Фуршет

Военнослужащий едва не убил таксиста

6-1Примерно около половины шестого утра 31 июля водитель такси доставил пассажира по указанному тем адресу на микрорайон Индустриальный. Однако вместо того, чтобы расплатиться, молодой человек достал нож и нанёс таксисту несколько проникающих ранений в область шеи и груди, после чего скрылся с места совершения преступления.

51-­летнего водителя в тяжелом состоянии доставили в «тысячку», где медработники предприняли неотложные меры по спасению его жизни.
Правоохранители по данному факту открыли уголовное производство по ч.2 ст.115 УК Украины («Покушение на убийство»), а также предприняли меры к установлению личности и розыску злоумышленника.
Уже в ночь на 1 августа история получила продолжение в виде массовых митингов криворожских таксистов, установивших, что преступник является военнослужащим в/ч 3011 (им было потеряно удостоверение в салоне такси), что возле 4­-й детской больницы.
Примерно в 2 часа ночи более 100 таксистов приехали к воинской части и потребовали выдать им злоумышленника, ранившего их коллегу.
Из-­за того, что никто их требования выполнять не собирался, все машины отправились на 95­-й квартал, где полностью заблокировали автомобильное движение. После общения с руководством Металлургического районного отделения полиции автотрасса была разблокирована, а колонна автомобилей около 4.30 вновь прибыла к в/ч 3011.
На этот раз к ним на встречу вышел и. о. командира части Станислав Доценко. Офицер рассказал, что подозреваемый в нападении на таксиста задержан. После чего стихийный митинг таксистов закончился и все разъехались по рабочим местам.
Чуть позже командование части прокомментировало журналистам случай нападения военнослужащим на таксиста.
Подозреваемому 21 год, он житель Солонянского района Днепропетровской области, отслужил полгода на срочной службе, в мае 2019 года перешел на службу по контракту, сообщает «Кривбасс On­Line».
Начальник отделения по работе с личным составом воинской части 3011, подполковник Роман Пономаренко сообщил, что при переходе на контрактную службу подозреваемый прошел соответствующие беседы и тестирование, в том числе и психологическое, никаких отклонений у него выявлено не было, агрессии за ним никто не замечал.
Полковник Станислав Доценко заверил журналистов, что командование части сожалеет о неправомерном поступке своего военнослужащего, ни в коем случае не будет его выгораживать, обещает оказывать содействие следствию, предоставляя полиции соответствующую информацию, чтобы виновный был наказан за содеянное согласно закону.
Также представители воинской части сообщили, что оказывают потерпевшему таксисту материальную помощь для лечения и необходимую поддержку его родственникам и публично извинились перед ними за случившееся.
После того как стало известно об этом ЧП, некоторые криворожане, комментируя его в соцсетях, стали предполагать, что якобы таксист нехорошо отозвался об украинских военнослужащих в целом, поэтому солдат и не выдержал. В свою очередь, супруга пострадавшего Наталья оставила на своей страничке в Facebook комментарий. Вот что она написала:
«В нашей семье произошла беда. Муж чудом остался жив после нескольких ножевых ранений, нанесённых ему клиентом, которого он подвозил.
Как понимаете, мне сейчас не до Интернета, и новости знаю далеко не все.
Сегодня близкие мне люди в мягкой форме передали, что нашлись те, кто комментируют ситуацию репликой: «Так им таксистам и надо».
Э­э­э­э, люди, вы вообще люди или как...
А если бы на месте этого таксиста был ваш сын, брат, муж? Идите «побездельничайте» таксистом, и поймёте, что лёгкого хлеба нет нигде. У этих ребят предостаточно своих нюансов в работе и проблем, но они горой стоят друг за друга. Они не нахальны и не хамовиты. Они взаимны. Как говорится, как вы к нам, так и мы к вам.
От всей нашей семьи благодарю вас, коллеги моего мужа, за финансовую помощь и моральную поддержку. За то, что вы рядом и так поддерживаете нас. Пусть Бог оберегает вас и ваших родных.
Что касается парня преступника. 1. Мой муж не знал, что он военный. 2. Если бы знал, никакого предположительно предвзятого отношения у него к нему не могло быть. Потому что я, его жена, из семьи военных (дедушка и дядя военные, дядя прошёл Афган). Старший сын мужа (от первого брака) ­ военный, был в АТО. Да и вообще, помню, как муж как­-то сказал: «У меня на Родине принято уважительно относиться к тем, кто её защищает».
Парень мог бы убежать, когда выходил в туалет, мог бы убежать позже. Но он достал нож. И сейчас не он, а мой муж в «тысячке». А мог бы и не быть. Могло все закончиться хуже ­ я осталась бы без мужа, а сыновья ­ без отца. То, что мы пережили в тот день... Это был кошмар.
Данный комментарий оставляю для всех, кого интересует моё мнение относительно нашей ситуации. Не намерена вступать в дискуссии. У меня на это нет ни сил, ни времени. Моё единственное желание, чтобы наш папа поправился и поскорее был снова с нами».

Роман ЗИНЧЕНКО