«ВЫСОКИЕ» отношения

чтобы продать квартиру, сын «похоронил» живую мать

Родители и дети. В мире нет ничего ближе и одновременно дальше. Конфликт между взрослыми и их отпрысками веками не теряет актуальности. До чего только не доходит! Так, например, 36-летний криворожанин Сергей Гнатенко (имена и фамилии фигурантов истории изменены - прим. авт.), пользуясь тем, что матери нет дома, лишил её крова над головой, отправив её «по бумажкам» на тот свет.

Otnosheniya

58-летняя пенсионерка Анна Гнатенко вместе с сыном владела однокомнатной квартирой в одном из спальных микрорайонов Кривого Рога. Почему владела? Потому что, воспользовавшись тем, что мать несколько месяцев не жила дома, мужчина без согласования с ней продал жилище. При этом деньгами распорядился по своему усмотрению и о том, что сделал, даже не обмолвился маме полусловом.

- Я ухаживала за больной знакомой, - рассказала Анна Николаевна, - и так как с сыном у нас отношения, мягко говоря, напряжённые, в свою квартиру не захаживала несколько месяцев. Когда же приехала, вначале обратила внимание на новую входную дверь. Первая мысль была - сын её поменял, но мне не удосужился сказать. Ладно, не в первый раз… Позвонила в дверь, хотя почти была уверена: дома никого нет, сын ведь на работе должен быть. Но дверь неожиданно открывает какая-то незнакомая женщина, причем по возрасту не намного моложе меня. Я удивленно спросила её, что она делает в моей квартире? А она: «Я здесь живу!»

Анна Гнатенко дозвонилась сыну и он, петляя как заяц по полю, сказал, что пока её не было, решил квартиру продать. Дескать, она и так не останется без жилья, так как заключила договор со своей больной знакомой на пожизненное содержание в обмен на квартиру. Говорил, что ему срочно нужны были деньги, так как он попал в сложную жизненную ситуацию, имеет долги и прочее…

Как же случилось, что квартира была продана без разрешения одного из владельцев? Это, как ни крути - явный криминал. Оказывается, для оформления купли-продажи Сергей предоставил нотариусу фальшивую справку о смерти матери. Другими словами, заживо похоронил её.

Честно говоря, у меня, человека, который пишет на криминальные темы и знает массу историй о наркоманах или алкоголиках, деградировавших и обворовывающих своих близких, эта ситуация вызвала шок. Куда мы катимся? Неужели не остаётся ничего святого?

Но что самое интересное, сын Анны Николаевны - совсем никакой не наркоман или другой скатившийся вниз по социальной лестнице человек. Имеет хоть неофициальную и не высокооплачиваемую, но все же постоянную работу. К тому же он не отягощён семьёй и детьми. Что же стало причиной такого поступка?

- Сергей был в общем-то спокойным моим соседом, - рассказывает Инна Стецюк, - бывало, подвыпивший приходил домой, но не дебоширил и шумных компаний к себе в квартиру не водил. Правда, люди говорят, что он имеет пристрастие к игровым автоматам - видели его в одном из таких мест. Но я точно сказать не могу.

Желая выяснить, как без неё продали квартиру, Анна Гнатенко пришла в ЖЭК. Там были крайне удивлены, узнав, что женщина жива. Оказывается, сын предъявил справку о смерти матери, которая, как написано, умерла семь месяцев назад. Так как в течение шести месяцев право собственности на это жильё никто, кроме него, не предъявил, квартира была продана.

Прокомментировать эту ситуацию «Пульс» попросил юриста Александра Савченко.

- В описанном вами случае можно усмотреть сразу два нарушения закона, - пояснил юрист. - Во-первых, речь идет о подделке документа - свидетельства о смерти. Честно говоря, я даже не представляю себе, что должностные лица на такое могут пойти. Свидетельство о смерти выдается на специальном бланке с мок­рой печатью, и проверять его при продаже недвижимости нотариус не должен. Во-вторых, то, из-за чего весь этот сыр-бор затевался, - мошенничество с целью завладения значительными материальными средствами. И виноват в этом сын женщины. Что теперь нужно ей сделать? Обратиться в суд по мес­ту жительства, чтобы признать сделку по продаже её жилья незаконной. Это совсем несложно. Также, учитывая явные признаки совершенного в отношении неё преступления, нужно подать заявление в районный отдел милиции.

Казалось бы - всё просто. Иди и действуй. Если бы не одно «но»…

- Мне жаль сына, - говорит Анна Гнатенко. - Каким бы он ни был, я не хочу, чтобы его посадили в тюрьму. Наверное, в какой-то степени я чувствую себя виноватой перед ним. Он рос без отца, наверное, чувствовал недостаток внимания. Я старалась больше работать, как-то устраивать нашу жизнь. В общем, негоже своего ребёнка - да в тюрьму. Как бы мне не было больно за его ужасный поступок, но я уже простила. Проблема в другом… Мне сейчас реально негде жить. Отношения с Ниной Ивановной, за которой я ухаживала, в последнее время очень испортились. Недавно она сказала, что не хочет, чтобы я постоянно с ней жила. Говорит, чтобы я наведывалась, делала то, что она скажет, но постоянно под одной с ней крышей не находилась. В итоге я оказалась на улице. Собственно, заключая договор о пожизненном содержании этой женщины, я хотела решить наш с сыном квартирный воп­рос. Мы с ним часто ругаемся, у нас разные взгляды на жизнь и ужиться вместе очень тяжело. Да и неправильно, я считаю, когда старики живут с детьми. Мы - разные поколения, каждый со своими тараканами в голове…

***

Как часто мы находим оправдания поступкам своих детей, прощаем им всё, что бы они ни совершили. Не оставил маме и папе вкусняшку - ничего, он же маленький. Подрос и стащил деньги на игровые автоматы - ладно, с кем не бывает, подросток ведь, надо всё попробовать. Забыл принести больной матери лекарства - да Бог с ними, парень встречался с друзьями/девушкой, молодой ведь ещё, позже повзрослеет и станет внимательнее к родным… И так, шаг за шагом, лелеем детский эгоизм, который с годами костенеет, а потом и вовсе становится железобетонным. Очень жаль, если Анна Николаевна из-за своей слепой любви к сыну станет бомжом. Впрочем, вряд ли подлость, совершенная Сергеем, сделает его счастливым. Помните, как закончил свои дни Иуда?

Степан КОНДРАТЬЕВ

'
    '