Фуршет

ИГРА ЗАПРЕЩЕНА. Да здравствует игра!

 6В 2009 году большая группа депутатов в Верховной Раде пролоббировала закон о запрете игрового бизнеса в Украине. Общество поддержало народных избранников, надеясь, что теперь навсегда забудет об этом зле.
А зло большое. Если в вашей семье игроман, это сродни тому, что вы живёте бок о бок с наркоманом. Это большая беда. Ни у тех, ни у других нет ничего святого. У них напрочь отсутствуют такие понятия, как совесть, честь, сострадание. Им ничего не стоит за дозу наркоты или возможность поиграть предать самого близкого человека, вынести последнюю копейку из дому и даже убить. О таких, как они, говорят, что мать родную готовы продать. И продали б, если бы у них была такая возможность.

Но в то же время в цивилизованных странах игровой бизнес приносит огромную прибыль не только хозяевам подобных заведений, но и государству. Потому как налоги с него совсем немаленькие. Так было и в Украине до тех пор, пока игровой бизнес официально не запретили.
Что же мы наблюдаем сегодня? В стране как играли, так и продолжают играть. Только вот бизнесмены, занимающиеся подобным видом деятельности, ушли в тень и налогов не платят. И теперь только дураку неясно, почему так рьяно лоббировали закон о запрете игрового бизнеса в украинском парламенте.
У автора этой статьи сосед ­ игроман. Играет лет двадцать. Просаживает «на автоматах» получку в день ее выдачи. А деньги ему даются нелегко, потому как он ­ шахтер. На днях встретила его на улице. Сказал, что едет на базар покупать зимнюю обувь. Мол, взял три тысячи, чтобы кожаные ботинки купить.
На следующий день с утра увидела его сидящим на лавочке в нетрезвом виде. Поинтересовалась, почему до сих пор ходит в туфлях, на улице ведь не май месяц. Где новые ботинки? Он рукой махнул, говорит, проигрался подчистую. До рынка не дошел. Весь день и всю ночь играл. Сначала «масть» пошла, а к вечеру везти перестало. Проиграл все деньги, отнес в ломбард мобильный телефон, но отыграться не удалось. Мне подумалось, как все­-таки была права его жена, когда, забрав маленького сына, ушла от этого чуда­расчудесного.
Игровой бизнес, как проституция, наркомания, продажа­покупка нелегального металлолома в Кривом Роге чувствуют себя свободно. Поиграть в азартные игры можно вполне безопасно и в комфортных условиях по всему городу. Клубы игровых автоматов сменили свои вывески и стали различными лотереями, а «однорукие бандиты», то бишь автоматы, «превратились» в обычные компьютеры.
Мы говорим с «оператором национальной лотереи» ­ так официально называется должность этой девушки, о том, как сегодня проигрывают деньги игроманы.
­- Наталья, как происходит игра на деньги?
-­ Клиенты у меня покупают карточку на определенную сумму, садятся за компьютер, вставляют ее и играют.
-­ Как часто выигрывают?
­- Очень редко. Выигрывает приблизительно один человек из десяти. Я это точно знаю, потому что все данные высвечиваются на мониторе моего компьютера.
­- Какой контингент играет?
­- Разнообразный. В основном, обычные трудяги. Просаживают получку за раз. Оторвать их от игры невозможно. У меня был случай, когда пришла жена одного из игроков, с ней был маленький ребенок. Она его просто умоляла пойти с ней домой. Но муж отказался. Она села рядом на стул, взяла ребенка на руки и смотрела, как супруг спускает все, что должен был принести в семью. И только после того, как проиграл все до копейки, встал и пошел с ней.
­- Женщины играют?
-­ Конечно. Есть заядлые игроманки, в основном, молодые девушки из обеспеченных семей. А есть те, кому слегка за тридцать, которые приходят, чтобы подцепить себе мужика.
­- А зачем такой мужик нужен?
­- Так они ж не замуж за них выходят, просто «снимают» на ночь. Человек проигрался, а адреналин в крови у него еще кипит. Нужны острые ощущения. Секс ­ одно из них. Он как бы помогает погасить бушующий огонь. Поэтому предложение вполне приличной дамы, тоже любительницы острых ощущений, провести ночь где­-нибудь в гостинице или на съемной квартире воспринимается игроком вполне благосклонно.
­- А «богатенькие буратинки» денюжки у вас просаживают?
