В ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ

6-1Есть такое выражение: «В наше время жить дорого, а умереть ещё дороже». С одной стороны, это преувеличение, а с другой ­ дыма без огня не бывает.

Сколько денег криворожские похоронные агентства просят за самые скромные похороны? Как изменился спрос на рынке ритуальных услуг города с начала полномасштабной войны? На эти и другие вопросы ответил владелец частного похоронного дома Игорь Козаченко.

­ Игорь Николаевич, как вы попали в ритуальный бизнес?

- Мое похоронное агентство открылось в 1999 году. Заняться ритуальным бизнесом я решил после того, как похоронил отца. Мой папа был заслуженным человеком, орденоносцем, который прошёл войну. Но когда он умер, я не смог его похоронить без задержки. В те времена частных фирм не было, а небезызвестное коммунальное предприятие «Ритуал Сервис Плюс» находилось на этапе своего становления и работало не так хорошо, как работает сейчас.

Занимаясь вопросами организации папиных похорон, я задал себе вопрос: если такого заслуженного человека, как мой отец, так сложно было похоронить, то что делать обычным людям? Эти мысли и подтолкнули меня к открытию собственного ритуального бизнеса.

­ Ваше рабочее место окружено гробами и венками. А на столе стоит урна с человеческим прахом. Вам не тяжело работать в такой обстановке?

- Поначалу было тяжело. Но не столько из­за ритуальной атрибутики, которая окружает моё рабочее место, сколько из­за специфики самой работы. Просто так люди к ритуальщикам не обращаются. Они приходят только тогда, когда в их семье случается горе. Мне приходилось хоронить подростков и даже маленьких детей. Наблюдать за этим всегда больно.

Иногда приходилось принимать участие в эксгумации тел покойных. Приятным увиденное точно не назовёшь. Но работа есть работа. И со временем ко всему привыкаешь.

­ Какие услуги вы предоставляете жителям нашего города?

- Мы предоставляем весь перечень похоронных услуг. Копаем могилы, перевозим тела умерших, совершаем обряд погребения, организовываем поминальные обеды, принимаем участие в эксгумации захороненных тел, если для этого есть соответствующее разрешение. А также продаём похоронную атрибутику ­ гробы, урны для праха, кресты, венки, церковные свечи, полотенца для опускания гроба в могилу, траурные косынки и ленты. К слову, у нас есть своя мастерская, где мы делаем ритуальные венки.

­ Вы сказали, что ваши сотрудники копают могилы. Но ведь городские кладбища ­- коммунальная собственность, и там этим могут заниматься только их работники.

- Речь идет не о городских кладбищах. Мы занимаемся копкой исключительно на сельских, которые находятся за городом и территориально относятся к сельским громадам. На территории Кривого Рога есть всего одно такое кладбище. Оно находится в посёлке им. Ильича. Только туда я могу послать своих ребят. Что касается городских кладбищ, то это, как вы правильно говорите, коммунальная собственность. Там все делают только их работники.

­ Вы сами находите клиентов? Или клиенты находят вас?

- Я стараюсь вести бизнес честно. Не езжу по адресам родственников умерших и не навязываю им свои услуги, как это делают наши недобросовестные коллеги. Такую стратегию ведения бизнеса считаю непорядочной и неправильной с моральной точки зрения. Поэтому ответ на ваш вопрос прозвучит так: клиенты находят нас, а не мы их.

­ Как изменился спрос на рынке ритуальных услуг после начала полномасштабной войны?

- Почти никак. По моим наблюдениям, спрос ровен и стабилен. Существенно на него не повлияла ни пандемия коронавируса, ни война. Люди как умирали, так и продолжают умирать. Независимо от вышеперечисленных факторов.

­ Сколько человек в год вы хороните?

- Сейчас мы обслуживаем 10-­20 похорон в месяц. Или 120-­240 похорон в год.

­ Обращаются ли к вам заказчики со странными просьбами?

- Бывает. В начале нашей беседы вы упомянули урну с прахом, которая стоит у меня на столе. В ней находится прах человека, которого кремировали в 2020 году. Мы сами возили тело на кремацию в одесский крематорий. К сожалению, передать прах родственникам не удается до сих пор. Почему? Они попросили, чтобы я временно подержал урну у себя. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем что-­то временное.

Позже родственники попросили меня развеять прах над горами Тибета. С их слов, этого хотел при жизни сам покойный. Но возможности поехать в Китай у меня нет. Поэтому вот уже почти четыре года прах хранится в нашем похоронном доме.

Нередко к нам обращаются люди, у которых умерли питомцы. Однако кладбища домашних животных в Кривом Роге нет. К тому же наше похоронное агентство не имеет права заниматься их захоронением.

­ Сколько сейчас стоят самые скромные похороны?

- Порядка десяти тысяч гривен. В эту сумму входит стоимость гроба, креста, венков, церковной панихиды, топлива для катафалка и стоимость работы моих ребят. Можно постараться вложиться и в восемь тысяч гривен, но это будут очень­-очень скромные похороны.

­ А сколько стоит кремация?

- 16­-17 тысяч гривен.

­ Какими были самые дорогие похороны на вашей памяти?

- 60-­80 тысяч гривен. Тогда хоронили двух молодых ребят, которые погибли в автокатастрофе. Друг другу погибшие приходились братьями. Для поминок их родители заказали большой банкетный зал (за это платили отдельно), который вместил в себя около 120 человек.

­ Можете вспомнить, сколько стоили самые дорогие гробы, которые вы когда­либо продавали?

- 25­-30 тысяч. Это были гробы типа «американка», изготовленные из толстой натуральной древесины. Сам гроб состоял из двух отдельно открывающих половинок. Дорого? Но это ещё не предел по цене. Если поискать, можно найти гробы стоимостью 80, 100, 150 и даже 200 тысяч гривен.

­ Почему эти гробы такие дорогие?

- Говорят, что в них производитель устанавливает освещение, систему кондиционирования и даже переговорное устройство. Эти излишества появились не на ровном месте. В народе издавна ходят истории о заживо похороненных людях. Но больше всего таких историй приходится на пору средневековья. Во время вспышек опасных эпидемий мертвецов хоронили прямо в день смерти. Это делалось для того, чтобы не допустить передачу инфекции от трупа к человеку. И, бывало, не разобравшись, закапывали живых людей. Именно тогда и появились разговоры о физических состояниях, которые, с одной стороны, напоминают смерть, а с другой ­ ею не являются. Явным примером такого состояния, к примеру, является состояние клинической смерти.

Система кондиционирования, установленная в дорогих гробах, должна продлить жизнь человека, который впал в коматозное состояние, признан мертвым, но был живым, и потенциально мог бы проснуться под землёй. Подразумевается, что с помощью переговорного устройства такой человек может известить кого нужно о факте своего воскрешения.

Владислав ВОЛОБОЕВ