Фуршет

КТО УБИВАЕТ ПРОСТИТУТОК С ОБЪЕЗДНОЙ?


 6Около месяца назад в криминальных сводках прошла информация о том, что в лесополосе недалеко от коксохима был найден труп женщины, тело которой обглодали бродячие псы. Из­-за этого не сразу удалось установить её личность. Чуть позже полицейские выяснили, что погибшая была работницей сферы секс-­услуг и «трудилась» на никопольской объездной. Убийцу тогда так и не нашли.

Это вся информация, что обнародовали полицейские, и которая появилась в виде небольшой заметки в «Пульсе». Все остальное ­ тайна следствия.
Чтобы хоть немного приподнять завесу над этой таинственной историей, я отправился к «коллегам» погибшей, которые, как и она, «работают» проститутками на объездной.
­ Я об этом случае слышала, погибшая ­ Диана, ­ рассказала Майя (имя по ее просьбе изменено в целях безопасности ­ прим. авт.), с которой нам удалось поговорить. -­ Лично я ее хорошо не знала, она «работала» на объездной дороге сразу за Терминалом. Как мне известно, убил ее один из клиентов. А потом тело спрятал в лесополосе. Пролежала она там довольно долго, раз ее погрызли собаки до неузнаваемос­ти. Да и не искал ее никто, у таких как мы обычно родственные связи оборваны, поэтому и заявление в полицию на розыск писать некому. Пропала, да и ладно. После того случая многие из нас боялись выходить на трассу, страшно все­-таки, убийцу же, насколько я знаю, так и не задержали. Да и вряд ли его искать будут. Мы даже для полиции ­ люди второго сорта. Удобнее все списать на несчастный случай и дело закрыть, а еще лучше вообще его не открывать...

ЧУДОМ ОСТАЛАСЬ ЖИВА
Майя рассказала, что такие случаи, в общем­то, ­ не редкость и согласилась со мной, что подобное может произойти со всеми, кто торгует своим телом.
­ От этого никто не застрахован, поэтому каждый раз, обслуживая клиентов, приходится рисковать собственной жизнью. Предугадать, что у клиента в голове, невозможно, ­ поделилась женщина.
Не так давно зарезали некую Юлю, которая тоже «работала» на объездной. Случилось это уже после того, как был обнаружен труп Дианы. Со слов Майи, мужчина потребовал еще секса, но платить отказался. Когда получил от Юлии отказ, пустил в ход нож.
В прошлом номере «Пульса» был опубликован материал «Убивали и отрезали уши», в котором рассказана история о бывших зэках, проживавших в частном доме в Центрально­Городском районе. Все они злоупотребляли спиртным и пьяные разборки, бывало, заканчивались убийствами. В октябре на огороде возле их дома полицейские раскопали пять трупов. Так вот, Майя подозревает, что у главаря этой преступной шайки по кличке Михей убийств куда больше. И рассказывает, что сама стала жертвой этого садиста и только чудом осталась жива.
­ Михей был моим клиентом, -­ говорит она. ­ Однажды он подкатил сюда очень агрессивный и злобный. И вдруг потребовал анальный секс. У меня есть определенные табу в сексуальном плане, многие клиенты об этом знают, поэтому я ему сразу отказала. Этот уголовник на меня тут же напал, начал душить, и я потеряла сознание.
Ее спасла случайность. Когда Михей тащил жертву за ноги в безлюдное мес­то, очевидно, с целью ее добить, это увидел один водитель, который не побоялся остановить машину и окликнул преступника. Тот спешно ретировался, прихватив сумку Майи. Там лежали заработанные ею в тот день 200 гривен, а также 250 гривен, которые заплатил Михей.
Полумертвую женщину водитель отвез в «тысячку», где она пробыла десять дней.
­ И ты после того случая, когда тебя чуть не убили, снова идешь на трассу и садишься в машины незнакомцев? ­ искренне удивился я. ­ Что же тебя заставляет это делать?

ЗАНИМАТЬСЯ ЭТИМ НЕЛЕГКО
Майя ответила, что зарабатывать телом ее заставила сама жизнь.
­ Обычно в эту профессию приходят по молодости, ­ рассказала женщина. ­ А я попала по старости. Мне 38 лет и у меня трое детей. А еще у меня три отсидки ­ за наркотики и грабеж. Пока мотала срок, мать оформила опекунство и сейчас не разрешает видеться с детьми. Бывший муж на заработках в Италии. Какая бы я ни была мать, но душа моя не находит мес­та, переживаю за детей. Моему старшему сыну уже тринадцать лет, а самому младшему ­ полтора года.
Майя говорит, что если раньше могла хоть изредка с ними видеться, то после того случая с Михеем мать ее и на порог не пускает. Во всех бедах винит дочь, от которой, по сути, давно уже отказалась. И все из­-за ее непутевого образа жизни.
­ Думаете, мне легко этим заниматься? -­ задается вопросом собеседница. ­ Ведь каждый день ходишь, как по острию ножа или по краю пропасти. Порой не знаешь, вернешься ли домой живой или где-­то тебя зароют в посадке как Дианку или зарежут как Юльку.
Судя по тому, что рассказала мне Майя, опасаться ей есть чего. Ведь, как правило, нормальных клиентов на объездной трассе не бывает. Сюда приезжают извращенцы, которые не могут реализовать свои сексуальные фантазии. В повседневной жизни они живут обычной сексуальной жизнью, но неудовлетворенность накапливается и требует какого-­то выхода. Вот они и приезжают сюда и последствия могут быть самыми непредсказуемыми, поскольку таким людям себя трудно контролировать. Проститутка для них не человек, а объект для снятия напряжения. Поэтому их избивают, унижают и даже убивают. Как это ни странно, многие из тех, кто выбрал этот путь, вынуждены мириться с системой жестокости и унижений. Потому что практически все шлюхи, которые ожидают клиентов на обочинах дорог, -­ законченные наркоманки. И доза для них важнее матери, детей и даже собственной жизни.
­ Можно в этой ситуации хоть как­-то себя обезопасить? ­ интересуюсь у женщины.
­ А как? ­ отвечает она. -­ Я выхожу на объездную на свой страх и риск. Лишних денег у меня никогда не бывает. Я же не работаю здесь как многостаночница с утра и до позднего вечера. Обычно выхожу на 2-­3 часа. Такса у меня небольшая ­ 200-­250 гривен с клиента, для постоянных скидка ­- 100 гривен. Так что за один раз удается заработать до 500 гривен.
Майя говорит, что сейчас находится под следствием, так что не сегодня-­завтра ее «закроют» за воровство в супермаркете. Но есть еще одно обстоятельство, о котором она рассказала. Несмотря на ненависть к мужскому полу из­за своей профессии, она все же проживает с сожителем, который нигде не работает и намного ее моложе. В поисках денег он заставляет любовницу заниматься опасным промыслом и выпроваживает на объездную. Случается, что все деньги забирает себе. У него свой порок ­ игромания. Выиграть, правда, еще не удавалось, зато задолжал всему свету. Но, как ни странно, женщина с этим давно смирилась, считая, что чем больше разница в возрасте ­ тем вероятнее попасть на альфонса.

