Фуршет

ГЕНИИ ВОЗДУШНОГО БОЯ


8На двоих братья­-криворожане Борис и Дмит­рий Глинки сбили 80 самолётов противника, став Героями Советского Союза (Дмитрий ­- дважды). Они вошли в когорту самых эффективных советских лётчиков­истребителей периода Великой Отечественной войны.

На передовой о них слагали легенды, а прибывающие на фронт 18-­летние мальчишки настойчиво пытались выучить боевые при­емы известных летчиков. А чему удивляться? Дмитрий Глинка стал седьмым по результативности советским летчиком ВОВ, сбив 50 фашистских самолетов, а повторить результативность своего младшего брата Борису Глинке (30 побед) помешало лишь серьезное ранение.

ПАРНИШКИ ИЗ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДКА
Когда 14 сентября 1914 года в семье криворожского шахтера Бориса Глинки родился сын, которого назвали в честь отца, никто и представить себе не мог, что менее чем через 30 лет его имя будет навевать ужас на асов Люфтваффе. Последние предпочитали беспорядочно сбрасывать бомбы, уклоняясь от прямого столкновения в открытом бою.
Тем более такого нельзя было сказать о появившемся на свет 10 декабря 1917 года Дмитрии, которому судьба, казалось бы, отвела роль потомственного рудокопа.
Благодаря стараниям шахтера­-отца, работавшего не покладая рук, семье удалось пережить безвременье гражданской войны, свирепствовавшую на территории Екатеринославской губернии махновщину, и массовый голод 1932-­1933 годов.
Борис, закончивший в 1928 году семь классов криворожской школы №12, не раздумывая устроился рабочим на шахту, где про­явил недюжинные организаторские способности, за что был направлен учиться в горный техникум. Для того времени это был очень серьезный шаг, который удавалось сделать далеко не каждому. В 1934 году двадцатилетний парень окончил техникум и был переведен на должность сменного мас­тера шахты (головокружительная карьера).

НЕБО ЗОВЁТ
Но увлечение небом привело его в аэроклуб, а затем в школу летчиков Гражданского воздушного флота в Херсоне, которую он успешно закончил в 1936 году.
31 декабря Бориса призвали на военную службу и направили на учебу в Одесскую военную авиационную базу. Командование сразу же обратило внимание на отличную подготовку и серьезность молодого пилота, которого оставили служить здесь же в качестве инструктора.
Его младший брат Дмитрий, как только ему исполнилось 13 лет, после окончания той же 12-­й школы, тоже пошел в забой. Работал на шахте имени МОПРа (Международной организации помощи революционерам) вместе с отцом и старшим братом.
Его также захватило небо, и парень окончил местный аэроклуб, после чего поехал поступать в Качинское летное училище. Получив диплом военного летчика, Дмитрий остался на службе в Рабоче­крестьянской Красной армии, осваивая технику пилотирования и ведения воздушного боя на истребителях «И-­16».

8-2РАЗНОЕ НАЧАЛО ВОЙНЫ
Великую Отечественную войну братья встретили по-­разному. Борис, несмотря на многочисленные рапорты с просьбой отправить его в действующую армию, вместе с училищем был эвакуирован в Баку. Он готовил молодых летчиков, которым предстояло дать отпор фашистским асам, не знавшим поражений в небе Западной Европы.
Дмитрий, наоборот, сразу оказался в гуще событий. Уже в августе 1941 года он осуществил несколько боевых вылетов на истребителе «И­-16» во время советского вторжения в Северный Иран. Эта удачная спецоперация позволила пробить «иранский коридор», по которому в СССР пошли поставки западной военной техники, боеприпасов, снаряжения и продуктов питания. А самое главное ­ авиационного бензина, которого нашим ВВС катастрофически не хватало.
В декабре 45­-й истребительный авиаполк, в котором служил младший Глинка, перевели в Крым. Несколько месяцев летчики учились на более совершенных истребителях «ЯК-­1», а Дмитрий в этом вопросе проявлял особое усердие, стремясь поскорее вступить в воздушную схватку с противником. И 9 апреля 1942 года на фюзеляже его истребителя нарисовали первую красную звезду за сбитый немецкий бомбардировщик «Юнкерс-­88».
9 мая 1942 года, ровно за три года до Великой Победы, молодой летчик в невообразимо жестоком бою над Арабатской Стрелкой сбил еще три бомбардировщика противника, доведя счет собственных побед до шести. Правда, появившиеся из-­за облаков немецкие истребители сбили и самолет Дмит­рия Глинки. Успевший выпрыгнуть из горящего истребителя раненый летчик очнулся в гос­питале только через два дня.
Рекомендация врачебной комиссии навсегда отстранить Дмитрия Глинку от полетов могла шокировать кого угодно, но только не этого парня с железным характером. Дмитрий тихонько собрал вещи и в нарушение всех приказов вернулся в расположение своего полка.
Летняя кампания 1942 года была в самом разгаре, и командование оказалось очень радо возвращению опытного летчика. 13 июля, уже на следующий день после приезда в часть, во время первого же боевого вылета Дмитрий Глинка уничтожил считавшийся практически несбиваемым бомбардировщик «Хейнкель­-111».

