Фуршет

Бедным в больницу вход воспрещён

 3На прошлой неделе Верховная Рада приняла реформу, которая, де­факто, делает медицину платной. И это при том, что 49-­ю статью Конституции Украины, которая гласит: «В государственных и коммунальных учреждениях здравоохранения медицинская помощь предоставляется бесплатно», никто не отменял.

Кто­-то мне может возразить - ­ она и так у нас платная. Согласна. Только вот есть один нюанс. Те цены, которые нам после принятия реформы предлагают платить в государственную кассу за оказанные медицинские услуги, как минимум, в два раза больше, чем мы платим сегодня неофициально.
В прошлые выходные народный депутат, глава комитета ВР по здравоохранению Ольга Богомолец привела ожидаемые в скором времени «больничные» расценки. К примеру, удаление грыжи пищевода официально будет стоить более 30 тысяч гривен, сейчас же в криворожской больнице вам ее вырежут за 15 тысяч (с учетом анестезии, всех необходимых медикаментов во время операционного и послеоперационного лечения). Операция по удалению камня в желчном пузыре обойдется больному от 34 до 51 тысячи гривен, сегодня в Кривом Роге ее делают за 8,5 тысяч.
Станет ли вам легче от мысли, что вы заплатили в разы больше в карман насквозь пронизанного коррупцией государства (если у вас, конечно, будет чем заплатить), чем могли бы отдать напрямую врачу? Думаю, нет. Поэтому говорить о том, что медицина все равно платная, а сейчас это лишь узаконили, в корне неверно.
К слову, Богомолец привела и некоторые другие расценки на операции.
«Министерство здравоохранения не утвердило модель расчета себестоимости медицинской помощи по одной причине ­- чтобы люди не увидели реальных цен, ­- сказала она. - ­ Я видела эти цены, они ужасные, они неподъемные для людей. Диагностика нарушения ритма сердца у ребенка будет стоить 65 тысяч гривен. Репротезирование двух клапанов сердца - ­ почти 190 тысяч гривен. Аневризма сердца - ­ почти 154 тысячи гривен. Стеноз -­ более 163 тысяч. Шунтирование аорты ­- 130 тысяч. Коронарный тромбоз ­- 103 тысячи. Лечение цирроза печени ­- 111 тысяч. Самое дешевое в этом списке ­- удаление фурункулов -­ 7 тысяч. Лечение острого панкреатита -­ почти 72 тысячи. Травматология окажется тоже недешевой. Например, открытая рана локтя «вытянет» из карманов пациентов около 54 тысяч, а открытая рана предплечья ­ - 33,5 тысячи гривен. Ушиб голени потянет на 71 тысячу гривен».
Изменится ли пребывание на стационарах больных с введением медицинской реформы к лучшему? Тем более, что реформа подразумевает оплату койко­-мест и питания самим пациентом. Да, может, кормить и станут лучше. Но... 23 октяб­ря я побывала в 5­-й горбольнице. Она, как и другие больницы, подчиняется области. Отопления нет, больные мерзнут. И если они начнут платить даже по 500 гривен в сутки за койко­-место, вряд ли в этом плане что-­то изменится. Потому что государство не выделило лимит на газ для котелен ГП «Криворожтеплоценталь», которое и обслуживает данную больницу. А нет газа ­ нет тепла. Кому предъявлять претензии, мол, я же заплатил, так почему я мерзну? Гройсману, который чуть ли не прыгал от радости, когда депутаты коалиции проголосовали за реформу? И обогреватель в палате включить нельзя. И не только потому, что речь идет о противопожарной безопасности. Речь в первую очередь идет о лимитах на электроэнергию, которую государство предоставило больницам. А они ­ минимальные, есть в каждом лечебном учреждении, и превышать их нельзя.
