Фуршет

«Я хотел спасти Байконур для Украины"

8-12 апреля в мире отмечается День авиации и космонавтики. Для генерала­майора Евгения Дмитриевича Ковальчука, бывшего заместителя начальника космод­рома Байконур, и его супруги Светланы Александровны это профессиональный праздник. Насыщенная биография криворожанина неразрывно связана с ракетостроением и космонавтикой, он стал свидетелем расцвета и упадка самого большого в мире космодрома Байконур.
­

Вклад украинцев в развитие космической отрасли и ракетостроения был огромным. На днепропетровском «Южмаше» делали баллистическую межконтинентальную ракету «Сатана» и ракету­носитель «Зенит», в Харькове занимались разработкой сис­тем управления, в Киеве ­ разрабатывали системы прицеливания. Подавляющее большинство руководства Байконура были украинцами. И очень жаль, что после распада Союза мы пока так и не смогли вернуться к тому уровню развития науки и промышленности, который у нас был, ­ говорит Евгений Дмитриевич. ­ Если бы сохранили космическую отрасль и ядерное оружие, к нашему государству в мире было бы совсем другое отношение.

ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ
Евгений Дмитриевич недавно отметил свой 82­летний день рождения. Родился он в небольшом городке Ружин под Киевом, после службы в армии в 1957 году поступил в Саратовское танковое училище, которое два года спустя ввели в состав вновь созданных ракетных войск стратегического назначения и курсант Ковальчук оказался в числе первых ракетчиков.
По окончании училища парень был направлен в ракетную дивизию в Краснодарский край, за два года службы его назначили начальником двигательного отделения стартовой батареи. Затем поступил в Ростовское высшее командно­инженерное училище ракетных войск, по окончании которого был направлен служить на космодром Плесецк в город Мирный Архангельской области. Все объекты космодрома, на которых военные занимались разработкой и испытаниями баллистических ракет, были расположены в тайге, в строжайшей секретности. В Плесецке Дмитрий Евгеньевич служил 13 лет, до 1980 года, дослужился до звания «полковник» и в 37 лет его назначили на должность заместителя командира дивизии.
Точкой отсчёта развития космонавтики в мире и прототипом для разработки баллистических ракет в СССР, США и других странах стала ракета ФАУ­2 , разработанная немецким конструктором Вернером фон Брауном. В Союз она попала в качестве военного трофея при захвате полигона Пенемюнде. Вместе с ракетой в Союз были доставлены и немецкие специалисты, работавшие под руководством конструктора Сергея Королёва. До строительства космодромов ракеты, начиная с 1947 года, испытывали и запускали с полигона Капустин Яр.
­ Перед конструкторами была поставлена сверхсложная задача ­ разработать межконтинентальную стратегическую ракету с высокой боевой готовностью. Академик Михаил Янгель в 1958 году в Днепропетровске в конструкторском бюро «Южное» начал разработку межконтинентальной ракеты Р­16, которая по своим параметрам превосходила американские ракеты. В 1961 году эти ракеты были взяты на вооружение, вскоре была создана ещё более совершенная и мощная Р­36, она была разработана в двух вариантах ­ как баллистическая и орбитальная. Выход ракеты на космическую орбиту снимал все ограничения дальности стрельбы, стала доступной любая цель, ­ комментирует Евгений Дмитриевич. ­ Ракеты постоянно совершенствовались, их дорабатывали и испытывали на космодромах. Причём пилотируемые ракеты запускались только с Байконура, а в Плесецке, помимо стратегических ракет, запускались и военные спутники.

БАЙКОНУР
Космодром Байконур, построенный в 1957 году в условиях сверхсекретности, был первым (а впоследствии ­ крупнейшим) космодромом мира. Одноимённый поселок находится в порядке 500 км севернее от космодрома, расположенного в пустыне. Обслуживали космодром и проживали в городе Ленинск (почтовый ящик Ташкент­-90) более ста тысяч человек ­ военных и членов их семей. Это сейчас Байконур может посетить любой турист. А с момента его открытия в 1957 году и вплоть до распада Союза это был один из самых засекреченных военных объектов.
Байконур состоял из восьми Управлений, каждое из которых выполняло определённую задачу. Первое Управление обеспечивало запуск космонавтов, второе ­ занималось испытаниями ракет, третье ­ обработкой информации из космоса, четвёртое ­ испытанием ракет «Протон», пятое ­ испытанием ракет «Зенит», шестое ­ испытанием ракетоносителя «Энергия» и челнока «Буран», седьмое ­ обеспечивало запуск уничтожителей спутников, восьмое ­ проводило испытание ракет конструкторского бюро академика Челомея.
Евгений Ковальчук служил на Байконуре с 1980 по 1992 год. Был назначен командиром соединения глобальных ракет, затем ­ начальником второго Управления испытательного центра ракет, которые изготавливались в Днеп­ропетровске. Вышел в отставку в звании генерал­-майора. Ему присвоено звание «Почётный испытатель», о чём свидетельствует удостоверение №46.
­ Самое яркое впечатление осталось от старта ракет, это грандиозное зрелище, за одну секунду при старте сжигается 700 литров горючего. Главной задачей нашего Управления было проверять вновь созданные ракеты на их готовность к пуску. С 1980 года запуск боевых ракет на Байконуре производился еженедельно. Их запускали не в космос, а в океан, или, например, отправляли на Камчатку. Практически все запуски межконтинентальной ракеты «Сатана», а их было более 30, обеспечивало наше Управление. Готовность ракеты была минута, сбить в воздухе её было невозможно. Ракета несла ядерный заряд 10 боевых блоков по 700 тысяч тонн в тротиловом эквиваленте каждый. Для сравнения ­ атомная бомба, сброшенная на Хиросиму, была 20 тысяч тонн в тротиловом эквиваленте.

