Фуршет

ВОР БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ

 7Ну вот и мы, наконец, дожили до того исторического момента, когда злоумышленники, совершившие преступления различной степени тяжести, могут не сесть на скамью подсудимых на вполне законных основаниях.

Дело в том, что 22 ноября Президент Украины Петр Порошенко подписал скандальный Закон «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты». В народе этот закон называют просто ­ судебная реформа.
В частности, он содержит спорную норму, введенную «поправкой Лозового» о том, что следователи должны за два месяца раскрыть уголовный проступок, за три месяца ­ преступление небольшой и средней тяжести, а за полгода ­ тяжкое и особо тяжкое преступление. Если дело не раскрывается за этот период, то следователь должен закрыть его. А это значит, что преступления вроде как и не было.
Попробую объяснить на пальцах, что произошло, и почему теперь крылатая фраза Жеглова «Вор должен сидеть в тюрьме» теряет всякий смысл.
Берем конкретный пример. Преступление, которое у всех на слуху ­ убийство 6­-летней Амины Менго в Кривом Роге. Несколько дней ушло на поиски пропавшего ребенка. Неделя ­- на то, чтобы «расколоть» ее приемных родителей, что они сожгли тело и выбросили его, и найти останки. Еще две недели было потрачено на отрицание Кудрявцевыми этого признания.
Спустя почти месяц приемному отцу выдвинули обвинение. Останки отправили на экспертизу, чтобы определить, действительно ли они принадлежат малышке. Прошел еще месяц. Бабушке Амины, у которой, как у ближайшей родственницы покойной должны были взять материал для ДНК­экспертизы, сообщили, что делать этого пока не будут, так как на такой дорогостоящий анализ у МВД нет денег.
И все это время, заметим, за громким делом наблюдают представители центральных СМИ, описывая в своих изданиях и показывая по телевидению практически каждый шаг правоохранителей.
И тут, наконец, появляются деньги на экспертизу. Ее проводят в Запорожье и объявляют: «Это останки пропавшего ребенка». То есть, девочка действительно мертва. А параллельно все это время идет оперативно­-следственная работа: опрос свидетелей, очные ставки, следственные эксперименты и т.д.
Однако судить Кудрявцевых начинают не за убийство по тяжкой 115­й статье, а за надругательство над телом. То есть, принята к сведению как основная версия приемных родителей: девочка умерла сама, а они, испугавшись, что у них отберут других приемных детей, решили скрыть тело. То бишь, дело квалифицируется не как особо тяжкое преступление, а как небольшой или средней тяжести.
Согласно новому закону, подписанному 22 ноября Порошенко, Кудрявцевы были бы неподсудны, если б совершили свое преступление после вступления в силу этого документа. Потому как выходило бы, что они не виновны. И суда бы не было. Ведь следователь не вложился в отведенные на расследование три месяца, почти два из которых все под прицелами телекамер ждали, когда у государства появятся деньги на ДНК­экспертизу. А ведь в обычных, не столь громких делах, прицела телекамер не будет, и деньги на экспертизу могут появиться и через полгода, и через год.
И еще следует принять во внимание очень важный акт: следователь расследует не одно дело, а две­три сотни. Именно такова сегодня средняя нагрузка на одного сотрудника МВД. Лично мне кажется, что это на грани фантастики ­ довести за несколько месяцев до конца и передать материал в суд по каждому «висящему» на следователе делу.
К чему приведет этот закон? Логично предположить, что следователи начнут массово писать отказы в возбуждении уголовных дел, потому как понимают, что не уложатся в отведенные сроки и вся их дальнейшая работа будет напрасной. А их за это, в лучшем случае, родственники пострадавших будут проклинать до седьмого колена, в худшем ­ бить по лицу. Можно также предположить, что, так и не дождавшись справедливости, начнут появляться так называемые народные мстители (вспомним культовый фильм «Ворошиловский стрелок»), которые будут вершить самосуд.
Может быть, принятые нормы по расследованию уголовных дел и работают где­нибудь в Европе, только сравнивать уровень оснащения всем необходимым их полиции и нашей, их преступность и нашу, просто невозможно.

Елена ЧЕРНИЧКИНА

'
    '