­- Очень богатенькие просаживают их в казино. Я знаю одно в районе «Ашана». Там ставки очень высокие.
-­ И все-­таки, неужели нельзя выиграть?
-­ Почему нельзя? Можно. Только нужно разработать систему. Вот вчера мой знакомый пришел, занял у меня 100 гривен, а выиграл семь тысяч. Но у него есть система. Он ­ не игроман, играет очень редко, тщательно подготавливаясь. Наши люди не понимают, что «на удачу» выиграть невозможно. У нас как повелось: приходит человек, спрашивает, на каком компьютере сегодня выигрывали? Я показываю. Он садится и проигрывает. Человек не понимает, что «счастливого» компьютера быть не может. Это программа, как она может быть удачной или неудачной для конкретного человека? У нас ведь даже сервер находится не в Кривом Роге, а в Киеве.
­- А ты пробовала играть?
-­ Конечно. 50 гривен проиграла и ушла. Правда, отойти от монитора оказалось очень тяжело. Потому что перед этим я выиграла сто гривен. А потом и их проиграла, и свои пятьдесят. Я очень хотела продолжить игру. Спасибо коллегам, которые уговорили не делать этого. Игра затягивает, как омут. Больше за компьютер я не садилась.
­- Клиенты после проигрыша буянят?
-­ Нет, некоторые просто начинают клянчить деньги в долг. Естественно, их им никто не дает. Тогда они предлагают мне свой мобильник или золотые изделия (это намного реже), скажем, гривен за двести. Обещают на следующий день прийти и принести деньги. Но, как правило, не приходят, и тогда все это остается у меня. Вот пару дней смена была, после которой у меня осталось восемь мобильных телефонов. Я их сдала в ломбард, выручила почти в три раза больше, чем дала в долг.
-­ А вообще, нормально зарабатываешь?
­- Очень даже прилично, но конкретно сумму называть не буду. Коммерческая тайна.
­- Какой у тебя график работы?
­- Сутки через сутки.
­- Каких клиентов больше всего не любишь?
­- Наркоманов.
­- И такие есть?
-­ Конечно. Только не те, что колются, а те, что траву курят. Приходит, садится за компьютер, сигарета ­ во рту, кофе ­ под рукой. Играет очень медленно, но очень долго. Ставки делает по копейке. На нервы действует.
-­ Риски в твоей работе есть? Например, полицейские облавы.
­- Полиция к нам не заходит. У нас ведь по документам все законно. Мы их не боимся. А вот с конкурентами нашего хозяина шутки плохи. У меня в прошлом месяце один случай был. Забежали неизвестные в балаклавах, с битами. Побили все компьютеры. Правда, хозяин уже на следующий день новые завез. Нас, девушек, заставили стать лицом к стене, а парней побили.
­- А смысл в таких набегах?
­- Я не знаю, хозяин, наверное, кому-­то не заплатил. Или вообще хотели нас убрать с территории и сами бизнесом заниматься. Но все разрешилось. Я на такие набеги нарывалась уже два раза.
-­ Ты говоришь, что полиция в подобные заведения не заходит. А почему же тогда время от времени в прессе появляются криминальные сводки, что где­-то правоохранители «накрыли» зал игровых автоматов?
­- Думаю, без происков конкурентов тут тоже не обходится. Если кому­-то нужно отобрать чужой бизнес, он идет и на такие меры, как «сдача» конкурента полиции. Те зал закрывают, а через некоторое время он снова начинает функционировать, но только под другим хозяином.
­- Не хочешь сменить работу?
-­ Пока меня все устраивает. Но через годик поеду на заработки за границу. Там рисков меньше и платят больше. Буду работать в казино. Наши девчонки уже ездили, им все понравилось.
­- А как же языковый барьер?
­- Так я ж в Беларусь хочу ехать, в Минск. Там игорный бизнес легальный. Правда, играть в казино могут только граждане других стран, белорусам нельзя. Там по паспорту в зал пропускают. А играют в основном русскоязычные, прибалтов много приезжает, россиян. Они все при хороших деньгах. Наши тоже есть, но не в таких количествах. Так что общий язык со своими клиентами я найду.
­- Как ты считаешь, что хуже ­ наркомания, алкоголизм или игромания?
­- Это болезни. И какая из них хуже, я не знаю. Можно ли от них излечиться? Думаю, нет. Во всяком случае, бывших игроманов я не встречала.

Елена ЧЕРНИЧКИНА

'
    '