ЕЩЁ ОДИН ВРАГ ­ ПОЛИЦИЯ
Работниц коммерческого секса, которые промышляют на объездной, полицейские не жалуют. И те, и другие, мягко говоря, друг друга недолюбливают. Когда здесь появляется полицейская машина ­ жди беды. Поэтому проститутки стараются скрыться от стражей порядка.
­ Такие «облавы», как мы их называем, происходят регулярно, -­ пожаловалась Майя. -­ Девчонки то убегают, то стараются как­-то откупиться. Но полицейским нужны не деньги. Эти неоперившиеся пацаненки, напялившие на себя форму, мне однажды заявили, что их интересуют только звезды на погоны. Вот и повадились сюда с одной целью: заставляют подписать протокол за проституцию, иначе грозят, что «закроют» за наркотики. Им же раскрываемость нужна, вот они ее на нас и делают.
Представительница секс-индустрии рассказала, что однажды, когда она отказалась подписывать их состряпанные на скорую руку бумаги, правоохранители долго не уезжали, угрожали, оскорбляли из окна автомобиля. Уехали, когда женщина нашла бутылку с мочой, очевидно, выброшенную кем­то из дальнобойщиков, и запустила в их авто. Испражнения сделали свое дело и стражи порядка, наконец, уехали, не поскупившись на «комплименты» и на прощание обозвали Майю конченой дурой!
­ Свои права я и без них знаю. Меня могли задержать по части 1 статьи 188 Кодекса об административных правонарушениях («Занятие проституцией»). В лучшем случае это грозит штрафом или общественными работами на срок до 120 часов. Но ни то, ни другое мне не нужно. Официально я нигде не работаю, и заплатить штраф не из чего. Хоть когда­-то и училась на повара-­кондитера, по специальности никогда и не работала. Как-­то официанткой подрабатывала одно время, потом барменшей, но недолго. А касаемо убийства проституток, мне кажется, что полицейские вообще не хотят заморачиваться. Им выгоднее списать все на несчастный случай или спустить все на тормоза. Я когда лежала в больнице, ко мне даже следователь не приходил. Получается, что я сама себя придушила. Когда же узнала, сколько убийств на счету у Михея, то рада была, что еще легко отделалась, -­ считает Майя.
Как­-то не хотелось заканчивать наш разговор на такой печальной ноте, и тут Майя рассказала историю о девушке, которой все же удалось-­таки распрощаться со своим печальным прошлым.
­ Когда-­то Мила тоже была одной из нас, -­ поделилась женщина. ­ На панель попала в 17 лет, после того, как ее изнасиловал отчим. После чего сбежала из дома, скиталась по знакомым и друзьям. Но жить за что­-то же надо. Один приютивший ее на ночь парень предложил ей попробовать заработать своим телом. Деваться было некуда, пришлось соглашаться. Новоиспеченный сутенер грозился выгнать в зиму из дома, поставив условие ­ либо работай, либо уходи! Позже сам стал приводить клиентов. Случалось всякое, тут уж надеяться можно только на везение, пока это окончательно не достало. Милка сбежала прямо из пос­тели очередного мужика и оказалась среди нас.
­ Из огня да в полымя?
­ Здесь есть свои преимущества. Ведь ты работаешь на себя и никому ничего не должна. Но однажды наша новая подруга, как внезапно появилась, так и пропала. Лишь спустя время я узнала, что она решила завязать и даже устроилась на нормальную работу. Говорят, сейчас она торговый агент и о своем прошлом старается не вспоминать.
Майя тоже надеется, что когда-­нибудь завяжет со своей нынешней «профессией». Тем более, что в последние годы, когда из тюрем по УДО стали пачками выпускать зэков, не брезгующих не только переспать с дорожной проституткой, но и поиздеваться над ней, работать стало опасно.
­ В молодости я фильм смотрела про Джека-­Потрошителя, который убивал лондонских проституток, ­ неожиданно, когда я уже уходил, сказала она. ­ Так мне кажется, что такой вот Джек теперь и у нас орудует. Слухи ходят, что не только Дианку с Юлькой убили. Но нас ведь никто за людей не считает, поэтому об этом и не говорят, и в газетах не пишут. Мне отчего­-то кажется, что «нашего» маньяка вряд ли кто искать будет.
                                                                                                                       Александр ШИДО