Теперь о койко-­местах. С введением новшества вряд ли они будут всегда в нужном количестве. Не так давно я была в «тысячке». В кабинете главврача Светловского висит большая карта, на которой циркулем обозначен полукруг. Это госпитальный округ ­- один из тех, на которые разделят после реформы всю Украину. В этот круг вошли не только Кривой Рог и Криворожский район, но и часть Пятихатского, Никопольского, Криничанского районов, а также полностью Софиевский и Апостоловский. То есть, теперь наша «тысячка» будет принимать не только своих городских и сельских жителей, но и чужих. Вы представляете, какой наплыв пациентов ожидает главную больницу города? О каких свободных койко­-местах можно будет вести речь? Мне отчего­то кажется, что кровати в коридорах больницы станут не киношной выдумкой (вспомните фильм «Приключение итальянцев в России»), а нашей реальностью.
Почему жителей сельских районов из других областей уже «приписали» к нашей больнице? Ответ на этот вопрос прост: в ходе мед­реформы в селах будут закрыты ФАПы (фельдшерско­-акушерские пункты) и районные больницы, а людям ведь нужно будет где-­то лечиться. Потому как телемедицина, о которой с гордостью рассказывала Доктор Смерть (так в народе называют и.о. министра здравоохранения Ульяну Сурпун, с чьей подачи и была запущена реформа), ­ это бред сивой кобылы.
Телемедицина, это, по задумке наших власть имущих, когда доктора будут по телевизору лечить своих пациентов. К ней относятся «телемедицинское консультирование, телемедицинский консилиум, телеметрия, домашнее телеконсультирование». Если принять во внимание, что в некоторых селах (и я в таких была, к примеру, в Ивановке, что всего в километре от Гуровки) нет не только Интернета, но и самого телевидения и даже мобильной связи (операторы не могут по техническим условиям их проложить), то о какой врачебной консультации по телевидению можно говорить? А в тех селах, где все это есть (к примеру, в Веселом Куте возле Верабово), пенсионеры просто не могут заплатить из своих мизерных пенсий ни за телефон, ни за Интернет (которым не пользуются, так зачем же платить?), ни за кабельное или спутниковое телевидение. Они даже за газ зимой заплатить не могут, поэтому и мерзнут в своих домах.
Еще одно новшество -­ «скорая помощь» теперь будет выполнять функции такси. А иначе как объяснить тот факт, что врачей в бригадах больше не будет, а будут парамедики. Кто это такие? Это люди без медицинского образования, прошедшие 6­-месячные подготовительные курсы. Наподобие новых патрульных полицейских, которых за полгода поверхностно обучили тому, чему когда-­то учили в юридических вузах пять лет. Плюс научили «праздничной» стойке (ноги на ширине плеч, руки за спину, подбородок вверх), в народе именуемой «стойкой Авакова».
- Мы не голосовали за эту античеловеческую реформу, ­ - комментирует ситуацию народный депутат, представитель фракции «Оппозиционный блок» Андрей Гальченко. ­ - Все эти изменения ­ лишь ширма. От них никакой пользы. Наоборот, это целенаправленная политика уничтожения украинцев. Фактически, все финансирование легло на плечи людей. Подводная часть этой реформы -­ закрытие больниц, сокращение персонала и новые коррупционные схемы. Мы предлагали свой вариант реформы. Наш акцент – на страховой медицине, когда платит государство и работодатель. Увы, нас не захотели услышать.

Елена ЧЕРНИЧКИНА

В тему:

Вымираем рекордными темпами
Управление статистики Днепропетровской области обнародовало обновлённую информацию о демографической ситуации в области. В регионе смертность превысила рождаемость в два раза!
По данным Госстата, за восемь месяцев 2017 года в нашем городе родились 3623 человека, а умерли -­ 7091. Таким образом, естественное сокращение населения составило 3468 человек. В Криворожском районе количество рождённых составило 239, а умерших ­ - 496.
Стоит отметить, что похожая ситуация во всей Днепропетровщине. Так, в 2017 году в области количество рождённых составило 18 551, а умерших ­- 34 768 человек.