ЖИЗНЬ НА ОЩУПЬ

Когда есть большое желание, всегда найдутся силы и возможности преодолеть сложности. С этим девизом идут по жизни незрячие и слабовидящие жители нашего города. Полная или частичная потеря зрения не мешает им работать, создавать семьи, помогать украинской армии и просто радоваться жизни.

Но каково это жить на ощупь? Как видят мир люди, имеющие недостаток зрения? Для каждого ли такого человека мир ­ это непроглядная темнота? Как им живётся в это непростое время?

Эти вопросы журналист задал криворожанам Андрею Догоряну и Валентине Дворко.

«Я хотел стать гонщиком»

Первым историей своей жизни с нами поделился Андрей Догорян. Мужчина потерял зрение в далёком 1986 году. Тогда ему было всего 15 лет. А произошло это в профессионально­-техническом училище. Однажды в учебном цехе, где мальчик находился вместе с другими учащимися, взорвался горноспасательный баллон. Андрей был в эпицентре взрыва. Ему сильно обожгло глаза, в результате чего он ослеп.

­ Андрей Петрович, как изменилась ваша жизнь после того, как вы потеряли зрение?

6-1- На все 360 градусов. В юности я вёл активный образ жизни и усердно занимался спортом. Предпочитал картинг. С большим удовольствием проводил время на гоночной трассе. Картинг был моей страстью, и я даже подумывал над тем, чтобы стать профессиональным гонщиком. К сожалению, этому не суждено было сбыться… То, что произошло в училище, поставило крест на моей мечте.

­ А как изменилось ваше восприятие действительности?

- Я начал воспринимать этот мир другими органами чувств. Не скажу, что стал слышать лучше, чем раньше. Это не так. Скорее, мир начал восприниматься не визуальной, а слуховой картинкой. Скажу вам больше: после того как я потерял зрение, даже вкус пищи для меня изменился! Он стал более ярким и насыщенным.

­ Вам снятся сны?

- Да. Но мне сложно сказать, на что именно они похожи. Есть люди, которых я никогда не видел, но они могут мне присниться. Есть вещи, внешний вид которых мне незнаком, но они являются ко мне во снах. Например, диктофон... Я никогда не видел это устройство аудиозаписи. Но если оно мне приснится, я сразу пойму, что это диктофон.

­ Вы работаете в УТОСе. Как попали на это предприятие?

- Это произошло, когда я восстанавливался от травмы. Дома сидеть было скучно, хотелось что­то делать. Я сказал об этом своей сестре, и она привела меня в УТОС. Первым человеком, с которым я там познакомился, был нынешний директор предприятия Станислав Порадовский. Правда, тогда он занимал совсем другую должность... Станислав Петрович пообещал принять меня на работу, но только после того, как я получу паспорт. И он сдержал своё слово.

­ В каких производственных процессах принимаете участие?

- Сейчас я занимаюсь сборкой светильников и бытовых мини­инкубаторов для выведения птенцов. Есть простые светильники, которые собираются из пары­тройки частей. Это элементарная работа. А есть светильники, которые нужно собирать, как конструктор, из целой кучи деталей. Возьмём, например, уличный светильник типа НКУ­18У (он же «хвостовик»). Он состоит из пластикового корпуса, защитного стекла, большого алюминиевого отражателя, платы, патрона и крепёжных болтов. Всё это нужно соединить в определённой последовательности по алгоритму.

­ А как вы добираетесь на работу?

- Утром жена приводит меня на остановку. Подъезжает служебный автобус и забирает меня, как и других сотрудников нашего предприятия на других остановках. А по окончании рабочего дня он развозит нас. На остановке меня встречает жена.

­ Когда вы познакомились со своей супругой?

- Незадолго до того, как потерял зрение. Мне тогда было лет 13­-14. Когда случилась трагедия, она не отвернулась от меня. Напротив ­ начала во всём помогать, поддерживать. А когда нам исполнилось по 18 лет, мы поженились. Чуть позже у нас родилось двое детей.

­ Закончите фразу: если бы я мог видеть, то...

- Я бы прожил свою жизнь по-­другому. Во­-первых, я бы получил водительские права и сел за руль. Во-­вторых, продолжил бы заниматься картингом, возможно даже на профессиональном уровне. В общем, моя жизнь была бы совершенно другой. Но неизвестно, была ли бы она лучше. Знаете, грустно это осознавать, но многих моих знакомых уже нет в живых. Кто-­то погиб, кто­-то спился, кто­-то «скололся», а чью-­то жизнь забрала эта война. Я считаю, что нахожусь на своём месте.

