Трагедия в переулке Мерецкова


6-1 7 февраля в сводке новостей Кривого Рога прошла скупая информация о том, что в доме №16 в переулке Мерецкова нашли мёртвыми 60­-летних мужчину и женщину. Наш корреспондент отправился на место и узнал, что случившееся ­- не внезапность, все к этому шло на протяжении долгих лет.

 ПАПА, МАМА, СЫН И ВОДКА
 До 2008 года супруги Анатолий и Людмила К. с сыном-подростком жили в одном из спальных районов Кривого Рога. У них была замечательная квартира, муж работал на «АрселорМиттал Кривой Рог». Но как случается в жизни: нет хорошего без плохого, и плохого всегда больше, чем хорошего.
 Людмила и Анатолий очень любили выпить. Пьянство стало настоящим бичом этой семьи. Дошло до того, что они заложили свою квартиру в банк, получили деньги, надеясь открыть бизнес, связанный с сельскохозяйственным производством, но при этом старые традиции возобладали над новыми планами, и зеленый змий взял их в оборот своим гнусным хвостом. Вскоре деньги почти закончились, кредит оказался непогашенным и банк забрал единственное жилье супругов в счет долга.
 На оставшиеся деньги муж и жена купили старую, видавшую виды хату в переулке Мерецкова, что в Центрально-Городском районе. Место, кстати, довольно мрачное - старенькие хаты, никаких развлечений, минимум удобств.
Семейные пьянки продолжались уже и на новом месте.
 О том, что Анатолий приходит на работу выпивши, узнало начальство, еще чуть-чуть и его бы уволили, но мужчина, почувствовав, что запахло горячим, успел взять бонусы и уволился с завода по собственному желанию.
 Людмила и Анатолий за несколько десятков тысяч бонусных гривен попытались придать своему новому дому мало-мальски ухоженный вид. Установили пластиковые окна и железную дверь, немного побелили, покрасили. На этом ремонт и закончился. Зато пьянки продолжились.
 И однажды случилась трагедия. Во время очередного обильного возлияния Людмила решила взять бутылочку в долг у местной самогонщицы. После того как та отказалась быть снисходительной, женщина в припадке ярости сняла свой лифчик и задушила им жадину. Случилось это лет десять назад, по словам соседей, об этом даже рассказывали в новостях на телеканале ICTV.
 Так Людмила оказалась в тюрьме, а Анатолий остался один с сыном. Через некоторое время одинокий мужчина сошелся с женщиной, у которой была дочка на выданье, а у Анатолия сын уже стал взрослым. Получилась чудная семья - папа стал сожительствовать с новой мамой, а папин сын - с дочерью своей мачехи.
6 Но тут случилась неожиданность - Людмилу освободили из тюрьмы условно-досрочно и в один прекрасный день она появилась на пороге своего дома.... Законная жена выгнала сожительницу своего мужа и ее дочь, сожгла все их вещи. Под горячую руку попал и родной сын, который заявил, что любит свою ненаглядную пассию - пришлось и ему убираться восвояси.
 Сын в свое время с горем пополам закончил 9 классов. Как таковой специальности или профессии у него не было. Перебивался случайными заработками: то орехи соседям соберет, то бурьян скосит, то металлолом сдаст. Местные жители рассказывают, что он изо всех сил хотел выбиться в люди, но его гражданская жена была постоянно чем-то недовольна, что, впрочем, не помешало ей родить от этого мужчины двоих детей. А потом она... убила его. Корреспонденту «Пульса» не удалось выяснить причины трагедии, но, скорее всего, и здесь не обошлось без алкоголя.
 На суде неожиданно выяснилось, что убийца до того, как она стала сожительствовать со своей будущей жертвой, родила двоих детей неизвестно от кого. Она была лишена родительских прав, и ее дети находились в детском доме. Сейчас всех ее четверых детей опекает государство, а она сидит в тюрьме.

 ПОСЛЕ СМЕРТИ СЫНА
 После трагической смерти сына Анатолий и Людмила запили пуще прежнего. Водка стала для них иллюзией спасения, которая частично облегчала жизнь, хотя не решала ни одной насущной проблемы. Несколько лет назад Анатолий потерял жизненные силы, оказался прикованным к постели и почти не выходил из дома. Последний раз соседи его видели около трех лет назад, когда он гулял с палочкой по двору. Люди говорят, что сейчас даже забыли, как выглядел мужчина.
 Анатолий и Людмила пропивали всю его пенсию. На питание денег почти не оставалось, поэтому довольствовались малым - в рационе супругов преобладали макароны и каши из дешевой крупы. Часто, когда денег не хватало даже на такие нехитрые продукты, Людмила брала их в долг в местном магазине. Но что интересно - на самогонку деньги у нее находились всегда.
 Справедливости ради стоит отметить, что она была трудолюбивой женщиной, но постоянные запои и тот факт, что супруг нуждался в постороннем уходе, не давали ей возможности трудоустроиться на постоянной основе. Она хваталась за любую работу, которую предлагали соседи: косила траву, обрывала груши, копала чужие огороды, чтобы хоть немного подзаработать. А когда денег не было совсем, Людмила продавала по частям свой приусадебный участок. Кстати, эта семья никогда не ссорилась с соседями: жили тихо, мирно, все их жалели, но помочь им никто не мог. Родственников у семьи не было, гостей они никогда не принимали.
 Последние три года - и зимой, и летом Людмила ходила в одном халате и в одной и той же старенькой осенней курточке. Летом - в тапочках на босу ногу, зимой - в галошах. Когда начался карантин, кто-то подарил ей маску, которая постепенно приобрела цвет чернозема.
 Крыша в доме в нескольких местах протекала, дымарь развалился, печка дымила. Из-за долгов им отрезали свет, газ, воду. Дров взять было неоткуда, поэтому зимой в жилище суп­ругов было очень холодно. По словам соседей, которым случалось бывать в доме, иначе как кромешный мрак окружающую обстановку назвать было нельзя: ужасающая вонь, грязь, белье годами не стиралось, по полу бегали крысы. Именно в таких условиях доживал Анатолий свой век, не имея сил подняться с постели. А когда он допивался «до чертиков», то вызывал полицию и обвинял жену в том, что та хочет его зарезать. Пытался даже на супругу заявление писать.
 Последний раз Людмилу видели на улице около двух недель назад. Она подходила к соседским дворам и кричала: «Соседи, вы мне денег должны» или просила угостить сигареткой.

 УЖАСНЫЙ КОНЕЦ
 Больше недели Людмила и Анатолий вообще не подавали признаков жизни. 7 февраля продавец из местного магазина решила сходить к ним домой и поинтересоваться: будет ли задолжавшая женщина расплачиваться за продукты? Она подошла к дому, стала стучать, но безрезультатно. Вызвала полицию, спасателей, «скорую помощь».
 Когда специалисты открыли железную дверь, картина была ужасающей. Рядом с дверью лежала Людмила, которая, судя по всему, хотела выйти из дома, но по каким-то причинам не смогла. В комнате был ее суп­руг. Его голова находилась на полу, а ноги - на диване. Лицо несчастного было объедено крысами. До сих пор никто из соседей не знает, что же произошло: газом они отравиться не могли, так как у них он был отключен, да и явных следов насильственной смерти те, кто был приглашен в качестве понятых, не заметили.
 Где похоронили рабов Божьих Людмилу и Анатолия, соседи не знают. Ни один человек на их похоронах не был. И скорее всего никто так и не узнает, что же произошло с этими двумя несчастными.
                                                                                                                  Дмитрий ЛЫСОГОР