Фуршет

Где добиться правды?

Днём 4 января моего 48-­летнего сына Валерия прямо на улице села Красная Балка жес­токо избил мужчина, с которым сын лично не был знаком. Знал только, что его зовут Игорь.

Если бы Валере не вызвали «скорую» посторонние люди, он бы истёк кровью. Мне об этом сообщил врач из «тысячки», сказал, что сын с телесными повреждениями средней тяжести находится у них. У него была сломана челюсть, перебит нос, поврежден глаз. Игорь наносил ему удары ногами по всему телу, но больше всего ­ по голове. Нейрохирург вообще сказал, что Валерию может понадобиться операция на глазу стоимостью до 15 тысяч гривен. К счастью, пока лечение проходит успешно, но что будет дальше ­ неизвестно.
В результате сын две недели лежал в больнице. Первую помощь ему оказали бесплатно, а потом мы потратили только на покупку лекарств более 10 тысяч гривен, деньги занимали у знакомых и родственников. Из­за нехватки свободных коек сына перевели на амбулаторное лечение. Он еще десять дней проходил лечение в офтальмологическом центре, из­за полученных травм уже два месяца не может ходить на работу.
Мы даже толком не знаем причину, из­за которой избили сына. Дело в том, что накануне брат Игоря, с которым Валерий работал на одном производстве, позвал моего сына в гости и попросил взаймы пять тысяч гривен якобы для брата, который строится. У Валеры таких денег не было, сын обратился ко мне, пенсионерке, с просьбой «выручить товарища». Разу­меется, я отказала, а на следующий день Игорь избил сына.
После того, как сын попал в больницу, Игорь приходил к нему, на 932 гривны купил лекарства, но попросил подписать заявление, что сын к нему претензий не имеет. Я не знаю, что мог сын подписать в таком тяжёлом состоянии, но на основании этого отказа в полиции Криворожского района закрыли дело. Мало того, в справке, которую выдали в больнице, написали, что сын был избит «неизвестным лицом». Какое же это неизвестное лицо? Его в селе все знают, говорят, что ранее был судим, потом воевал в АТО. Я уважаю настоящих наших защитников, тех, кто своей жизни, здоровья не жалеет на фронте. Но разве такие «герои», которые избивают людей, достойны уважения?
Теперь нам Игорь угрожает расправой, говорит, докажите, что его избивал именно я, а не кто­то другой. Мы реально опасаемся за последствия, как дальше быть ­ не знаем. Сыну нужно ещё лечиться, работать он не может, долги нужно отдавать. Как нам себя защитить, куда за правдой обращаться?

Неля ТЕРЕЩЕНКО, Глееватка