Фуршет

ЖЕСТОКИЕ УРОКИ из школьного детства


10Агрессивное поведение подростков, к сожалению, сегодня не редкость. Ну кто из школьников не дрался, пытаясь силой кулаков доказать свою правоту? Но история, которую «Пульсу» рассказала мама девятиклассницы, не совсем типична. Конфликт, который привёл к драке между одноклассницами, положил начало вражде между родителями.

ЧП ШКОЛЬНОГО МАСШТАБА
Слушая рассказ Елены К. (из этических соображений упустим фамилии и номер школы - прим. ред.), меня насторожил сам факт: жестокость по отношению друг к другу проявили девочки-подростки, которым по 14 лет, что само по себе противоестественно. Уж кто-кто, а девчонки могли бы разойтись с миром. В итоге во время дежурства в столовой они устроили разборки на глазах у одноклассников. Но обо всем по порядку.
- Моя Настя в этом учебном году перешла в новую школу, - рассказывает Елена. -
С 1 сентября влилась в коллектив и до конца еще не адаптировалась. В тот день дочка вернулась после занятий домой, и я увидела ссадину на ее лице, сразу же заподозрила неладное. Мой ребенок долго не признавался, девочка уверяла, что случайно упала на перемене. Но уже через несколько часов ей стало плохо, приступы тошноты сопровождались головокружением. Когда же открылась рвота, мне пришлось вызывать «скорую».
Позже всплыли подробности случившегося. Во время дежурства в столовой девятиклассницы накрывали столы для группы продленного дня. До звонка оставалось немного времени, и Лиза Б. была удивлена, что Настя, с которой она дежурила в тот день, вдруг демонстративно ушла с подружкой в магазин. Естественно, Лизу это возмутило, и она пожаловалась классному руководителю Татьяне Владимировне. Но та то ли не придала этому особого значения, то ли просто не успела отреагировать, и подростки, как только Настя вернулась, перешли к выяснению отношений. После словесной перебранки школьницы стали таскать друг друга за волосы. Да так, что парню-одноклас­снику пришлось их разнимать. Судя из объяснительных, которые написали дети - очевидцы случившегося, зачинщицей драки была Нас­тя. Она не только спровоцировала ссору, но и первой бросилась с кулаками. Лизе же пришлось защищаться. Девочка оказалась физически сильнее, и когда оттолкнула обидчицу, та упала и ударилась головой. Позже с ушибом мягких тканей и сотрясением мозга Настю на две недели положили в горбольцу №8.
- Я не оправдываю свою дочь, которая не должна была самовольно покидать территорию школы, - продолжает Елена К. - Даже если она и спровоцировала ссору, в данной ситуации сама стала жертвой насилия. Когда же вопрос коснулся возврата денег, потраченных на лечение моей дочери, а это около 4000 гривен, компенсировать затраты родители Лизы категорически отказались. Более того, не желают идти на любой контакт. Не может помочь в этом вопросе и школа.
Директор учебного заведения, в котором случилось это ЧП, Ирина Ивановна, рассказала «Пульсу», что примирить родителей, найти компромиссное решение не получается из-за амбициозности мамы Лизы. В итоге одни родители обратились с заявлением в полицию, а другие - вину своей дочери не признают, оправдывая ее действия элементарной само­защитой.
- К сожалению, конфликт между детьми перерос в конфликт родителей, - уточнила руководитель школы. - Девочки помирились практически в тот же день, а взрослые до сих пор воюют, угрожают друг другу судом. Поэтому конфликт зашел в глухой угол. Со своей стороны мы пытались его уладить мирным путем, но разговор так и не получился, стороны просто не слышат друг друга.

АГРЕССИЯ - ПУТЬ К БУЛЛИНГУ
Пострадавшая Настя К. утверждает, что Лиза Б. является в классе неформальным лидером. Она может подчинить и склонить на свою сторону чуть ли не каждого. В разговоре Настя призналась, что одноклассница пыталась «подмять под себя» и ее, но это ей не удалось. Поэтому конфликт в столовой считает только поводом, настоящая причина - в стремлении подчинить.
- Я с такими доводами согласна, - поддерживает свою дочь Елена. - Считаю, что мою дочь запугивали. Она долго не признавалась, что же произошло на самом деле. Поэтому и рассказала о драке не сразу, а лишь когда пришлось обращаться за медицинской помощью.
С другой стороны, проявления неформального лидерства классный руководитель отвергает. Да и одноклассники, с которыми удалось «Пульсу» пообщаться, такой факт не подтверждают. Наоборот, Настю характеризуют как неконтактную девочку, которая в классе мало с кем общается и дружит. Что, в принципе, и неудивительно, ведь она всего полтора месяца как попала в новый коллектив.
- Я не могу принять обвинения, которые выдвигают в мой адрес родители пострадавшей стороны, - сказала мама Лизы Ирина Б. - Мой ребенок защищал себя и не был инициатором драки. Поэтому категорически не согласна с их доводами. И это неправда, будто бы я избегаю личного контакта. Я открыта к любому общению и диалогу по поводу случившегося. А вот что касается материальных претензий, готова их рассматривать только в правовом поле и оплатить лечение согласно решению суда.