ЛЕГЕНДАРНЫЕ ВСТРЕЧИ
Евгений Ковальчук вспоминает, что ему пришлось сотрудничать с людьми, многие из которых вошли в историю.
- ­В жизни я встречался со многими известными людьми ­ президентами разных стран, учёными, политиками, дружил с космонавтами, особенно с Германом Титовым, Владимиром Джанибековым, ­- рассказывает криворожанин. -­ Мало кто знает, но Герман был первым заместителем командующего космическими войсками. Космонавты относились к испытателям с огромным уважением. Шутили, что звание Героя нужно давать не им, а тем, кто обеспечивает их безопасный полёт. Ребята были простые труженики, обычные земные люди, которые никогда не хвастались своими достижениями даже в кругу друзей. А знаете, что в Центре подготовки полётов космонавтов учил летать тоже криворожанин, дважды Герой СССР Борис Глинка?
Наш собеседник рассказал, что космонавтов перед стартом привозили вместе с их дублёрами. Был случай, когда японскую космонавтку перед стартом схватил приступ аппендицита, её отправили в госпиталь, а дублёра ­ в космос.
Евгений Дмитриевич вспоминает, что в 1988 году лично встречал Михаила Горбачева на наблюдательном пункте Байконура.
- ­ Я уточнил, как его называть «товарищ президент» или «товарищ генеральный секретарь ЦК»? Мне сказали ­ генсек. Несмотря на то, что космодром в то время был закрытым объектом и там находились только военные, Горбачев был под усиленной охраной. Даже в Доме офицеров, где он долго рассказывал, как нужно строить коммунизм, первые три ряда приказали не занимать, - ­ вспоминает Евгений Дмитриевич. -­ Очень просто держались президенты Финляндии, Франции, они присутствовали на совместных пус­ках с космонавтами их стран. Часто приезжал Нурсултан Назарбаев, он занимал пост председателя Совмина Казахстана. К слову, он же заканчивал ПТУ №22 в Днепродзержинске. До распада Союза на космодроме всем руководили военные, но когда приехала американская делегация, нам всем срочно приказали переодеться в гражданскую одежду, а на Доме офицеров спешно поменяли вывеску на «Дом культуры».
Евгений Дмитриевич хорошо знаком с Леонидом Кучмой, на то время ­ директором Днепропетровского завода «Южмаш». Кучма был рядовым членом комиссии по испытаниям межконтинентальной баллистической ракеты «Сатана», а Евгений Ковальчук ­ заместителем председателя этой комиссии.
- ­ Не приемлю двойные стандарты. Мне неприятно вспоминать Горбачева и Кучму, потому что они приложили усилия к развалу не только космической отрасли, но и Советского Союза, -­ говорит криворожанин. - ­ Как можно было уничтожать то, что создавалось годами усилиями сотен тысяч людей?

