«Серая зона» - шанс заработать


6 Корреспондент «Пульса» в августе побывала на контрольно­пропускном пункте, через который люди пересекают линию разграничения на Донбассе. Как им это удается в нынешних условиях ­ читайте ниже.

 На Донбассе из шести контрольных пунктов в настоящее время стабильно работает только один ­- «Станица Луганская». Людям, которым нужно пересечь линию разграничения в Донецкой области приходится или ждать, когда откроется временный «коридор» между пунктом пропуска «Новотроицкое» и блокпостом «Еленовка», или делать огромный крюк, тратя силы, время и немалые деньги. В Донецкой области украинские пограничники готовы пропускать на нескольких пунктах, но боевики пропуск блокируют.
 Пешеходный КПВВ «Станица Луганская» со стороны Украины работает ежедневно с 07.00 до 20.00, со стороны оккупантов пункт пропуска прекращает работу на два часа раньше. До 22 марта, когда был введен карантин, этот пункт ежедневно пересекали 8-­11 тысяч человек в обе стороны. После возобновления 10 июня его работы ­ раза в три меньше. Но очереди не исчезли, людям по-­прежнему приходится выстаивать в них часами, чтобы пересечь линию разграничения. С введением карантинных мероприятий украинские пограничники пропускают граждан только при условии согласия на прохождение самоизоляции с использованием единого электронного сервиса «Дій вдома» или обсервации.

 ЗА ПЕНСИЕЙ
 На подконтрольную территорию из самопровозглашенных «республик» массово едут пенсионеры за украинской пенсией. Людей много, все максимально сосредоточены, напряжены и обозлены, здесь каждый «за себя». В общих очередях стоят все ­- инвалидность, глубокая старость или полуобморочное состояние -­ не повод пройти к заветному окошку раньше других. Здесь не уступят место, не поднесут тяжелые сумки, зато помощь ближнего можно купить ­негласные тарифы установлены на любую услугу.
Заполнить бланк, например, обойдется в 25 гривен, разобраться с программой «Дій вдома» помогут за сотню. «Серая зона» между двумя пунктами тянется километра на полтора, включая мост через реку Северский Донец. Идти нужно по огражденному металлической сеткой коридору, разделенному трубой, свернуть невозможно, туалетов нет. Бесплатно волонтёры перевозят на инвалидной коляске только инвалидов 1-­й группы, остальным, кто не в силах пройти этот путь, приходится договариваться с ними и платить по 200 гривен.
6-2 Непосредственно возле пункта пропуска фотографировать нельзя, чтобы не нарваться на неприятности, внимание к себе лучше не привлекать. Пересекающие линию разграничения не расположены вступать в беседу, чувствуется, что люди боятся. Тем не менее, с некоторыми жителями «ЛНР» поговорить удалось.
-­ Этот пункт я пересекаю с 2015 года, раньше здесь кроме колючей проволоки и будок, обтянутых полиэтиленом, ничего не было. Опасно было переходить через разбитый мост, особенно по гололёду и под палящим солнцем, и под дождём стояли часами, навесов не было, относились к нам как к скоту, -­ рассказывает жительница Красного Луча Светлана Петровна. -­ Сначала Украина начала строительство благоустроенного пункта пропуска, потом «ЛНР» подтянулось. Сейчас пункт превратили в настоящую границу, с украинской стороны более цивилизованно всё оборудовано. Но каждый раз при её пересечении испытываю стресс от всего происходящего. Столько горя насмотрелась, что и вспоминать не хочется. От России получаю помощь 4 тысячи рублей, на них не проживёшь цены ведь у нас российские. Вот и езжу за украинской пенсией, пока силы есть, пусть платят, я её заработала.
Со стороны Луганска рейсовые автобусы подвозят людей к памятнику князю Игорю. Дальше пешком идти запрещено, поэтому нужно ждать социальный автобус, который часто отменяют, или воспользоваться маршрутным такси. За пять минут поездки придётся выложить 200 рублей, но в эту стоимость входит и возможность быстрее пройти очередь, поскольку у таксистов «всё схвачено».
 Пересечь КПВВ в противоположную сторону проблем не составляет, оккупанты и украинские пограничники выпускают всех без проблем, были бы документы в порядке. А вот при въезде хоть на неподконтрольную, хоть на подконтрольную территорию приходится пройти, по словам людей, семь кругов ада.
 Пересечение пунктов пропуска и стояние в очередях ­настоящее испытание, смертельные случаи здесь не редкость.
 - Умирают люди, конечно, особенно летом. Вон с нашей (неподконтрольной ­- прим. авт.) стороны только что на «скорую» тело погрузили, не знаю, мужчина или женщина, ­рассказывает житель Стаханова, назвавшийся Степановичем. ­- В прошлый раз проходил КПВВ, вижу, не доходя до моста, мужчина стоит, одет прилично и не старый ещё, за сердце держится, бледный весь. Предложил ему валидол, он ответил, что уже положил таблетку под язык. Я спросил да и пошёл, здесь всё нужно быстро делать, останавливаться некогда. Потом слышу разговор, что какой-­то мужчина прямо на мосту упал и умер. Думаю, это он и был, не дошёл, значит... А что поделаешь?


