Фуршет

ЗАЩИТНИКИ

 86 декабря ­ День Вооружённых Сил Украины. С начала военных действий на востоке страны этот праздник стал особенным для тех, кто с оружием в руках защищал и защищает независимость Украины, заботится о безопасности и укреплении её обороноспособности. У каждого из участников АТО ­ своя история и свой взгляд на происходящее, но объединяет их одно ­ чувство ответственности за свою землю.

ПРАВДУ О ВОЙНЕ УЗНАЕМ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТИЛЕТИЯ
Валерий Юсупов, профессор, доктор юридических наук, заведующий кафедрой гражданского и трудового права Криворожского экономического института Киевского Национального экономического университета им. Вадима Гетьмана. Командир разведотделения 17-й танковой бригады выполнял боевые задачи в Луганской и Донецкой областях близ Попасной, Дебальцево. Валерий Андреевич - офицер, старший лейтенант, воевать ушёл в 2014 году добровольцем. Вспоминает, что больше всего его поразила серая зона и люди, которые вынуждены там выживать. 8-1
- В октябре 2014 года зашли в небольшое село под Попасной, оставшиеся там жители пять месяцев были без электричества, транспорта, магазинов. Из одного дома вышла пожилая полуслепая женщина. Спрашивает, вы бандеровцы? Нас в концлагерь повезёте или тут расстреляете? А в глазах такая безысходность, вижу, что действительно приготовилась умирать, - рассказывает Валерий Андреевич. - Вместе с ней жил муж, которому перед войной из-за диабета ампутировали ноги. Люди правды не знали, они так намучились, что оба покорно ждали смерти. Ребята опустошили свои вещмешки, отдали им все продукты. У меня до сих пор перед глазами стоят эти старики, плачущие над банками тушенки. Это страшно. Запомнилось, в Троицком, Луганской области, стояла удивительной красоты старинная церковь, подобной ей нигде не видел. Её разнесли снарядами. Кому она мешала?.. С неподконтрольной Украине территории было вывезено оборудование с промышленных предприятий, разрушены мосты, даже частные дома наши военнопленные разбирали и переправляли в соседнюю страну.
Вернувшись к мирной жизни, Валерий Юсупов на общественных началах оказывает юридическую помощь бойцам АТО, их семьям, переселенцам в Координационном центре. За три года работы Центра, специалисты и студенты юридической кафедры института проконсультировали и помогли с оформлением документов более пяти тысячам человек. 8-2
- Украина за годы независимости не воевала, военного законодательства, по сути, нет. Поэтому приходится решать задачи, с которыми юриспруденция страны до этого времени не сталкивалась. Решение многих вопросов опирается на мировой опыт, например, наделы земли воинам выделяли ещё в Римской империи. В Кривом Роге городские власти принимают стратегические решения, зачастую опережая всю Украину, - рассказывает Валерий Андреевич. - В трёх районах города отделяются земли, их делят на участки, из городского бюджета выделяют деньги для подвода инженерных сетей и только потом выделяется участок, чтобы человек имел возможность построить дом. Для сравнения: в других городах выделяются земельные участки для участников АТО с большим трудом и в чистом поле. В нашем городе уже установлено три памятника воинам АТО, в честь погибших открывают памятные мемориальные доски, их именами называют улицы. В городе очень развито волонтёрское движение. Война ещё не закончилась и неизвестно, когда она закончится. Истинное положение вещей мы узнаем через десятилетия, осознаем подвиг тех людей, которые закрыли мирное население своими телами.

КТО-ТО ДОЛЖЕН БЫЛ ВОЕВАТЬ...
Игорь Супрун до войны работал диджеем в ночном клубе, собирал компьютеры. Повестку из военкомата получил в шестую волну мобилизации, летом 2015 года. Хоть Игорь в армии не служил, решил, что скрываться бесполезно, тем более, что в военкомате предупреждали - в случае отказа светит до трёх лет лишения свободы. Через две недели подготовки мобилизованным выдали всё необходимое снаряжение и направили под Мариуполь. Служил в 93-й отдельной механизированной бригаде ВСУ в разведке, потом в подразделении спецназначения.
- Я сначала толком не знал, с какой стороны автомат в руки брать. Если бы сразу попал в жестокие бои, может быть, и не выдержал бы. А так, бои шли по нарастающей, постепенно привык и воевал больше года, - рассказывает Игорь. - В войне нет ничего героического, смерть всегда рядом. Я как-то вылез из траншеи, залитой грязью, на пригорок, сижу с телефоном, а снайпер рядом «пулю положил». То ли испугать хотел, то ли промахнулся. Я сразу в окоп прыгнул, мне уже всё равно было, что там грязи полно. Осколочное же ранение я получил от своего, он гранату рванул неудачно. Лечился в госпитале, потом опять вернулся дослуживать, был деловодом при штабе, потом попал в один из добровольческих отрядов.
Игорь отмечает, что на то время там подготовка, обеспечение, дисциплина были на порядок выше, чем в ВСУ. Именно там более опытные бойцы научили его, как выживать на войне. 8-3
- После пережитого у меня отношение к людям поменялось, разочаровался во всём, вижу, что война становится способом заработка, - говорит Игорь Супрун. - С другой стороны - стал спокойнее смотреть на многие вещи. Что там был - не жалею, если бы не мне, то пришлось бы воевать кому-то другому...

