Фуршет

Пепел и «колокольчик»

10Однажды мне довелось побывать в Днепропетровском областном центре криминалистических экспертиз. Особенно яркое впечатление оставило самое обширное на то время в Украине собрание огнестрельного оружия.

Экспонаты ­ действующие, самых разнообразных производителей, марок и моделей, начиная с первых годов ХХ столетия. Укомплектованная с научной дотошностью коллекция создавалась с практической целью идентификации оружия, использованного при совершении преступлений. К слову, все «железки» ранее фигурировали в уголовных делах в качестве вещественных доказательств.
Глаза разбегались при виде хищного блеска вороненных стволов. Между относительно известных предметов человекоубийства случались весьма редкие произведения инженерной мысли. К примеру, наградной японский полуавтоматический пистолет периода Первой мировой войны, выпущенный мизерной серией и таким же количеством патронов необычного калибра.
Немало места отводилось самоделкам. Главным образом бок о бок уживались довольно примитивные самопалы из подручных материалов, характерные, в том числе, и для эпохи «бегунов». Но непосредственно с нашим городом оказались тесно связанными другие артефакты, тоже изъятые из архивного дела: самобытного кривбассовского умельца многие работники правоохранительных структур до сих пор помнят под кличкой Пепел. Переполоху натворил он когда­-то громкого...
Тогда Пепла мне найти не удалось. Как освободившийся, хоть и давно, с мест лишения свободы, он должен бы состоять на милицейском учете, но сведения о нем оказались устарелыми. Родня отнекивалась, мол, сейчас он в Сибири на заработках. Только недавно его редкая фамилия проскочила в полицейском протоколе в качестве заявителя. При нашей личной встрече этот потертый жизнью гражданин опешил от предложения рассказать о его похождениях в молодые годы, уповал на плохую память, раскаяние в содеянном. Но после упоминания о его творениях на почетном месте в экспертном центре ­ не устоял. Поведал свою историю.

МАСТЕР НА ВСЕ РУКИ
Любознательный Владик рос в многодетной семье. Он родился вторым среди четырех братьев, потом были еще две сестры. Школу окончил без троек, только ни о каком институте даже речи быть не могло. Конец 80­х, зарабатывать нужно на пропитание. И так удивительно, что родители не отправили его в ПТУ после 8­го класса. Наверное, пожалели из­за слабого здоровья. Поэтому и в армию не попал. Да и престиж вузовских «корочек» тогда уже сильно потрепался.
Получил он, значит, специальность токаря. Работать с железом любил, особенно удавалось ему точить какие­то специальные заказы, где для особенного изделия требовалось ювелирное умение и немалое терпение. Но возиться приходилось с самыми что ни на есть обычными вещами. Экономический спад почти остановил промышленность, механический цех неделями простаивал, оттого рядовые труженики на производственных мощностях изловчились делать полезные бытовые штучки для продажи на базаре ­ «кравчучки», разные дачные инструменты.
Среди коллег Влад снискал уважение, когда придумал усовершенствованную конструкцию ручного ключа, что выравнивал консервные крышки для повторного использования. Члены бригады точили эти, если говорить по­современному, гаджеты десятками и держали некоторые технологические секреты в строгой тайне от конкурентов.
Газеты пестрели сообщениями о кровавых уличных разборках. Волна бандитизма сотрясала общество, полусонное еще каких­то пару лет назад. Не исключено, что полноводный поток голливудских видеобоевиков служил мощным катализатором нарастающего вокруг насилия. Наверное, все это вместе привело к катастрофическому всеобщему падению. Кто не застал той поры ­ не поймет, очевидцам лучше не воскрешать мутный образ переломного периода, только полнота повествования требует описать социальный фон превращения заурядного пролетария в заметную криминальную фигуру.