ВЫХОД ЕСТЬ
Можно ли разрешить этот конфликт, потушив вражду? Кроется ли в нем опасность для самих подростков? С этими вопросами «Пульс» обратился к участникам Все­украинского форума родителей, который в прошлую субботу проходил в Кривом Роге.
Сергей Буров, руководитель ОО «Научный дом прав человека в Чернигове», говорит, что такие случаи происходят повсеместно.
- В нашем обществе, к сожалению, все начинают обвинять друг друга. А начать нужно с анализа ситуации. Разобраться, какие на момент инцидента были обязательства у всех, кто был к нему причастен. И в этом проблема, поскольку мы разучились анализировать. Что же касается финансовой стороны конфликта, вопрос возмещения ущерба тоже необходимо решить. Да, это сложный путь, но его необходимо пройти родителям сообща хотя бы для того, чтобы впредь такие случаи не повторялись, - отметил правовед.
Он уверен, чтобы подобных случаев избежать, школе необходимо не оставлять без внимания факты жестокости и насилия. Если ребенок в устной форме пожаловался классному руководителю или директору на агрессивное поведение со стороны кого-то - необходимо подать соответствующее заявление в Службу по делам детей или в полицию. Но в учебных заведениях, чтобы не испортить репутацию, чаще всего стараются такие факты скрыть.
Психолог, общественный активист из Харькова Светлана Зиновьева, долгое время изучавшая проблему школьного буллинга, считает, что такие конфликты родителей могут стать причиной дальнейшего жестокого обращения. Ведь подросткам учиться в одном классе, а агрессия родителей впоследствии может отразиться на поступках самих детей.
- Проблему нужно решать родителям и педагогам комплексно путем переговоров. Да, не получилось это сделать в первый раз, надо пробовать еще, - уверена она. - Надо договориться и в вопросе компенсации лечения пострадавшего ребенка. Безусловно, защищать себя нужно, но нельзя превышать свою силу. И детям об этом нужно рассказывать. Ведь с дискриминацией они могут столкнуться и за пределами школы.
Такой же точки зрения придерживается и криворожский психолог Надежда Шевченко, которая считает, что в этой ситуации родителям и детям необходимо проанализировать случившееся вместе с психологом и каждой из сторон попробовать поставить себя на место своего оппонента.
- В жизни ничего не происходит просто так, и из случившегося необходимо извлечь правильные уроки. Для этого двум сторонам необходимо прийти к взаимопониманию. Если не получается сделать это самостоятельно, не стесняйтесь обратиться за помощью к психологу. Возможно, это и будет их путь к примирению, - посоветовала Надежда Шевченко.
В этой связи интересен опыт криворожского одиннадцатиклассника Максима Куждина, который по обмену опытом побывал в Америке, где учился в одной из школ и жил в приемной семье. С ним мы тоже поговорили.
- Такие понятие, как буллинг, излишняя агрессивность или проявление негативного отношения друг к другу - для американских школьников редкость. У подростков в США несколько иные ценности, которые строятся на уважении и взаимопонимании, - рассказал «Пульсу» старшеклассник. - Во всяком случае, за время моего обучения я был свидетелем только одной драки, которую сразу же удалось погасить с привлечением родителей и психолога. Но это скорее исключение, чем правило, поскольку там все строится на дружелюбии. В подавляющем большинстве американские подростки более самостоятельны. Там, например, в 16 лет они могут легально водить автомобиль, родители контролируют только обучение. Да и сами учащиеся понимают, что от успеваемости зависит их дальнейшее поступ­ление в престижный колледж или университет, поэтому предпочитают учиться, а не выяснять отношения между собой.
                                                                                                                        Александр ШИДО