Космический конструктор Рязанов

 10Без малого шесть десятилетий назад ­ в октябре 1957 года ­ миллионы землян с любопытством вглядывались в ночное звёздное небо, пытаясь отыскать выведенное на околоземную орбиту рукотворное советское чудо ­ первый в истории человечества искусственный спутник Земли. Так было положено начало освоению космоса.

Русское слово «спутник» звучало в те дни над всей планетой. Сегодня движущейся по небу «звездочкой» уже никого не удивишь. Тогда же это казалось настоящим чудом. Знаменитое «бип-­бип-­бип» ­-  сигнал, подающийся из космоса ­ звучал в квартирах радиолюбителей всего мира. А для нас, мальчишек, самой заветной покупкой была 40­-копеечная почтовая марка с изображением спутника, облетающего Землю.
Субботние газеты за 5 октября с сообщением ТАСС были раскуп­лены мгновенно. Вот что писала «Правда»: «4 октября 1957 года в СССР произведен успешный запуск первого искусственного спутника. По предварительным данным, ракета­носитель сообщила ему необходимую орбитальную скорость около 8000 метров в секунду. В настоящее время спутник описывает эллиптические траектории вокруг Земли и его полет можно наблюдать в лучах восходящего и заходящего Солнца при помощи простейших оптических инструментов (биноклей, подзорных труб и т.п.). Над Москвой 5 октября 1957 года спутник пройдет дважды ­ в 1 час 46 мин. и в 6 час. 42 мин. по московскому времени. Сообщения о последующем движении космического летательного аппарата будут передаваться регулярно широковещательными радиостанциями...»
Жителям Кривого Рога, изумленным и ошеломленным этим фантастическим достижением отечественной науки и техники, даже в голову не могла прийти мысль, что к созданию спутника был причастен один из известных космических конструкторов Евгений Рязанов ­ сын легендарного директора Криворожского металлургического завода, Героя Социалистического Труда Федора Федоровича Рязанова, дважды руководившего предприятием ­ в довоенные и послевоенные годы (в 1940-­1941 гг. и 1947-­1959 гг.).