ЦЕНА ИСПЫТАНИЙ
Считается, что с 1961 года при выполнении космических полетов погибли 18 человек: 13 американских астронавтов (в том числе две женщины), первый израильский астронавт и четыре советских космонавта. Катастрофы произошли либо при запуске космических кораблей, либо при их возвращении с орбиты.
24 апреля 1967 года при возвращении из испытательного полета на космическом корабле «Союз-­1» погиб советский космонавт Владимир Комаров. Причина ­ отказ парашютной системы спускаемого аппарата.
30 июня 1971 года произошла разгерметизация спускаемого аппарата корабля «Союз­11», которая привела к гибели Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева. После 23 суток полёта космонавты задохнулись на высоте около 100 км. Они летали без скафандров, так как размеры спускаемой капсулы не позволяли разместить трех человек в спасательных костюмах.
24 октября 1960 года на Байконуре во время старта взорвалась межконтинентальная баллистическая ракета Р­16. Вплоть до 80­-х информация о гибели 75 человек была засекречена. О смерти маршала Митрофана Неделина, главнокомандующего ракетными войсками стратегического назначения, тогда сообщили, что тот погиб в авиакатастрофе. Всегда помнили о погибших рядовых солдатах, конструкторах только в закрытом Байконуре, возлагая цветы к памятнику в очередную годовщину.
18 марта 1980 года на космодроме Плесецк при подготовке к пуску ракеты­ носителя «Восток-­2М» произошёл взрыв. В пожаре погибло 44 человека, ещё 43 получили ожоги и были доставлены в госпиталь, где четверо впоследствии скончались.
Евгений Ковальчук рассказал, что в сентябре 1983 года на космодроме Байконур готовился к старту корабль «Союз­-Т», который должен был доставить на орбитальную станцию «Салют-­7» новый экипаж в составе опытных летчиков­космонавтов Владимира Титова и Геннадия Стрекалова. Во время заключительных операций на ракете­носителе произошёл пожар. Командир боевого расчета Алексей Шумилин и технический руководитель пуска Александр Солдатенков успели вовремя дать команду на включение спускаемого аппарата, что спасло космонавтов. О том, что произошло, они поняли только, когда в иллюминатор увидели огонь на стартовой площадке. Ракета провалилась в газоотводный желоб и горела там, полностью уничтожив знаменитый гагаринский старт ­ 1­ю площадку. Авария произошла из­за неправильно установленного клапана подачи топлива.
Взрывы ракет при испытаниях происходили периодически в разные годы.

ЗАКАТ
Космические корабли и ракеты на космодром привозили частями в товарных поездах, внешне ничем не отличавшихся от пассажирских. Собирали на месте в монтажно­испытательных корпусах.
Апофеозом инженерной и конструкторской мысли стало создание ракетоносителя «Энергия» и космического корабля многоразового использования «Буран». До развала Советского Союза «Буран» в автоматическом режиме один раз, 15 ноября 1988 года, он был запущен в космос и благополучно приземлился на огромной взлётно­посадочной полосе длиной 4,5 км, отклонившись всего на 10 сантиметров.
­- Следующий запуск «Бурана» должен был пройти с Игорем Волком и Светланой Савицкой, но эту космическую программу свернули. Комплектующие преимущественно изготавливались в Украине и России, были задействованы и предприятия других республик ­ Армении, Латвии, -­ говорит Евгений Ковальчук. ­- А с распадом Союза разорвались и все связи. С 1991 года на Байконуре запуски ракет не проводились.
Евгений Дмитриевич рассказал, что в 1992 году тайком летал в Киев к министру обороны Константину Морозову в надежде решить вопрос аренды части Байконура Украиной.
- ­ Министр был в отпуске, я встретился с начальником генерального штаба. Докладываю, что на Байконуре осталось более трёх тысяч украинских офицеров с семьями, что им делать? Предложил сделать воинское формирование, ведь база есть, специалисты ­ есть, нужно было только договориться с казахами об аренде, как это сделала РФ, -­ с горечью вспоминает Евгений Ковальчук. -­ Мне отказали, сказали ­ не нужно. Постепенно с Байконура выехала масса специалистов, они оказались невостребованными. Объекты, которые занимались испытаниями украинских ракет, были закрыты. Если бы я воровал, стал бы миллионером. Когда Горбачёв подписал договор с США, пришлось взрывать 25 ракетных шахт без демонтажа оборудования. Знаете, сколько там осталось золота? Осталась куча стратегического оборудования, всё уничтожалось, хотя уже можно было продавать. Ко мне поступали предложения продать отсеки контейнеров из шахт для запуска «Сатаны» на гаражи. А у меня в голове не укладывалось ­ как такое можно продавать? У нас было совершенно другое воспитание, мы были патриотами, а не торгашами.
Последний раз Евгений Ковальчук был в составе делегации на Байконуре в 2000 году. С болью смотрел на полуразрушенные дома, заселённые казахами. Сейчас по прямому назначению используется только часть космодрома.

СЕГОДНЯ
Сегодня Евгений Дмитриевич вместе со своей супругой Светланой Александровной, которая работала в третьем Управлении Байконура и занималась обработкой информации, живут очень скромно.
В Кривой Рог приехали в 1992 году, здесь жили их родственники. В конце 80-­х Евгений Дмитриевич был представлен к Государственной премии и званию Героя Соцтруда. Но не получил ничего, потому что накануне его наградили орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», а по закону, который издал Горбачев, награды можно было получать не чаще чем раз в пять лет.
­- Не думал, что всё так сложится. Сыновья пошли по моим стопам, они подполковники в отставке. Внук ­ пока капитан, все живут в России, поэтому видимся редко, -­ говорит почётный ветеран Украины.- ­ Живём с женой воспоминаниями. Как-­то обо мне напечатали статью в американской газете, но очень перекрутили мою биографию.
На мой вопрос, не приходилось ли наблюдать НЛО, Евгений Дмитриевич ответил с улыбкой, что сигналов из космоса от братьев по разуму не поступало. За непонятные объекты люди часто принимали военные ракеты, о запуске которых никогда не сообщалось.

Кристина МАРГИНА