Фуршет

Рождественская Эстония

8Небольшая прибалтийская страна на севере Европы с населением лишь вдвое большим чем в Кривом Роге, является мировым лидером в области цифровых технологий. Но это далеко не единственная её особенность.

Эстония, пожалуй, ­ единственная страна постсоветского пространства, где вполне успешно реализовалась медицинская реформа. И не только она. Сегодня уличная преступность здесь одна из самых низких в Европе, а местные коррупционеры мельчают не по дням, а по часам. Не зря же доверие населения к правоохранителям едва ли не стопроцентное.
Обзавидуешься! Впрочем, обо всем по порядку.

ВЫПЬЕМ ГЛИНТВЕЙНА, ЗАКУСИМ СЕВЕРНЫМ ОЛЕНЕМ!
В Таллинн мы прилетели в начале декаб­ря, а ёлка на центральной площади столицы уже стояла. Хотя что тут удивительного? Ожидание праздника ­ уже праздник.
­- К Рождеству мы готовимся заранее. Предпраздничный период ­ Адвент ­- самое замечательное время. Главный праздник еще впереди, а чудеса уже происходят, ­- пояснил куратор группы украинских журналистов Тиит Мацулевич.8-1
Одно из таких чудес ­- огромная новогодняя красавица. Тут даже не представляют, что её можно собрать из отдельных компонентов. Ёлка, как и праздник, должна быть настоящая!
Здесь же, на площади, кипит ярмарка. Самый ходовой товар -­ глинтвейн, который пользуется особой популярностью. Стоит замечательный алкогольный напиток по эстонским меркам сущие пустяки ­- 4­-5 евро. Хотя для нас это и дороговато, зато таллинский глинтвейн настолько же вкуснее, насколько и дороже. Лучше, конечно, для полноты ощущения праздника употребить не один, а два, а то и три стаканчика этого сказочного эликсира. Но, ра­зумеется, меру погружения в сказку каждый определяет сам.
Что еще можно прикупить на ярмарке? Кроме сувениров чаще всего предлагают теплые вязаные носки и свитера. Страна­то северная! Из экзотики ­ колбасы из кабана, медведя и северного оленя. Стоимость деликатесов ­ 10 евро за 200 граммов. Дорого! Но всё равно покупают. В основном такие рождественские угощения берут туристы из стран­соседей ­ России и Финляндии. Финнов в Таллинне особенно много. На самом деле Эстония­то страна достаточно бедная (конечно, не по нашим меркам, а по европейским). Потому финны и приезжают сюда погулять и покутить.
Заметим, что для эстонцев Финляндия ­ отличный мотиватор. Уровень жизни там выше и девиз Эстонии: догнать и перегнать своего северного соседа.
В чем-­то эстонцам это уже удалось.

СТРАНА-­ЦИФРА
Сегодня Эстония ­ мировой лидер в области цифровых технологий. У каждого гражданина страны есть пластиковая карточка с чипом ­ ID­карта. С её помощью люди получают информацию от государственных служб, справки, платят налоги, записываются на приём к врачу и получают рецепты. 32% эстонцев голосуют через Интернет, а 96% эстонских налоговых деклараций заполняются в электронном виде.8-2
Стать такой «страной в смартфоне», по мнению Президента Украины Владимира Зеленского, должна и Украина. Потому наш глава государства недавно посетил Центр по вопросам цифрового управления «е­Эстония». Благодаря проекту Украинского кризисного медиа­центра и Эстонского центра восточного партнерства, презентацию «страны в смартфоне» провели и для украинских журналистов. Что примечательного в этом проекте?
­- Прежде всего нужно было обеспечить законодательную базу, ­- рассказывает спикер Центра по вопросам цифрового управления «е­Эстония» Анетт Нума. -­ Мы решили сделать ID­карту обязательной для всех граждан и сегодня все эстонцы её имеют. А в Финляндии, где к подобному проекту приступили на девять лет раньше, такую карту внедряли добровольно. В результате ID­карта есть только у 40% финнов.
Преимущества же цифровой коммуникации государства с гражданами очевидна. Оцифровка государственных услуг позволила экономить средства даже на бумаге и принтерах: страна тратила на это около 130 000 долларов в год. Обмен информацией онлайн (включая дистанционное голосование) сократил заседания кабинета министров с 4­5 часов до получаса. Однажды на одном из заседаний все решения приняли за рекордные 28 секунд!
Посредством революционной системы граждане могут решить дистанционно множество проблем и воп­росов. Хотя и не всё возможно даже с помощью чудесной карты. Онлайн нельзя жениться или выйти замуж, развестись и купить недвижимость.
Зато выписать электронный рецепт или оплатить штраф за неправильную парковку возможно не выходя из дома. В ID­карту можно внести домашних животных, например кота, и контролировать его прививки. Да что там кот! Можно забронировать себе место на кладбище, поближе к могилам родственников.
При этом данные пользователей (для смягчения последствий потенциального взлома) не хранятся в одном месте. Каждый департамент видит только «свою» информацию, а правительственная платформа X­Road объединяет отдельные серверы с помощью сквозного шифрования. То есть, к примеру, врач хранит данные на своём сервере, а банк и школа ­ на своих серверах. И при необходимости нужная информация просто передаётся с отдельных узлов.
Как уже отмечалось, цифровые технологии существенно упростили медобслуживание, хотя, разумеется, без реального общения с врачом тоже не обойтись.