«С мужем делаем окопные свечи»

К нашему разговору присоединилась Валентина Дворко. В отличие от Андрея Петровича Валентина Михайловна не лишилась зрения пол­ностью. Однако хорошим его никак не назовёшь. Женщина видит мир тенями, очертаниями и силуэтами. Она имеет врождённое заболевание ­ катаракту. С одной стороны, при этой болезни показана операция, а с другой ­ врачебное вмешательство может усугубить проблему. От врачей родители Валентины Михайловны узнали, что вероятность успеха такой операции составляет 50%. Но если что­то пошло бы не так, девочка могла полностью ослепнуть. Родители решили не рисковать здоровьем дочери и оставили всё как есть.

­ Валентина Михайловна, вы сама ходите по магазинам?

6-2- Да. Но покупки стараюсь делать в одном и том же супермаркете. Я знаю приблизительное месторасположение определённых товаров и целенаправленно подхожу к тем стеллажам, на которых они выставлены. Я не беру товары конкретного бренда или производителя. Если это молоко, возьму любой пакет, лежащий на месте выкладки. Если это чай ­ ориентируюсь исключительно на форму пачки и её цвет. Естественно, ценники в магазинах я тоже не вижу.

­ Доступен ли Кривой Рог для лиц с ограниченными возможностями?

- На мой взгляд, Кривой Рог имеет недостаточную доступность для таких людей.

Одна из самых больших проблем, с которой сталкиваются местные жители, имеющие проблемы со зрением, ­ пользование общественным транспортом. Так, автоинформатор (устройство для автоматического оповещения пассажиров о текущей и следующей остановках) есть далеко не во всех городских троллейбусах и автобусах. Нередко из­-за этого я схожу не на своей остановке. А в трамваях его нет и в помине. Кроме того, в Кривом Роге почти нет «говорящих» светофоров. Вернее, они есть, но их совсем немного. А идти под колёса машины вслепую ­- очень плохая идея.

Перед ступеньками некоторых магазинов и супермаркетов кладётся тактильная плитка. Она является своеобразным указателем для инвалидов по зрению, облегчает нам процесс самостоятельного ориентирования. По правилам тактильная плитка кладется за 60 см до первой ступеньки магазина. При этом верх первой и последней ступеньки должен быть покрашен жёлтым цветом. По цвету ступеньки слабовидящий человек понимает, где начинается подъём и где он заканчивается. Но в нашем городе предприниматели не понимают, для чего кладётся тактильная плитка и для чего красятся ступеньки. Жёлтым цветом они красят последнюю ступеньку и зачем­-то предпоследнюю. А первую оставляют нетронутой.

­ Вы пользуетесь мобильным телефоном?

- Конечно. На всех современных телефонах есть программы для незрячих и слабовидящих людей. Эти программы озвучивают все, что происходит на экране. Кроме всего прочего, на моём мобильном устройстве установлен GPS-навигатор. С его помощью легче ориентироваться по городу.

­ Как вы познакомились со своим мужем?

- Мы вместе учились в специализированной школе для детей, которые имеют проблемы со зрением. Два года сидели с ним за одной партой. В подростковом возрасте начали встречаться, а через пять лет поженились.

­ Как вы обычно проводите время с супругом?

- Мы любим гулять по парку, бывать в других районах нашего города. Плохое зрение не мешает нам путешествовать по Кривому Рогу. Кроме того, мы очень любим экскурсии, которые проводят криворожские экскурсионные клубы и Институт развития города. А еще -­ часто слушаем аудиокниги. Особенно классические произведения украинской литературы.

­ Закончите фразу: если бы я могла видеть лучше, то...

- Я бы ещё больше помогала Вооружённым силам Украины.

­ А чем вы помогаете нашим бойцам?

- Вместе с мужем делаем окопные свечи. Собираем баночки, покупаем парафин и картон, делаем свечи и передаём их нашим бойцам. Кроме того, я пеку для наших воинов хлеб, торты, пирожки, рогалики и рулеты.

­ О чём вы мечтаете?

- О мире, о скорейшей победе Украины. И о том, чтобы мой сын, который сейчас служит, вернулся домой целым и невредимым.

Владислав ВОЛОБОЕВ