ДОМОРОЩЕННЫЙ ОРУЖЕЙНИК
Как­то товарищ по работе показал Владику затасканный до дыр листик с черчением якобы компактного автомата под патрон от мелкокалиберной винтовки. Более месяца на досуге друзья воплощали замысел, в итоге их поделка оказалась похожей на плоский банан с ручкой от чайника. Карикатурный результат общих дерзаний полностью разочаровал автора идеи ­ и настолько же вдохновил Влада искать пути технических решений и таки воплотить замысел. Пока только ради спортивного интереса.
Наш герой решил начать изучение вопроса с общей теоретической подготовки. Зачастил в разные технические библиотеки. Чтобы не привлекать внимания, просил выдать ему книги о знаменитых конструкторах оружия.
Поднаторев немного в теме, постепенно пришел к выводу, что перспективней сосредоточиться на патроне к пистолету Макарова. Соответственно, по секрету сообщал библиотекаршам о своих подозрениях, будто он ­ незаконнорожденный сын Н.Ф. Макарова, и желает знать побольше об отце. А потом горевал, дескать, в справочниках полно технической информации, но ничего нет о личной жизни Николая Федоровича. Впечатлительные служительницы храмов книгочтения горевали вместе с ним и добывали новые фолианты по теме.
На практике самым трудным было, опять­таки скрытно, припасти стальное сырье необходимых марок, уберечь его от пытливых взоров и загребущих рук коллег. Зачем размениваться на мелочи? Решил сразу точить пять комплектов главных деталей, чтобы в процессе подгонки и совершенствования был запас и выбор.
Технические задания понемногу решались, но возник непростой вопрос: где взять боеприпасы хотя бы для испытаний и, собственно, какую цель преследует доморощенный оружейник? Патроны заказал привезти из армии дальнему родственнику. А вот со стратегической составляющей оказалось сложнее ­ зачем оно ему, так и не придумал. Но продолжал творить.
Почти полгода прошло. Настал долгожданный момент обкатки детища. И сейчас Влад вспоминает его как некое волнующее таинство. На отвале заброшенной шахты снарядил магазин добытым десятком патронов ­ и взлелеянный мозолистыми руками автомат выплюнул их одной очередью. Отсекатель одиночных выстрелов не действовал! Начались опять теоретические изыскания.
К тому времени Влад имел девушку -­ работницу металлургического комбината. В миг откровений поведал ей о своих попытках смастерить нечто совсем немирное. Их отношения продвигались к заключению брака. И тут в амурном дуэте появилась третья участница. Сердцеедка напрочь отбила у Влада желание идти в ЗАГС. Озлобленная и брошенная экс­невеста отомстила жестко: сообщила о попытках изготовления оружия в милицию. Арест прямо на рабочем месте, быстрое следствие и суд. Несмотря на ворох отличных характеристик и первый привод Влад получил три года «химии» вместо ожидаемого условного срока.

