Загадочная смерть Сережи


7-3Бабушка, позвонившая в редакцию «Пульса», долго плачет в трубку, прежде чем что-­либо сказать. Потом путано объясняет ­- в конце апреля её внука нашли в Кривом Роге мёртвым. И только благодаря неравнодушным людям она смогла проститься со своим Серёжей.
­

- Моему внуку было 32 года, ­ - рассказала Антонина Ковальчук. - Молодой ещё, на здоровье не жаловался. Мы живём за городом. Я просила Серёжу постараться найти хоть какой-­нибудь заработок в родном селе, но он настоял на своем -­ нет, поеду искать работу в город, сниму квартиру. Если бы я знала, какой бедой это закончится...
Мама парня проживает в другой области страны, об отце ничего не известно. Самые близкие родственники умершего ­ бабушка и тётя. Бабушка -­ лежачая, в гостях в новом жилище внука ни разу не была. Знала, что он живёт где-­то в Терновском районе только по его рассказам. Пенсионерка говорит, что иногда внук употреблял алкоголь, но алкозависимым не был. Селянка подозревает, что в его окружении появились не совсем надежные друзья...
-­ Мы волновались, почему Серёжа в последнее время не выходил на связь, -­ говорит пенсионерка. -­ Всегда ведь звонил, у него был современный мобильный телефон. И тут вдруг моей дочери -­ его тёте, позвонил кто-­то из знакомых. Мол, слышал в квартире в Кривом Роге нашли мёртвым мужчину, вроде бы вашего Серёжу...
Бабушка долго не могла в это поверить. Семья обратилась в полицию и выяснилось -­ да, действительно, несколько дней назад в квартире дома, что недалеко от остановки «Восход», на СевГОКе, обнаружили тело молодого человека. К владельцу квартиры, который сдавал её в аренду, а также к правоохранителям, обратились соседи парня, которые обратили внимание, что он долго не выходит на улицу. Перестали приходить и друзья, которые раньше бывали у него. Возле тела не было ни мобильного телефона, ни других вещей, которые, по словам бабушки, внук брал с собой.
-­ Говорят, вскрытие показало, что у него был цирроз печени, -­ с болью говорит Антонина Николаевна. -­ А то, что при нём в снятой им квартире не было вещей, одежды, никого не заинтересовало. Я уверена, что моего внука обокрали. И может быть...
Далее старушка начинает высказывать предположения. Она думает, что парня могли убить неблагополучные знакомые. И начинает буквально умолять: «Дайте мне телефон проверенного... экстрасенса! Я хочу знать правду! Ради этого готова занять деньги...».
Пытаюсь убедить её, что вместо экстрасенсов лучше бы обратиться в полицию и написать заявление о пропаже вещей, потребовать возобновления дела через прокуратуру. Скрепя сердце, бабушка вроде бы соглашается, но идею общения с «ясновидящим» не оставляет. И её недоверие можно понять. Ведь нашли родственников Сергея знакомые, а не полицейские. И когда родные обратились в полицию, то умершего уже собирались хоронить как одинокого...
-­ Как это так! -­ рыдает старушка. -­ Неужели это так сложно ­ найти близких? Или следователю не нужны такие проблемы? А если при внуке не обнаружили личных вещей, значит, речь может идти о преступлении... Но проще ведь закрыть дело.
В связи с этим мне вспоминается статья, опубликованная в нашей газете от 24.03.2021 г. «Смерть пришла под руку с бедой». В этом материале речь шла о сестре, которая не смогла похоронить брата, поскольку его тоже признали одиноким и захоронили в секторе для одиноких и неизвестных. Женщина рассказывала, что такой сектор на Западном кладбище поразил её своими размерами. Не потому ли он такой огромный, что родственников граждан, которые проживали одни, полицейские попросту не ищут, и сообщать об их смерти родным стараются соседи? Если успевают, конечно, до похорон за счёт государства... Да и государственные средства тоже не безразмерные. Получается, такое отношение к поиску родных, когда обнаруживают умершего горожанина, входит в систему?
Приходит на память и прошлогодняя статья «Правда в огне не горит», когда убийство одинокой бабушки списали на пожар, пока ее племянник не потребовал возобновления расследования и сам не вычислил преступника.
Открывая полицейские сводки, то и дело мы видим сообщения о пропавших без вести. К примеру, на днях сообщили о розыске 59-­летней женщины и 55-­летнего мужчины, которые пропали еще осенью прошлого года. Речь идет о людях, которые по разным причинам могут отсутствовать дома, и порой оперативные поиски буквально спасают им жизнь. Но существуют ли они в реальности, эти оперативные поиски? Хотелось бы верить, что отношение полиции к своим обязанностям изменится.
                                                                                                                           Анжелика ВЕЛЬСКАЯ