Величайшие воздушные асы XX века

10-1 Казалось бы, что о нашем замечательном земляке Дмитрии Борисовиче Глинке уже писано-­переписано, в том числе и автором этих строк. Но вот появился ещё один повод рассказать читателям «Пульса» о легендарном лётчике ­дважды Герое Советского Союза, который стал одним из героев книги Николая Бодрихина «Величайшие воздушные асы XX века».

 В ней собраны биографические и военно-­исторические сведения о сотне известнейших асов -­ летчиках-истребителях за всю историю военной авиации, начиная от первого результативного воздушного боя в ходе Первой мировой войны, проведенного штабс-­капитаном Петром Нестеровым ­- основоположником высшего пилотажа, первым в истории применившим 8 сентября 1914 года воздушный таран. Рассказывается в ней о летчиках из разных стран, принимавших участие в грандиозных сражениях Второй мировой, и о пилотах, участвовавших в воздушных противостояниях конца XX века в небе Кореи, Вьетнама, Ближнего Востока...
 Слово «ас» (с французского «туз», первый в своей области) вошло в обиход военных авиа­торов в Первую мировую войну. Так стали называть мастеров воздушного боя, сбивших пять самолетов противника. На счету Дмитрия Глинки их в десять раз больше. Лучшим же асом в истории авиации -­ 352 успешных воздушных боя -­ считается летчик-­истребитель люфтваффе майор Эрих Хартманн (летал на истребителе Мессершмитт Bf 109). В последний день войны ­- 8 мая 1945 года, был сбит над чешским городом Брно и сдался в плен американцам. Затем в соответствии с Ялтинскими соглашениями вместе с семью тысячами военнопленных, воевавших против Красной армии, был передан русским. Так как фактов о его причастности к военным преступлениям установлено не было, Хартманна обвинили в порче социалистического имущества и приговорили к 25 годам заключения в лагерях строгого режима. Узником ГУЛАГа он был 10,5 лет...

 ИСТРЕБИТЕЛИ
 «МЕССЕРШМИТОВ»
 В начале войны Дмитрий Глинка громил врага на боевых машинах Як-­1 -­ одноместном фронтовом истребителе, одномоторном свободнонесущем моноплане с низким расположением крыла и убирающимся в полете шасси, и на «ишачке» ­- истребителе И-­16, который смело можно назвать самой известной и узнаваемой машиной. Этот самолет был непременным участником многочисленных советских фильмов о летчиках, парадов на Красной площади, его изображали на плакатах и в детских книжках. На момент нападения Германии на СССР И­-16 составлял значительную часть истребительного парка военно-­воздушных сил РККА. Многие прославленные советские асы начинали свой боевой путь именно на этой машине, которую за высокую маневренность немецкие пилоты прозвали «мухой».
10 Но все же был самолет, который ближе к концу войны стал одним из символов гос­подства в небе советских летчиков ­ американский Be-ll P-­39 Airacobra, который называли «машиной асов».
 Такой громкий эпитет не случаен. Многие мастера воздушного боя в разное время летали на Р-­39. Трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин и вовсе в воспоминаниях называл «аэрокобру» своим любимым самолетом. Еще бы! Ведь 48 из 59 сбитых им самолетов пришлись как раз на полеты на американском истребителе.
Похожим был послужной список криворожанина Глинки. Но об этом чуть позже.
 «Аэрокобра» нравилась нашим асам своими формами и, главным образом, мощным вооружением. Сбивать вражеские самолеты было чем ­- пушка калибра 37 миллимет­ров, два крупнокалиберных скорострельных пулемета и четыре пулемета нормального калибра по тысяче выстрелов в минуту каждый.