НАШУ ЗЕМЛЮ ДЕЛИТЬ НЕ БУДЕМ
Игорь Кобрин работал в охранном агентстве, был призван в 2014 году, в третью волну мобилизации. Был зачислен в 17-ю танковую бригаду, служил радио-телефонистом во взводе управления реактивно-артиллерийской батареи. В зоне АТО был 14 месяцев. После демобилизации подписал контракт, полгода воевал, сейчас в отпуске. Игорь отмечает, что ему очень пригодились навыки радиста, полученные в годы службы в Советской армии.
Он рассказал, что первые три месяца взвод стоял в буферной зоне под Мариуполем между ВСУ и сепаратистами, прикрывая огнём нашу пехоту.
- Продержались 20 дней, а 19 сентября 2014 года батарею разбомбили. Сорок минут прямой наводкой накрывали «грады». К счастью, никто тогда не погиб, раненые были, а технику разбили всю. Молодые ребята после обстрела написали рапорт, не выдержали, - рассказывает Игорь Кобрин. - У меня после всего произошла переоценка ценностей, для жизни ведь человеку много не нужно, было бы самое необходимое. В серой зоне мы два месяца жили на сухих пайках, потому что костёр нельзя было разводить. Воду пили настолько ржавую, что закрашивали её чайной заваркой, чтобы не видеть, что пьёшь. Я там и гастрит получил.
Одним из самых трагических моментов Игорь вспоминает расстрел «градами» похоронной процессии в посёлке Сартана под Мариуполем, когда погибло семь мирных жителей и было ранено 18 человек.
- Целились по нашему взводу и штабу 17-й армии, который мы прикрывали, но промахнулись. Наёмникам без разницы, по кому стрелять - по военным или по мирным, - говорит Игорь. - Они и своих вояк бросают. Под Авдеевкой во время боя сепары оставили на поле двоих своих погибших, тело одного из них заминировали. Говорим - забирайте, а они отвечают, что те были плохими бойцами, делайте, что хотите. Одного наши офицеры вытащили, а второй так и лежал, пока не взорвался.
После подписания контракта Игорь воевал под Авдеевкой, на первой линии, в зоне постоянных обстрелов. Там и сейчас в разрушенном пригороде с наступлением темноты начинаются обстрелы, хотя прифронтовой город живёт, работают промышленные предприятия.
- Считаю, что у меня два праздника - 23 февраля, это из памяти не вычеркнешь и 6 декаб­ря - День ВСУ, - говорит Игорь Кобрин. - Украина наша единая и неделимая, и Крым и Донбасс - это наша земля, делить её и отдавать никому не позволим.

ЭТА КАРТИНА СТОИТ У МЕНЯ ПЕРЕД ГЛАЗАМИ
Николай Ильич Ан, до войны - старший преподаватель и ведущий юрист Криворожского экономического института Киевского Национального экономического университета им. Вадима Гетьмана служить ушёл добровольно в 2014 году. Сначала был направлен в 20-й батальон территориальной обороны «Днепр», который впоследствии стал 20-м отдельным мотопехотным батальоном 93-й бригады. Воевал в горячих точках более года, был ранен, проходил лечение в больнице им. Мечникова в Днепре.
- У меня много друзей в Луганской и Донецкой областях, они рассказывали, что там происходит. Поэтому, когда начались военные действия, я, как бывший офицер МВД, пошел добровольцем. Был уверен, что мой опыт и знания будут полезны, - рассказывает Николай Ильич. - Наш батальон обеспечивал систему блокпостов протяженностью почти 50 км. Воевали в Марьинке, Авдеевке, Пески, Красногоровке. Там и сейчас продолжаются обстрелы. Настроение людей в приграничной зоне и на оккупированной территории разное, кто «за» Украину, кто - «против».
За время службы криворожанину приходилось видеть разное - огненный дождь взорвавшихся в небе запрещённых фосфорных снарядов, накрывших украинский танковый батальон, искалеченных товарищей, подорвавшихся на запрещённых противопехотных минах, которые повсеместно применяют сепаратисты. Но самым ярким воспоминанием, по его словам, стало 23 февраля 2015 года.
- В Авдеевке ночью я поднялся на девятиэтажку, на пост. Вижу, на шахте «Бутовка» идёт сильный бой, снаряды разрывают небо, «грады» огнём поливают, а чуть дальше, над Донецком - роскошный праздничный фейерверк в честь 23 февраля, - вспоминает Николай Ильич. - Это было потрясающе, очень жалею, что под рукой не было фотоаппарата. До этого 23 февраля я считал и своим праздником, всё-таки принимал присягу. Теперь у меня всегда всплывает в памяти картина ночного боя и салюта. Поэтому 6 декабря мне ближе. Я военнослужащий Украины.

Кристина МАРГИНА