БЛИЖАЙШИЙ СПОДВИЖНИК КОРОЛЁВА
В те далекие времена фамилии творцов космической техники широкому кругу населения советской страны знать не полагалось. Так же как и генеральный конструктор Сергей Павлович Королев они были личностями засек­реченными. К примеру, свои монографии и статьи для энциклопедических словарей Рязанов подписывал псевдонимом
Р.Е.Федоров. Это сейчас известно, что Евгений Федорович стоял у истоков практической космонавтики, а в летающих сегодня орбитальных станциях и космических кораблях есть большая доля его труда и таланта. А тогда о нем знал лишь узкий круг людей.
В конце 40­х годов выпускников Бауманки ­ Московского высшего технического училища им.
Н.Э.Баумана ­ как правило, направляли в организации, которые стали головными в основных направлениях послевоенного развития оборонной и ракетно­космической техники. В 1948 году Евгений Рязанов и три его одногруппника ­ Рефат Аппазов, Михаил Флорианский и Яков Коляко ­ как лучшие молодые специалисты, получили распределение в конструкторское бюро С.П. Королева. Женя был направлен в отдел перспективного проектирования.
Уже тогда, занимаясь созданием баллистических ракет дальнего действия и особенно межконтинентальной ракеты Р­7, Сергей Павлович постоянно возвращался к идее практического освоения космоса. Его мечта приобрела реальные очертания в конце первой половины 50-­х годов, когда был определен круг научных задач, решаемых с помощью искусственных спутников Земли.
В августе 1954 года Совет Министров СССР утвердил предложения по проработке научно­теоретических вопросов, связанных с космическим полетом. Над эскизным проектом работал сектор Е.Ф. Рязанова. С поставленной задачей конструкторы справились за неполные два года. В связи с этим ОКБ­1 внесло предложение о запуске объекта ПС­1 (простейшего спутника) в апреле-­мае 1957 года. Он не должен был проводить каких­либо серьезных научных исследований, а просто показать, что первый шаг человека в космос сделан, и сделан нашей страной.
У генерального конструктора Королева было много блестящих помощников. Над созданием искусственного спутника Земли вместе с ним работали такие известные ученые, как М.Келдыш, М.Тихонравов, Н.Лидоренко, В.Лапко, Б.Чекунов и многие другие. Новая концепция спутника потребовала и новой конструкции и новых обоснованных особенностей запуска. Все эти вопросы решались в секторе №1 отдела М.Тихонравова, которым руководил Евгений Рязанов. Конструкторы даже учли пожелание Королева о том, что спутник должен быть красивым!
Из воспоминаний Е.Рязанова:
­ Когда Королеву принесли предварительные наброски конструкции будущего первого искусственного спутника Земли, СП (так обычно называли Сергея Павловича его сотрудники) посмотрел на них и почти сразу решительно отверг:
­ -Не годится.
­ -Но почему? ­ спросили исполнители работы.
­ -Потому что не круглый.
Присутствующие переглянулись. Блажь какая-­то! Что это с ним сегодня? Не все ли равно, какова будет форма предмета, летящего в безвоздушном пространстве, где внешняя среда никакого сопротивления не оказывает...
Много позже они поняли, что нет ­ далеко не все равно!
Сейчас, спустя десятилетия, мы просто не можем представить себе первый спутник иначе, чем он был: элегантным шариком (конечно же шариком: на то он и небесное тело) с красиво откинутыми назад ­ как грива у мчащегося карьером коня ­ стрелами антенн. Спутник стал символом вторжения человека в космос...
Выражаясь языком специалистов, запуск объекта ПС­1 (первого искусственного спутника Земли весом всего лишь 83,6 килограмма и диаметром 58 сантиметров) был осуществлен с помощью изделия 8К71ПС (ракеты­-носителя) 4 октября 1957 года в 22 часа 28 минут по московскому времени с полигона Тюратам ­ будущего космодрома Байконур. Новая «Луна» летала в космосе 92 дня ­ до 4 января 1958 года. За это время спутник совершил 1440 оборотов вокруг Земли, преодолев в общей сложности фантастический путь ­ около 60 млн километров. Так под лучами маленькой «звездочки», созданной человеческими руками, померк миф о технической отсталости Страны Советов. Американцы запустили свой искусственный спутник «Эксплорер­1» лишь
1 февраля 1958 года...

ПРОСПЕКТ КОРОЛЁВА
Благодаря Евгению Рязанову, в Москве появился проспект Королева. После смерти таинственного (правда, только для великого советского народа, во всем мире это секрета не составляло) главного конструктора, лидера нашего ракетостроения и практической космонавтики Сергея Павловича Королева и правительственных похорон «по первому разряду» ­ с прощанием в Колонном зале и установкой урны в Кремлевской стене, готовилось решение об увековечивании его памяти. При этом выяснилось, что далеко не все на разных этажах власти относились к покойному с большой теплотой ­ уж очень многим он, что называется, наступал на ногу, отчасти по делу, а иногда просто по причине своего далеко не идеального характера. Казалось бы, смерть зачеркивает все прижизненные обиды и недоразумения. Выяснилось ­ нет, не все. Назвать именем Королева подмосковный Калининград, где он работал, удосужились лишь через тридцать лет после его смерти.
В воспоминаниях летчика­испытателя Марка Галлая приводится такой рассказ. Готовя первое постановление об увековечивании, решили присвоить имя Королева маленькой Первой Останкинской улице. Логика в этом была ­ именно на ней он жил. Но очень уж она была непрезентабельная. Один из многолетних сотрудников Королева, Евгений Федорович Рязанов, как и многие его коллеги, неудовлетворенный таким предложением не поленился съездить в Главное архитектурное управление, посмотрел там генеральный план развития этого района и установил, что Третья Останкинская должна превратиться в большой проспект (ныне существующий). Однако в аппарате ЦК партии уперлись: переименовывать только Первую, и никакую другую. И вот Рязанов вместе с ветераном отечественного ракетостроения М.К. Тихонравовым везут пакет с усыпанным множеством высоких виз проектом постановления из ЦК в исполком Моссовета. Недолго думая, Женя тут же, в машине, аккуратно вскрывает конверт, еще более аккуратно переправляет цифру «1» на «3», заклеивает его и передает по назначению. А дальше все пошло автоматически. Никому и в голову не пришло усомниться: документ из ЦК! Подлежит безоговорочному исполнению! Сейчас, проезжая по широкому прямому проспекту Королева, протянувшемуся от проспекта Мира до Останкинской телебашни, мало кто знает, что «крестным отцом» этого наименования стал криворожанин Евгений Рязанов, чьи не совсем законные действия оказались результативнее постановлений всесильного ЦК. Бывало и такое...

КОСМИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА
4 октября 1957 года считается датой начала освоения космоса человеком. Вскоре туда отправятся сначала животные, а затем и люди. Это позже появятся летательные аппараты, которые доберутся сначала до Луны, а затем до Венеры, Марса и других планет Солнечной сис­темы. В умах космических конструкторов родятся идеи «звездных войн». Но прежде на околоземных орбитах появятся спутники­шпионы и спутники­охранники с орбитальными лазерными пушками и другим космическим оружием...
Свой вклад в их создание внес и Евгений Рязанов. В конце 50­х годов это было одной из важнейших оборонных задач. Главное разведывательное управление Генерального штаба ВС СССР считало, что приоритет в области военного использования космического пространства должен быть отдан системам получения информации. Запуск «с человеком на борту» тогда еще не считался первоочередным. Планы военных предусматривали раздельную разработку спутников для решения задач фото­ и радиоразведки, навигации и метеорологии.
Эта задача была возложена на Проектный космический отдел, который возглавлял соратник и коллега Сергея Павловича Королева Михаил Клавдиевич Тихонравов, а его заместителем был «старейший» сотрудник ОКБ­1 (правда, еще достаточно молодой) Евгений Федорович Рязанов. В дальнейшем он возглавит проектный отдел 29 («второй девятый»), созданный после прихода в ОКБ­1
известного авиаконструктора Павла Владимировича Цыбина (зима 1961 года), и станет «замом Главного конструктора» по военной тактике. Объекты «Зенит-­2» и «Зенит­-4», «Север», орбитальная станция «Звезда» и военные спутники «Молния­1», варианты объекта «Союз» и «Союз ­Р и П» (разведчик и перехватчик), первые спутники связи «Молния­-1» и навигации «Молния-­2» ­ дело его рук.

ЛАУРЕАТ ЛЕНИНСКОЙ ПРЕМИИ
О большом вкладе Е.Рязанова в практическую космонавтику свидетельствуют высокие правительственные награды, которыми он был отмечен. В 1961 году, после запуска первых трех искусственных спутников Земли, за первые шаги человечества в космос его удостоили ордена Ленина.
Спустя шесть лет ­ в апреле 1967-го ­ закрытым постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «За участие в создании и изготовлении многоместных пилотируемых кораблей «Восход-­1» и «Восход-­2», проведении их запусков и осуществлении первого в мире выхода человека в космическое пространство» Рязанов Евгений Фёдорович и еще десять членов коллектива Цент­рального конструкторского бюро экспериментального машиностроения были отмечены Ленинской премией за 1966 год в области техники.
Участнику разработки первых отечественных баллистических ракет и космических аппаратов судьба отмерила лишь полвека. Но 27 лет жизни, не считая учебы в Московском высшем техническом училище им. Н.Э. Баумана, он безраздельно посвятил космосу, пройдя путь от рядового инженера до заместителя главного конструктора НПО «Энергия» (нынче «Ракетно-­космическая корпорация «Энергия» имени С.П. Королева»). В памяти коллег Рязанов остался крупным специалистом в своей области, эрудированным, широко мыслящим человеком.

Святослав АЗАРКИН

'
    '