БЛЕСНИ­-КА, ПЕПЕЛ, БЫЛЫМ МАСТЕРСТВОМ!
Исправительные работы, конечно, ­ не зона строгого режима, но и там было не слишком вольготно. Появились у криворожанина связи в криминальных кругах и кличка Пепел. Примечательно, что несостоявшаяся жена еще перед вынесением приговора фактически приползла на коленях с мольбой о прощении. Приезжала на свидания и в колонию­поселение. Там, в довольно мрачном кабинете начальника, они заключили законный брак. Таким образом к концу отбытия наказания Влад стал отцом мальчуганов­близнецов.
На свободе бушевали разудалые 90­е. Работягам и с безупречной репутацией не находилось приличной работы. Чем заняться вчерашнему заключенному? Об этом позаботились новые дружки по зоне. От них не скрыть, чем человек занимался до «посадки» и какие имеет виды на будущее. Плюс ­ пышные тирады о вечной дружбе, воровском братстве и прочая фальшивая романтика действуют не только на подростков. В общем, «добрые люди» помогли Пеплу на первое время деньгами для обустройства быта и с устройством на работу токарем в ЖЭК. Поближе к нужным станкам. А дальше: «Блесни­ка, Пепел, былым мастерством!».
Впрочем, следует учитывать, это современная автобиографическая версия ­ подать себя невольной жертвой обстоятельств. А как оно было на самом­то деле? Да не столь и важно. Суть же в том, что перед арестом успел Влад припрятать большую часть заготовок и толстую тетрадь с расчетами да чертежами. Оставалось их лишь вернуть из забытия.
С той поры он долго думал об улучшении конструкции. Усовершенствования коснулись только маленьких изменений в спусковом механизме, и он застрочил как колокольчик ­ то одиночными выстрелами, то очередями. Модель так и назвал ­ «Колокольчик». Благо, заказчики обеспечивали боеприпасами в неограниченных количествах.
Пепел скромно упоминает о первой партии, состоящей из 20 автоматов, шесть из которых он отбраковал самостоятельно. Получил за них приличные деньги ­ более двух годичных зарплат.
Далее последовала длительная пауза. Криминальный мир будто забыл о нем. А Влад, то бишь Пепел, разрабатывал новые образцы. Из конкурентноспособных вещей упоминает мелкокалиберные: пятизарядный пистолетик и карабин, перезаряжающийся скобой спускового крючка, как у легендарного ковбойского «Винчестера» периода покорения Дикого Запада. Сотворил для себя, в единственном экземпляре.
В тот день, когда его дети пошли в первый класс, возле подъезда он увидел неожиданного визитера. Тот невозмутимо поставил перед фактом: через месяц от Пепла ждут полсотни «колокольчиков». На возражения о физической невозможности выполнить просьбу ­ нет ни материала в достаточном количестве, ни производственной мощности, ведь это работенка для целой бригады с серьезным оборудованием, гонец с мрачной ухмылкой похлопал его по плечу и исчез.
Для себя Влад решил единым трудовым рывком «родить» сколько сможет стрелялок и не брать деньги, чтобы отстали. Наив­ненький. Через месяц он осилил только... четыре штуки, еще пара ушла в брак. «И что же ты, мужик, так не любишь своих первоклас­сничков?» ­ услышал грозный ответ. Дали еще месяц и ту же норму.
В отчаянии Пепел обратился к уважаемому на районе бывалому оперу. Написал явку с повинной, но с одним условием: как бы милиция вышла на него случайно, при проверке ранее отбывших наказание. Все вышло согласно замыслу. За негласное сотрудничество со следствием его приговорили опять на три года. Только уже не «химии». Злодеи больше так и не объявились.

С ЗОЛОТЫМИ РУКАМИ БЕДНОСТЬ НЕ СТРАШНА
Более четверти века истекло. Некоторые моменты остаются не выясненными. Во­первых, стоит оставить под сомнением слова Пепла о количестве им выпущенного оружия. То, что изготовлено оно далеко не кустарным способом, позволяет предположить о существовании на порядок большего арсенала. Но одновременно с этим обескураживает тот факт, что ни в одном преступлении, во всяком случае зафиксированном правоохранительными органами, оно не участвовало. Существует предположение, будто «колокольчики» у криворожанина заказывали преступники из Тольятти во время мафиозных битв за контроль над ВАЗом, но несогласованность международного обмена данными и неполные базы пулегильзотеки стали преградой широкой известности творений криворожского умельца.
Три года ­ срок долгий или короткий? В сравнении с десятилетием за решеткой ­ мгновение. Законопослушному гражданину же вечность. В тюрьме Влад сильно подорвал здоровье, перенес несколько тяжелых операций на желудочном тракте. Имеет инвалидность. Но его золотые руки позволяют ему и сейчас довольно безбедно существовать. Могло быть значительно хуже. Обидно, что незаурядный талант не нашел настоящего признания: в узкой среде специалистов по огнестрельному оружию и криминалистов достижения Пепла не подвергаются сомнению. Трудно в это поверить, но под ПМ­овский патрон не существует надежного пистолета­пулемета. Был на рубеже 80­х годов разработан такой армяно­чеченский проект ­ «Борз» или «Волк», но по качеству материалов и сборки, надежности, оригинальности конструкции ему далеко до произведения Влада.
Печальную точку в этой истории поставила неумолимая современность. При преобразовании украинской милиции в полицию существенные перемены коснулись и экспертно­криминалистической службы. Все материальные архивы было принято решение... уничтожить. Что безотлагательно было осуществлено. Не осталось даже фото «Колокольчика».

Алексей ДУБРОВСКИЙ