Воин-интернационалист Станислав Бойко: «Операция «Анадырь» - часть моей жизни»


9-1 15 февраля ­- День чествования участников боевых действий на территории других государств. Кроме солдат, воевавших в Афганистане, в нашем городе есть те, кого называют «кубыши» -­ участники секретной военно-­стратегической операции «Анадырь» по доставке и размещению на острове Куба в 1962 году советских армейских боевых подразделений и вооружения. Криворожанин Станислав Бойко ­непосредственный участник тех событий.

 - Меня призвали в армию в 1960 году, -­ рассказывает Станислав Павлович. -­ Служил я в Астраханской области на ракетном испытательном полигоне. За хорошую службу мы с несколькими товарищами первыми заслужили отпуск на Родину. Это было в июле 1962 года. Но по возвращении из десятидневного отпуска стали происходить странные вещи...
Воин-­интернационалист вспоминает, что всех военнослужащих попросили отправить домой личные вещи. Оставить нужно было только самое необходимое, а в документах можно было хранить фото лишь одного-­двух самых близких людей: родителей, жены или невесты. Без лишних объяснений солдат на поезде перевезли в Крым, в феодосийский порт.
 Там парням выдали южную военную форму и отправили на корабль с сухогрузом: техникой и ракетами в трюмах. По словам Станислава Бойко, ни он, ни его сослуживцы не понимали, куда их командировали. Конечно, были обсуждения, предположения. Большинство склонялись к тому, что корабль держит курс на Болгарию, возле которой в Черном море уже неоднократно проводили учения военнослужащие из стран Варшавского договора.
 - Когда мы вышли в Атлантический океан, -­ вспоминает собеседник, ­- личный состав построили на палубе. Командир полка и командир сухогруза поздравили нас с тем, что мы уже находимся в океанических водах и сообщили, что мы идём на защиту кубинской революции, а наш корабль сопровождают подводные лодки... Через некоторое время прибыли мы в порт провинции Сантьяго-­де-­Куба -­ колыбели кубинской революции. Наш корабль был загружен так, что разгрузить его без специальной техники в порту было невозможно. Поэтому люди вышли, а корабль перенаправили в столицу Кубы Гавану, где были мощные портальные краны. Там выгрузили технику и вооружение и отправили нам по железной дороге.
9 Итак, зенитно-­ракетный дивизион, в котором служил сержант Станислав Бойко, стал нести боевое дежурство по охране воздушных границ Сантьяго-­де­-Куба. Военно­служащие были в гражданской форме, чтобы не выдать себя, а местом их дислокации стала часть кубинской армии. Им уступили простые шлакоблочные казармы без окон ­- такое жилье для солдат строили в тропическом климате. Двухъярусные железные кровати и постели наши солдаты привезли с собой. Конечно, с непривычки на адаптацию нужно было время, но его у воинов-­интернационалистов не было: служба ставила новые задачи.
­- Мы как могли следили за новостями, -­ поясняет Станислав Павлович. -­ Просочилась информация, что в США узнали о том, что на Кубе находятся наши ракеты и войска. Значит, будет реакция со стороны Штатов.
 И она не заставила себя ждать: командир дивизиона получил телефонограмму, в которой сообщалось, что готовится высадка американского десанта. Это было ночью: всех подняли по тревоге, объявили, что в ближайшее время возможны боевые столк­новения.
Тогда войны удалось избежать благодаря переговорам глав государств. Но контролировать воздушное пространство над Карибским морем приходилось ежеминутно, пилоты американских самолетов-­разведчиков умышленно провоцировали наших ракетчиков, нарушая воздушное пространство, а потом обратно возвращаясь в нейтральные воды. Сигнал «готовность №1» звучал настолько часто, что приходилось спать прямо под открытым небом, не возвращаясь на ночь в казармы.
 Только в 2017 году была рассекречена информация о советских военнослужащих, погибших на Кубе во время Карибского кризиса. Потери составили 64 человека. Однако в ноябре 1963 года, когда Станислав Бойко, выполнив свой интернациональный долг, вернулся домой, не только о потерях не вспоминали, но и на все запросы, отправленные в архивы, отвечали: «Военной операции с участием наших войск на Кубе не было».
 - Удостоверение участника операции «Анадырь» я получил только тогда, когда праздновалось 45-­летие кубинских событий, в 2007 году, -­ делится Станислав Павлович. -
Тогда же из архива сообщили, что моя военная часть охраняла небо на острове Свободы. А ведь секретная операция «Анадырь» ­ незабываемая часть моей жизни...
 Сейчас участники операции на Кубе пользуются всеми льготами согласно статусу «Участник боевых действий на территории других государств». В Кривом Роге в 2012 году всем «кубышам» вручили памятные медали. Они вместе с афганцами собирались у памятника воинам­интернационалистам, говорили по душам. Хотелось бы им встретиться конечно же и в этом году. Но из-­за коронавируса вряд ли в Кривом Роге будут официальные мероприятия, посвященные этой дате.
 -­ Я бы очень хотел поддерживать связь с товарищами, ­признался наш герой. ­- Знаю всех по именам, бережно храню нашу общую фотографию, сделанную на торжествах, посвященных вручению медалей. Это Роман Бондарь, Михаил Билоушенко, Алексей Годлевский, Вильям Дьяков, Анатолий Кириченко, Анатолий Кошевой, Анатолий Макарский, Василий Осипов, Василий Таран, Борис Трюхан, Глеб Юхименко, Виктор Кращенко. Мой номер телефона ­- 096-­485-­38-­81. Дорогие «кубыши», отзовитесь!
                                                                                                                  Анна НИКОЛАЕНКО