«Криворожсталь» - часть моей жизни»

В этом году профессиональный праздник металлургов и горняков пройдёт в Кривом Роге из­-за карантинных ограничений скромно, без масштабных праздничных мероприятий. Но для криворожан, чья трудовая биография неразрывно связана с горнодобывающей и металлургической промышленностью, этот день всё равно торжественный.

Ветеран труда Анатолий Массай начинал работать на КМК 16­летним пареньком в 1953 году. Сначала был резчиком, параллельно учился в вечерней школе. По возвращении из армии пошел работать каменщиком, потом ремонтировал ковши, в которые выливали сталь.
­- Я всё время работал и учился, мне интересно было осваивать новые профессии, кроме того, открывались возможности более высокого заработка, что тоже немаловажно, -­ рассказывает Анатолий Лазаревич. -­ Окончил курсы машинистов, работал машинистом крана, разливал расплавленный металл ковшом вместительностью 58 тонн. Работал на четырехсменке, а в свободное время учился в металлургическом институте по специальности «механик по ремонту оборудования по обработке черных и цветных металлов». Тогда в институте можно было учиться посменно ­- утром работаешь, вечером ­ за парту и наоборот. В общей сложности, отработал я в горячем цехе более десяти лет. Работа машиниста крана была сложной, важной и нужной, но однообразной. Мне как молодому специалисту по­обещали квартиру, но только через год, поэтому я не стал дожидаться ­- рассчитался и пошел работать в трест «Домнаремонт», он тогда подчинялся Днепропетровску. Мы работали на «Криворожстали», занимались капитальным ремонтом всего производственного оборудования, включая прокатные станы и доменные печи.
В «Домнаремонте» Анатолий Лазаревич начинал в 1973 году мастером монтажных работ, в его подчинении было пять ремонтных бригад. Через год его назначили прорабом, через пять лет -­ старшим прорабом монтажного участка. Он рассказал, что в его подчинении были особенные работники, за глаза их называли «рексы» ­- за криминальное прошлое. Тем не менее, о своих бывших подчинённых он и сейчас вспоминает с особенной теплотой.
-­ Мне пришлось работать с уголовными «специалистами» всех уровней, у некоторых было за плечами по 2­-3 срока, штат укомплектовывали сверху. Их направляли на работу уже после того, как они отбыли своё наказание, меня не интересовало, за что они его получали. К любому человеку нужен душевный подход, если он чувствует, что руководитель ему доверяет в сложных, ответственных моментах, то отдача будет стопроцентной. В работе они были надёжными людьми, меня ни разу не подводили, -­ говорит Анатолий Массай. -­ В «Домнаремонте» в то время работало 350 монтажников, 100 резчиков, 100 сварщиков, все занимались сложными ремонтными работами, участвовали в строительстве 9­-й доменной печи.
Криворожанин вспоминает, что строительство самой мощной на то время в мире доменной печи велось рекордно быстрыми темпами, и в канун 1975 года она была введена в эксплуатацию. При строительстве этого огромного объекта применялись передовые технологии, домна была оснащена автоматической системой управления с применением вычислительной техники.

ОСОБОЕ ЗАДАНИЕ
Среди солидной стопки грамот и благодарностей, которые вручались криворожанину в честь профессионального праздника, памятных дат, за добросовестный труд, за победу в соцсоревнованиях, за многочисленные рацпредложения, есть и Почётная грамота Президиума Верховного Совета Украинской ССР. Это награда за активное участие в строительстве кислородно­-конверторного цеха Днепропетровского металлургического завода имени Дзержинского в январе 1983 года. А в трудовой книжке записано: «Награжден за выполнение специального правительственного задания».
- ­ В 1982 году я был мобилизован через военкомат и направлен в Днепродзержинск. Назначили меня, сержанта, помощником командира роты, потому что под моим началом, как прораба, были ремонтные бригады. В то время на заводе планировалось строительство доменной печи непрерывной разливки стали. Но проложить железнодорожные пути к строительной площадке мешала печь №6, которую нужно было убрать до основания и зачистить площадку. Это мы уже на месте узнали, что в домне №6 выплавляли урановую руду из Желтых Вод, ­- рассказывает Анатолий Лазаревич. -­ Тогда о вредном воздействии радиации на человека никто понятия не имел. Мы выполняли демонтажные работы голыми руками, без каких-­либо средств защиты, жили рядом в палатках. Когда я увидел, как у дозиметриста рядом с печью зашкаливает прибор, спросил, как же мне сюда людей посылать? Он ответил, что раз есть приказ, то его нужно выполнять.
Анатолий Лазаревич рассказал, что демонтажом домны занимались порядка 400 человек, работали круглосуточно по четыре смены, ударными темпами. Поэтому вместо трёх месяцев по плану, справились за два с половиной.
Об этом спецзадании криворожанину напоминает не только грамота, за которую полагается к пенсии 49 гривен, но и удостоверение вроде чернобыльского, в котором указано, что он работал с вредными веществами. Поэтому Массай в шутку называет себя «первым чернобыльцем».

ОСТАЁТСЯ В СТРОЮ
О своей работе на «Криворожстали» Анатолий Массай может рассказывать долго. Он признался, что после выхода на пенсию ему было сложно оставаться не у дел. И сейчас, в свои 83 года, труженик остаётся в строю, является председателем квартального комитета улицы Проскуринской, ведёт активную общественную деятельность в ветеранской организации Долгинцевского района.
­- Для меня День металлурга -­ профессиональный праздник. Очень жаль, что сейчас звание «рабочий человек» несколько утратило своё значение. В то время можно было прийти на производство, не имея никакой специальности и выучиться с «нуля», для этого предоставлялись все возможности. Если добросовестно работаешь, будет и зарплата, и квартира, и путёвка в санаторий, ­- рассуждает Анатолий Массай. -­ То, что продали нашу «Криворожсталь» в частные руки, ­ огромная ошибка правительства. Потому что люди, строившие КМК, поднимавшие его из руин после войны, все, кто трудился честно и добросовестно, остались «за бортом». И всё равно, для нас, металлургов, «Криворожсталь» была и остаётся частью нашей жизни.

Кристина МАРГИНА