 САМОИЗОЛЯЦИЯ
 После пересечения украинской линии разграничения человек должен отправиться на двухнедельную самоизоляцию. Для контроля прохождения карантина на телефон заранее самостоятельно устанавливается мобильное приложение «Дій вдома», которое активируют непосредственно на пункте пропуска. Огромная проблема в том, что установить программу можно только на сенсорные телефоны с большим объемом памяти.  Обладателей устаревших моделей, а тем более кнопочных «бабофонов» просто разворачивают восвояси. Купить подержанный телефон сомнительного происхождения и качества можно тут же у предприимчивых дельцов по цене от двух тысяч гривен.
6-3  - На моих глазах у парня, который уже активировал программу, из кармана выпал смартфон, а на него случайно бабка наступила и раздавила. Такая жалость! Он бегом помчался и купил первый попавшийся телефон, чтобы его в Украину пропустили, -­ рассказывает жительница Стаханова Ирина. -­ Столько с этой программой проблем, сколько слез и нервов, передать нельзя. Очень многих возвращают, здесь никто ни с кем не церемонится. Многим пенсионерам сложно пользоваться смартфонами, стоит чуть не туда нажать -­ и программа сворачивается. Люди стоят часами, чтобы этот вопрос решить, но не всем удаётся. Беда, одним словом, когда это издевательство над нами закончится?
 Требования к тем, кто согласился проходить двухнедельную самоизоляцию очень строгие ­- за малейшее нарушение грозит штраф 17 тысяч гривен. Две недели в любое время с 9.00 до 21.00 приходят сообщения с просьбой выслать своё фото, причем фотографироваться нужно всё время в одном и том же месте. При этом исключается возможность просто передать фото, так как необходимо по просьбе, например, повернуть голову в нужную сторону или закрыть глаза.
 Чтобы не сидеть две недели взаперти, там же на КПВВ можно пройти ПЦР-­тест, и если его результат будет отрицательным, самоизоляция прекращается. Для теста берут мазок из полости рта, стоит это 1220 гривен плюс несколько часов, потраченных в дополнительных очередях.
 -­ У меня нет возможности сидеть две недели в Украине, я работаю, поэтому по квитанции заплатила в кассе деньги, сдала тест. Два дня поживу в гостинице, пока ответ придёт, надеюсь, что отрицательный, ­- делится жительница Донецка Марина. ­- Я понимаю, что угроза заразиться коронавирусом существует, тем более, что в «ЛНР» карантина нет, соблюдать дистанцию и носить маски требуют только украинские пограничники. Но есть и другая сторона, ведь если в день тысяча человек сдаст этот тест, то сумма составит более миллиона гривен, неплохой доход получается.
 Нажиться на доверчивых пенсионерах не упускают случая мошенники, которые под видом волонтёров орудуют в «серой зоне» между двумя пунктами пропуска. Пенсионерам предлагают пройти быстрый интернет­-тест на коронавирус за 2800 гривен, за 200 гривен установить приложение «Дій вдома» или за 2000 гривен купить старый смартфон, а в случае отказа запугивают пенсионеров угрозами, что якобы дальше их не пропустят пограничники.
 -­ Слышала, что волонтеры-­мошенники людей не пропускают, требуют деньги или золотые серьги, чтобы пройти. Женщина рассказала, что ей удалось пройти, заплатив им 200 рублей, а знакомую пенсионерку, которая отказалась отдать им серьги, вернули назад, не пропустили в очередь на КПВВ. И где полиция? Неужели порядок навести некому? ­возмущается жительница Луганска Светлана. ­- Эти мошенники специально вводят неправильную программу «Дій вдома», блокируют сим­карту и тут же предлагают втридорога купить новую. Вот такой здесь «бизнес» процветает, для аферистов этот коронавирус ­- дар Божий.
 Станица Луганская, оказавшаяся первым украинским пунктом для жителей неподконтрольных территорий, уже не первый год живёт особой, приграничной жизнью. К услугам пересекающих границу предлагается целый автопарк автобусов и маршруток, на которых можно уехать в любом направлении, причем не только по Украине. Без труда можно поехать в Польшу, Чехию, Россию. Здесь же можно купить свежеприготовленный, прямо с мангала, шашлык по цене 300 гривен за килограмм, овощи и фрукты, другие продукты питания. Уже мало кто обращает внимание на разрушенные в начале войны здания, расположенные в непосредственной близости к пункту пропуска. Здесь привыкли ко всему, с обеих сторон каждый нашёл свою нишу и приспособился к жизни в «серой зоне».
                                                                                                                 Кристина МАРГИНА