Фуршет

БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАЛ ПОД ИЛОВАЙСКОМ

06 2
         Вот уже без малого четыре года криворожанка Тамара Кучер живёт одной надеждой -­ встретить на пороге квартиры и обнять своего младшего сына Алексея. В мае 2014 года он был призван во вторую волну мобилизации и направлен служить в 40-­й отдельный мотопехотный батальон (позже -­ батальон территориальной обороны «Кривбасс»). Последний раз Алексей Кучер позвонил из окружения под Иловайском. Его не оказалось ни среди погибших, ни среди живых, вырвавшихся из смертельного иловайского котла. Тамара Николаевна уверена, что сын жив, но всё это время находится в плену.
­

    - У меня уже нет уверенности, что хоть кто-­то из власть имущих занимается вопросом освобождения наших пленных в «ЛНР» и «ДНР». Каждый раз, когда слышу, что ведутся переговоры об этом, появляется надежда, что сын вернётся. А на самом деле это больше пиар политиков чем систематическая работа по возвращению наших бойцов, -­ с грустью говорит Тамара Кучер. ­- В каких инстанциях, организациях я только не была, к кому не обращалась ­ -никто в поисках особо не помогает, даже сказать не могут, жив ли мой сын или находится в плену? Он числится без вести пропавшим, уже четвёртый год я ничего о нём не знаю...

                                                              МОБИЛИЗАЦИЯ
   Алексей Кучер получил повестку из военкомата в мае 2014 года. Он работал сварщиком в дорожной службе КП «Скоростной трамвай». Во время прохождения врачебной комиссии у 29-­летнего мужчины были выявлены проблемы с давлением, но после недельного лечения в кардиологическом отделении его признали годным и отправили служить. Попал на один из блокпостов в Донецкой области. Тамара Николаевна вспоминает, что перед отправкой мобилизованных заверили, что в горячие точки и на передовую бойцов не направят. Их задача -­ охранять дороги на границе областей.
   - Алёша звонил каждый вечер. Говорил, что всё тихо, хотя я отчётливо слышала по телефону взрывы. Разговор часто прерывал словами: «Опять началось, я побежал». Хвалил своего комбата Юрия Синьковского, говорил, что благодаря его стараниям ребята ни в чём не испытывают нужды. Рассказывал, что местные жители их поддерживают, помогают чем могут, -­ вспоминает Тамара Николаевна. -­ Алёшу даже как-­то домой отпускали на три дня. На блокпосту они стояли до августа месяца, а потом мобилизованных бросили на штурм Иловайска. Не имели права этого делать, они же были не обучены воевать, а их на «грады», на танки...   06
   Криворожанка вспоминает, что в 10­-х числах августа сын сообщил, что «нас загрузили в машины и повезли в неизвестном направлении». Впоследствии оказалось, опорный пункт 40.03 был выставлен на окраине села Зелёное на дороге, соединяющей Иловайск и Харцызск.
   - Алёша позвонил мне и сказал, что им пришлось сапёрными лопатками целый день рыть себе укрытие между шпалами, он на руках мозоли набил. Голос у сына был поникший, чувствовалась тревога, -­ вспоминает Тамара Николаевна. ­ Я поняла, что там всё очень плохо.
   О событиях тех дней и об Иловайской операции писал командир взвода Юрий Брехаря, в частности, он отмечал, что опорный пункт был сводным и состоял из бойцов «Кривбасса» и криворожской 17-­й гвардейской танковой бригады. В силу стратегического значения занятого направления, обстрелы опорного пункта не прекращались ни днём, ни ночью. А 20 августа разгорелся сильный бой и боевики с близкого расстояния начали обстрел позиций из танка.
   - Сын позвонил 28 августа. Слышу, он что-­то жуёт. Спрашиваю, ты обедаешь? А он, мама, я уже забыл, что такое еда. Вода и еда закончились неделю назад. Сказал, что они окружены с трёх сторон, никто не может прорваться, поддержки нет, скорее всего, все погибнут. Ещё рассказал, что несколько человек пробрались в село, набрали воды и нарвали в саду яблок, а больше из еды ничего нет, ­- не скрывая слёз, рассказывает мама Алексея. ­ - А еще сын сказал, что 29 августа им дадут «зелёный коридор» и вывезут на машинах из окружения. Больше звонков от него не было. Перед этим, как раз на День Независимости, выступал президент. Говорил так правильно, убедительно, у меня надежда появилась. Думала, что война закончится и наши дети вернутся домой. Увы, не сбылось.
  К слову, 27 августа 2014 года в Кривом Роге родственники военнослужащих батальона перекрывали Днепропетровское шоссе с требованием оказать помощь окружённым под Иловайском военнослужащим батальона.