В ЭСТОНИИ ЕСТЬ И ЦИФРОВАЯ МЕДИЦИНА И «ЖИВАЯ»
Медицина ­ это такая тема, которая интересует абсолютно всех. И это понятно. Пока своими ногами ходишь и самостоятельно дышишь, еще туда-­сюда. Но как только здоровье начинает пошаливать и приходится обращаться к врачам, понимаешь, что болеть в Украине крайне нежелательно. Особенно людям небогатым.
А вот в Эстонии болеть можно! Страна с населением всего лишь в 1,3 млн человек считается лидером цифрового государственного управления, в частности, в сфере здравоохранения. Эстонцы получают свою электронную медицинскую карту при помощи ID: только с ним они впоследствии могут посмотреть всю информацию в системе о своём здоровье.
В Единый государственный цифровой реестр здравоохранения вписаны все обращения пациентов к врачам, поставленные диагнозы, назначения, результаты анализов, снимки, хронические болезни. В систему можно по желанию добавить информацию с мобильных приложений, таких как, например, пульсометр или электронный тонометр. Также взрослый пациент может увидеть медицинскую информацию о своих несовершеннолетних детях.
Но не всё же можно исцелить цифрой. Пациента нужно осмотреть и пощупать. Насколько эффективна в прибалтийской стране «живая» медицина?
­- С самого начала у нас была установка, чтобы семейный врач был в каждом микрорайоне, ­- отвечает на вопрос «Пульса» семейный врач Зареченского центра семейных врачей города Пярну Татьяна Чухненкова. -­ 12 лет назад мы, четверо врачей, вложили свои деньги и создали наш Центр. Заключили договор с аптекой и платим ей за аренду. В Эстонии семейные врачи обслуживают от 1200 до 2000 пациентов. Конечно, работы много и трудиться приходится не менее восьми часов в день. К сожалению, времени на «живое» общение не хватает. Врачи не всегда выезжают к пациентам. Если больному необходимо провести определенные медицинские процедуры или взять анализы, на вызов приезжает одна медсестра. Ни один профильный врач не примет пациента без направления семейного врача. В Эстонии с этим строго.
Если человек застрахован (а застрахованы абсолютное большинство эстонцев), его лечат бесплатно. Только вызов на дом врача стоит символические 5 евро. Кстати, страховка не оформляется специально. Если человек трудоустроен, за него в обязательном порядке платит государство. Средства для медобслуживания детей и пенсионеров также выделяет государство.
Проблемы, само собой, тоже есть. Основная ­ очереди к узким специалистам.
-­ Единственное, с чем не согласны пациенты ­ это то, что нельзя напрямую обращаться к профильным специалистам. Увы, очереди к ним растут. Сегодня, чтобы попасть, к примеру, к кардиологу или невропатологу нужно ждать в среднем 1,5­2 месяца, -­ резюмирует Татьяна Чухненкова.
Ну а зарплаты медработников по нашим меркам очень даже неплохие: медсестры получают чуть более 1000 евро, а врачи ­ свыше 2000. Но при этом доктора нередко уезжают работать в Финляндию, где примерно при той же зарплате нагрузка ниже.
Такие дела.

МНОГИЕ ЭСТОНЦЫ ГОВОРЯТ ПО-­РУССКИ
Командировка в эту удивительную прибалтийскую страну помогла развенчать некоторые заблуждения о ней. Прежде всего отмечу, что эстонцы вовсе не такие медлительные, как об этом принято думать. Они просто не суетятся. В парламенте не дерутся и не митингуют. А вообще говорят они очень даже бегло. Разумеется, на родном языке.
То, что политику страны определяют радикалы ­ тоже заблуждение. Действительно, лозунг «эстонская Эстония» звучит здесь иногда достаточно громко. В начале 2019 года на трамвайной остановке в центре Таллина появились плакаты, предлагающие эстонцам и русским стоять в разных концах платформы: «Здесь ­ только эстонцы», «Здесь ­ только русские». Плакаты вызвали резкую реакцию в Эстонии, особенно в русской части общества. Потом выяснилось, что это была предвыборная реклама новой партии «Эстония­-200». Таким образом партия хотела показать, что есть проблема раскола в обществе, и ее надо решать. Но данная инициатива обернулась падением партийного рейтинга ниже пятипроцентного избирательного барьера. Правда, националистическая Консервативная народная партия Эстонии (ЭКРЕ) в парламент таки попала, но сегодня она в коалиции с центристами, которые декларируют защиту русскоязычного населения. Впрочем, дело, наверное, в другом. Абсолютный радикализм может быть тактикой, но не стратегией. Он вряд ли придется по душе местным прагматикам. А успех в политике и экономике обеспечивает именно прагматизм.
Еще один миф ­ в Эстонии непопулярен русский язык. Это совершенно не так. В провинциальных городках, правда, его вспоминают реже, но в Таллинне русский язык знает подавляющее большинство горожан. На многих уличных плакатах, как и в ресторанных меню, тексты дублируются на русском. В эстонской столице полно российской символики, а в таллиннском книжном магазине весь второй этаж полностью отдан под русскую литературу. Государственные телеканалы вещают на родном языке, но для частных языковых квот не существует.
Кстати, напротив Центра по вопросам цифрового управления «е­Эстония» есть дом, где сохранилась и вообще крамольная фраза: «Слава КПСС». И что-­то не заметно, чтобы радикалы по ночам заливали её краской.
­ Мы специально оставили её, чтобы напомнить об одной из страниц нашей истории, ­ пояснили нам.
В Украине, увы, ничего подобного нет. Впрочем, как и «страны в смартфоне», страховой медицины и много чего еще. Из эстонских достижений нам доступен лишь знаменитый ликер «Vana Tallinn», который продают в криворожских супермаркетах.

Александр РАЗУМНЫЙ