8-1ВСТРЕЧА В БАКУ И НОВАЯ СТРАНИЦА ИСТОРИИ
В сентябре 1942-­го потрепанный в боях полк перевели на отдых и переформирование под Баку, где Дмитрию, имевшему на своем боевом счету уже 11 побед, удалось встретиться со старшим братом.
Существуют разные версии этой встречи, но известно лишь, что в результате длительных переговоров и убеждений командиру Дмитрия Ибрагиму Дсусову удалось уговорить руководителя учебного центра отпус­тить Бориса Глинку на фронт.
Братья, пересевшие на полученные по ленд­лизу «Аэрокобры», произвели настоящий фурор во время первого же своего совместного вылета. То, что Дмитрию удалось уничтожить два бомбардировщика «Юнкерс­-88», никого особенно не удивило. Но две победы Бориса над таким же бомбардировщиком и истребителем «Мессер­шмидт­-109», говорили об огромном потенциале этого пилота.
Во время битвы за Кавказ Дмитрий Глинка предложил вылетать на боевое дежурство «кубанской этажеркой». Советские истребители следовали в трех воздушных эшелонах ­ нижний привлекал внимание врага, средний завязывал с ним воздушный бой, а верхний проводил молниеносные атаки, уничтожая истребители и бомбардировщики фашистов.
Всего за несколько недель на фюзеляже истребителя Дмитрия Глинки появилось 18 новых звезд, а у его старшего брата Бориса ­ 14.

ВОЕННЫЕ БУДНИ ОБЫЧНЫХ ГЕРОЕВ
15 апреля 1943 года группа Дмитрия Глинки вступила в неравный бой, в ходе которого летчик лично сбил три «Месершмидта», но сам был сбит, и его самолет взорвался, врезавшись в гору.
Вылетевший на помощь брату Борис знал, что того уже нет в живых и сражался особенно отчаянно. Ему удалось уничтожить два бомбардировщика и истребитель, а всего в том бою враг потерял 20 самолетов.
Бойцы полка поклялись отомстить за смерть своего товарища, и были несказанно удивлены, когда через несколько дней изможденный Дмит­рий вернулся в часть. Оказалось, что в последний момент ему удалось выпрыгнуть с парашютом. Но при приземлении летчик получил сильный удар и остался жив только благодаря местным жителям, которые на парашютной ткани отнесли его в ближайший госпиталь.
24 апреля в полку зачитали приказ о присвоении гвардии капитану Дмитрию Глинке звания Героя Советского Союза. Его «Аэрокоб­ру» с бортовым номером 21 знал весь фронт, а ровно через три месяца, 24 июля, на груди Дмитрия появилась и вторая Звезда Героя.
Очень символично, что в промежутке между этими двумя датами, 24 мая, звание Героя Советского Союза получил и гвардии лейтенант Борис Глинка, стремительно догонявший младшего брата по количеству сбитых самолетов врага.
Их позывные: «Я ­ ДБ» (Дмитрий) и «Я ­ ББ» (Борис) наводили ужас на молодых летчиков Люфтваффе, которые предпочитали бежать, не вступая с братьями в прямое столкновение.

ТАКИЕ РАЗНЫЕ РАНЕНИЯ И ПОСЛЕВОЕННАЯ ЖИЗНЬ
К сожалению, 16 июля 1944 года имевший на своем счету 30 сбитых самолетов противника Борис Глинка, оставленный без присмотра неопытным ведомым, подвергся внезапному удару сверху. Советский истребитель практически развалился в воздухе, а выпрыгнувший с парашютом летчик сильно ударился об обломки. Борис остался жив, но больше в небо так и не поднялся.
В дальнейшем он работал преподавателем Борисоглебского военного авиационного училища и до самой смерти ­ 11 мая 1967 года, служил в отряде космонавтов. Когда он умер, ему было всего 52 года, большую часть из которых герой отдал служению Родине.
Июль 1944 года стал несчастливым и для Дмитрия Глинки. Группу из пяти летчиков во главе с ним отправили в тыл получать новые истребители. По невероятному стечению обстоятельств, в транспортном «Ли­-2» все мес­та были заняты, и подчиненным Дмитрия пришлось расположиться на авиационных чехлах, сброшенных в самом хвосте самолета. Это и спасло им жизнь, когда из-­за ошибки пилота самолет врезался в Кременецкую гору. Погибли все члены команды и пассажиры, за исключением пятерых летчиков, в числе которых был и криворожанин, жизнь которых как будто хранил сам Бог.
После госпиталя и восстановления Дмит­рий вернулся в свою часть и продолжил бить фашистов. Свою последнюю победу, ставшую для него пятидесятой, летчик одержал 30 апреля 1945 года в небе над Дрезденом. Это был очередной истребитель «Мессершмидт-109».
Наш знаменитый земляк, дважды Герой Советского Союза Дмитрий Глинка, участвовал в Параде Победы и бросал к Мавзолею В.И. Ленина штандарты поверженного Третьего Рейха.
Он продолжил армейскую службу на различных командных должностях и ушел в запас лишь в 1960 году в результате третьего по счету крупномасштабного сокращения Вооруженных Сил СССР. Тогда было отправлено в запас около 1,2 миллиона офицеров, многие из которых прошли горнило ВОВ.
Умер легендарный ас 1 марта 1979 года. Похоронен на мемориальном Кунцевском кладбище в Москве.
Еще при жизни в его родном Кривом Роге установили бюст героя, а улице Правды присвоили имя Дмитрия Глинки.
Несмотря на повальную декоммунизацию и массовые изменения городских названий, памятник героическому летчику продолжает стоять на том же месте у краеведческого музея, как и осталась непереименованной улица, названная в его честь.
                                                                                                                        Андрей СЕРЕНКО