                                                      КОРИДОР СМЕРТИ
    О том, что было с Алексеем далее, Тамара Николаевна узнала от его сослуживцев. Один из них, Поддубный (имя женщина не запомнила), осенью 2014 года приходил к ней домой и рассказал, что когда машины с людьми начали движение по «зелёному коридору», боевики их встретили шквалом огня.   
   - Алёшин товарищ вспоминал, что автомобили расстреливали в упор. Кого­-то ранили, кого­-то убили, кто мог -­ бежал, а укрытий не было, чистое поле вокруг. Потом вроде по рации передали приказ тем, кто уцелел, собираться в определённой точке на окраине села и продолжить движение дальше, -­ вспоминает Тамара Николаевна. -­ Там Поддубный увидел Алёшу, на нём и царапины не было, он только мобилку потерял в горящей машине. Тех собравшихся, кто выжил, боевики опять прицельно накрыли «градом», осколками ранило, убило многих. Поддубный побежал в поле, засеянное подсолнечником, но видел, как Алёша и еще один боец Андрей скрылись в лесополосе. Потом этот мужчина шёл степью, без еды и воды, выбился из сил, вышел на дорогу, ему уже было всё равно, что будет дальше. К счастью, его подобрали волонтёры. Поддубный очень жалел, что не взял с собой «зятя». Так он в шутку называл Алёшу. Но я понимаю, что в той ситуации, каждый думал, как выжить самому.  06 3
    Рассказ товарища сына обнадёжил Тамару Николаевну, она узнала, что Леше удалось спастись. Она очень хотела разыскать Андрея, с которым её сын выходил из окружения. Оказалось, что тот два месяца был в плену у боевиков Моторолы, допрос криворожанина они выложили в Сеть.
    Встретиться с Андреем женщине удалось, когда он вернулся в Кривой Рог. Но он её ничем не порадовал. Рассказал лишь, что они с Алексеем по ночам пять суток шли без воды и еды полями по не подконтрольной Украине территории. У них были автоматы и по одной гранате. Затем бойцы вышли к указателю, на котором было написано «Старобешево».
    - Андрей рассказал, что неподалёку была АЗС, они заметили каких-­то людей. По его словам, он оставил моего сына возле дороги, а сам отправился узнать, можно ли им идти дальше. Они спрятали автоматы и военные билеты под знаком. Когда он подошёл к АЗС, это всего метров 200, по нему начали стрелять, он вернулся к Алексею. Но сына уже не было на месте, лежала бутылка с водой и граната, -­ вздыхает Тамара Николаевна. -­ Андрей сказал, что вроде видел на дороге машину, в которую Алёшу забрали. У меня сложилось впечатление, что он что-­то мне не договаривает. Он -­ последний свидетель. Думаю, всё ли он сказал? Оставшись один, Андрей пошёл в село, жители его приютили, предложили переночевать, а утром за ним приехали боевики. Так он оказался в плену у Моторолы, месяца два там его держали.

                                                             ОЖИДАНИЕ
     В 2016 году Тамара Николаевна решила обратиться к известному на всю Украину экстрасенсу и поехала в Днепр. С измученной матери та не постеснялась взять за свои услуги четыре тысячи гривен и сообщила, что сына предали, он находится в плену, его сильно били, медицинскую помощь не оказывали. А в 2017 году к ней должен приехать военный, который расскажет о последних днях жизни Алексея. Весь год Тамара Николаевна провела в страхе и мучительном ожидании, вздрагивая от каждого звонка.  Но, к счастью, слова «провидицы» не сбылись.
     Четыре года женщина обращается за помощью в Красный Крест, к волонтёрам, в СБУ. Ей иногда звонят правоохранители, интересуясь не вернулся ли сын домой?
   - Я знаю, что сейчас 17 криворожан считаются без вести пропавшими в АТО. А всего по Украине сколько? -­ спрашивает Тамара Николаевна. -­ Когда в декабре прошлого года был обмен пленными и в списках значился Александр Кучер, все знакомые стали мне звонить, думали, что просто с именем ошиблись, фамилия ведь совпадает. Но, оказалось, на этот раз повезло другой матери.
    Город не оставил без поддержки семьи не только погибших, но и пропавших без вести криворожан ­- воинов АТО. В этом году Тамаре Николаевне была выделена разовая и ежемесячная материальная помощь из городского бюджета. Кроме того, обещали помочь с решением вопроса о выплате ей зарплаты сына, так как срок действия его банковской карточки закончился (все эти годы пропавшему без вести военнослужащему начислялась зарплата и выплачивалась его матери ­- прим. ред.). Её поддерживает коллектив КП «Скоростной трамвай», особенно сотрудники дорожной службы, где работал Алексей.
­ - Смотрите, как поднялись цветы, что Алёша сажал, под самый потолок. Вернется, а здесь сад за это время вырос, ­ - говорит Тамара Николаевна, гладя зелёный листочек.
                                                                                                                 Кристина МАРГИНА.

06 1
Вот что о тех событиях пишет на своей странице в ФБ Юрий Синьковский, бывший заместитель комбата батальона «Кривбасс»: 
     «Батальону была поставлена задача взять Иловайск в кольцо и мы с ней справились. Овладев опорными пунктами вокруг города, мы, по сути, оказались между силами сепаратистов и сами попали в окружение. Затем командир батальона получил письменное распоряжение при взаимодействии с 51-­й бригадой взять город штурмом. Однако во время боя 7 августа мы увидели, что Иловайск -­ это настоящий укрепленный район и просто так силами батальона территориальной обороны его не возьмешь. У бойцов 40-­го вопрос к высшему военному руководству страны: «Кто понесет ответственность за гибель в Иловайском котле десятков мобилизованных криворожан, которым не удалось выйти из окружения? Штурм Иловайска силами мобилизованных ­ - это были не «хотелки добробатов», а сознательное решение руководства Вооруженных сил бросить их на верную смерть».