 50 ЛИЧНЫХ ПОБЕД ГЛИНКИ
 «Высокого роста, волевой взгляд из­-под коротких бровей придавал лицу строгое, даже суровое выражение, и мы, молодые, откровенно побаивались его. Мастер воздушного боя Дмитрий очень метко стрелял с коротких дистанций, пилотировал с большими перегрузками, чаще всего не предупреждая о своем маневре по радио» ­- так вспоминал о своем ведущем Герой Советского Союза, генерал-­полковник авиации Г. У. Дольников.
Однополчане «окрестили» Дмитрия Борисовича Глинку по инициалам -­ ДэБэ.
 В отличие от большинства асов, Глинка не прошел инструкторской школы, но до января 1942 года, когда он попал на фронт, за плечами у выпускника Криворожского аэроклуба и знаменитого Качинского Краснознаменного летного училища была служба в строевой части, более сотни вылетов на И­-16.
 На Крымском фронте, где приступил к боевой работе 45-­й полк, укомплектованный самолетами Як-­1, Дмитрий сделал почин, сбив 9 апреля 1942 года Ю­-88. В тяжелых боях на четырех фронтах (Крымском, Южном, Северокавказском, Закавказском) с 9 января по 19 сентября 1942 года летчики полка уничтожили 95 самолетов противника. На счету Глинки уже было шесть сбитых вражеских машин.
 В мае во время одного из воздушных боев его самолет был сбит. После приземления на парашюте раненый и контуженый летчик около двух месяцев провел в госпиталях. Его возвращение совпало с прибытием в часть молодых летчиков, окончивших Сталинградское военное авиационное училище. Внимательно приглядевшись к пополнению, Глинка выбрал своим ведомым худенького интеллигентного юношу. Им оказался почти земляк Дмитрия -­ уроженец Никопольщины Иван Бабак. Учитель по профессии, призванный в Красную армию, вскоре станет выдающимся асом ­- Героем Советского Союза.
 В январе 1943 года полк перевооружили на «аэрокобры». К тому времени шли ожесточенные бои на Кубани. За воинскую доб­лесть 100-­му истребительному авиационному полку присвоили звание «Гвардейский», а помощника комполка по ВСС гвардии капитана Дмитрия Глинку удостоили «Золотой Звезды». В сорока боевых вылетах он сбил тогда 20 немецких самолетов, став самым результативным асом в небе Кубани. Через четыре месяца ему вторично присвоят звание Героя Советского Союза.
 Глинка обладал чрезмерной физической силой. Сослуживцы поражались его выносливости. Азартный, отчаянно смелый, в упорных апрельских боях 1943 года он совершал по нескольку боевых вылетов в день, а однажды довел их число до девяти. После чего проспал около полутора суток и с диагнозом «сильное переутомление» на неделю был отстранен от полетов.
 Здесь же, на Кубани, в большом бою, где участвовало более сотни самолетов с обеих сторон, Дмитрий, атакуя сзади и снизу, с горки, 10 марта 1943 года последовательно сбил два Ю-­88, но и сам был сбит второй и последний раз за войну, ранен, выбросился с парашютом. Через неделю он вернулся из гос­питаля, еще в бинтах.
 В конце мая в районе поселка Киевское старший лейтенант Глинка сбил три Ю­-87 в одном вылете, причем два из них в неотразимой пятисекундной атаке. Сбитые самолеты были расписаны на трех участвовавших в бою летчиков. Через несколько дней, в начале июня, наш земляк при штурме аэродрома Сарабуз сжег на земле два Ме-­109 и сбил идущий на посадку Ю­-52, также засчитанный ему как уничтоженный на земле.
10-2 Манера ведения им воздушного боя при любых обстоятельствах была атакующей, открытой, без маскировки, с предельными нагрузками для летчика и самолета.
 «Он умел исключительно эффективно использовать складывающуюся обстановку в любой схватке с врагом, хорошо организовывал взаимодействие внутри группы, отличался исключительным искусством ведения боев на вертикалях» ­- эта краткая характеристика Дмитрия Глинки принадлежит уже известному нам Ивану Бабаку. Ведь едва ли кто лучше ведомого может характеризовать работу летчика­истребителя.
 Став в августе 1943 года дважды Героем, Дмитрий трудно переживал испытание славой. Его смущали портреты в газетах, корреспонденты и операторы, десятки писем от незнакомых людей, ежедневно доставляемых ему. Неуравновешенный характер летчика становился еще более неровным. С одной стороны, фронтовое братство требовало непринужденного общения, предельной честности и искренности, с другой, -­ положение обязывало нести высочайшее, по заслугам, звание. Временами криворожанин становился нарочито серьезным, даже суровым, но чаще возраст брал свое, и он оставался веселым, чуть не­уклюжим 23-­летним парнем-­увальнем...
 Сразу после Кубани полк без перерывов участвовал в Миусской операции, в боях на реке Молочной, в Перекопском сражении. В 1944 году после почти полугодового отпуска, учебы и пополнения летчики 100-­го гвардейского приняли участие в Ясско-­Кишиневской операции. В начале мая в бою, где 12 «кобр» атаковали около полусотни Ю-­87, Глинка сбил три бомбардировщика, а всего за неделю боев уничтожил шесть самолетов противника.

 СМЕРТЬ ЧЕТЫРЕЖДЫ
 ПОЩАДИЛА ЕГО
 Дважды он уцелел после того, как его самолет был сбит. А вот в начале сентября 1943-­го, почти сразу же после получения второй «Золотой Звезды», Дмитрий едва не погиб, забавляясь с немецкими трофейными «гранатами­-лягушками». Из­-за взрыва упавшей поблизости гранаты он получил множественные легкие ранения ног.
 Однажды при перелете на военно-­транспортном Ли­-2 он едва не стал жертвой авиа­катастрофы ­- ночью, в условиях плохой видимости, самолет врезался в вершину горы. Глинка и еще несколько сослуживцев уцелели благодаря тому, что спали на чехлах в хвосте машины. Экипаж и все, кто находился в салоне, погибли. Дмитрий получил тяжелые травмы, несколько дней был без сознания. Два месяца пролежал в гос­питале.  После выписки снова сел за штурвал самолета. В ходе Львовско­-Сандомирской операции сумел уничтожить девять немецких машин. В боях за Берлин сбил три самолета в течение дня. Свою последнюю победу одержал 18 апреля 1945 года, в упор, с 30 метров, расстреляв зазевавшийся ФВ-­190.


 БОЕВАЯ АРИФМЕТИКА
 «Чем больше врага, тем легче бить его» ­ этот афоризм Глинки скорее характеризует автора, чем точно отражает реальность. За годы Великой Отечественной он совершил около 300 боевых вылетов, участвовал в сотне воздушных боев, лично сбил 50 самолетов противника, из них девять на Як­-1, остальные ­- на «аэрокобре». Среди сбитых им машин один Хе­-111, шесть Ю­88, семь Ю­87, двадцать четыре Ме­-109, одиннадцать ФВ­-190, один ХШ-­123.
 Наш прославленный земляк был участником знаменитого Парада Победы в 1945 году на Красной площади. В мирное время отважный летчик командовал полком, затем был заместителем командира авиационной дивизии. В 1951 году закончил Военно-­воздушную академию в подмосковном Монино. Из армии уволился в 1960 году в звании полковника. Жил в Москве. Работал в гражданской авиации.
 И хотя Дмитрия Борисовича уже давно нет в живых, память о нем увековечена в именном самолете «Аэрофлота». В год 70­летия Победы пассажирский самолет SSJ­-100 (Сухой Суперджет 100) с бортовым номером RA­-89046 получил гордое имя «Д. Глинка».
                                                                                                                 Святослав АЗАРКИН