерук рассказывает, что военные начали играть с ней в своеобразные кошки­мышки. Пообещали прислать машину, чтобы привезти к погибшему мужу, но слова не сдержали. Пришлось просить знакомых.
Женщина организовала и провела похороны родного человека за свой счет, а военные продолжают «кормить» ее пустыми обещаниями.
-­ Мне не хочется верить, что Игорь самостоятельно свел счеты с жизнью. Но если уж это произошло, то я очень хочу привлечь к ответственности тех, кто довел его до этого. В день смерти мужа я находилась в шоковом состоянии, а полицейские Широкого меня убеждали в том, что нет смысла писать ни на кого никакие заявления. Вроде как у них там все схвачено, и любое расследование будет спускаться на тормозах. Поэтому я решила обратиться за помощью в Криворожскую городскую прокуратуру. Может быть, хоть там работают порядочные люди, -­ заканчивает свой рассказ жена Игоря Несмашного.
P.S. Автор статьи пытался связаться с представителями Широковского военкомата. Вот только это оказалось совершенно бессмысленным. Все как один ­ и офицеры, и сержанты, отвечали, что не могут комментировать факт самоубийства своего коллеги без приказа командира. Только вот, кто является этим командиром, выяснить так и не удалось. Может быть, потому что в этом деле действительно все не так уж и чисто?
ОТ РЕДАКЦИИ
Если военным есть что сказать по этому поводу, «Пульс» готов опубликовать их мнение.

Роман ЗИНЧЕНКО