Исповедь ТАМАДЫ

Тамада - это звучит гордо! Он - распорядитель торжества, его рулевой. И как поплывёт свадебный корабль дальше, зачастую зависит именно от него. Хотя он и не состоит в родственных отношениях ни с одной из сторон. Но тамада задаёт тон, а, следовательно, особенную энергетику торжеству. Та, в свою очередь, передаётся молодожёнам, что отражается не только на их лицах, а и на дальнейшей судьбе. И если гости через лет пять будут вспоминать свадьбу как одно из приятных приключений в своей жизни - значит, свою миссию ведущий исполнил добросовестно и до конца.

Однажды 20 лет назад

Свою карьеру тамады я начинал в середине 90-х. Тогда, когда еще гости могли прийти на свадьбу в спортивных штанах с оттянутыми коленками или в кос­тюмах, которые они доставали из шкафа в очень редких случаях. Некоторые в них еще встречали рассвет после выпускного вечера в школе. Но зато какие были свадьбы! Складывалось такое впечатление, что чем хуже живется народу, тем веселее он отмечает любые праздники.

В то время на рестораны многие не могли раскошелиться, поэтому основной удар на себя приняли столовые. Будь то заводские или общепитовские. В крайнем случае, свадебный переполох принимала на себя школьная столовая. До сих пор помню эти полы из бетона. И стены, которые требовали немедленного ремонта. Где-то сыпалась штукатурка, где-то сновали по залу официанты в грязных передниках, а продуваемые всеми ветрами окна подпевали музыкантам.

Были такие столовые, в которых по графику «вырубался» свет на два часа. Приходилось перекрикивать гостей и говорить тосты. На следующий день сильно болело горло, и я успокаивал себя тем, что искусство требует жертв.

Да, еще я с огорчением рассматривал микрофон, который тогда делали с длинным шнуром. На него было больно смотреть, он был буквально истоптан и изрезан каблучками женщин. Последние, обдавая меня перегаром, все время пытались нашептать мне на ухо свои семейные проб­лемы или заказать музыку. Чем больше было на свадьбе представительниц прекрасной половины человечества, тем больше требовалось изоляционной ленты на мой повидавший виды микрофон.

Я помню, как после свадьбы родители молодых вместе с гонораром буквально силой запихивали мне по карманам конфеты и хлебные «шишки». А в нагрузку вручали большой пакет с бутылкой бодрствующего сорокаградусного напитка. Все лезли обниматься, благодарили за вечер и выпроваживали за порог.

Тогда еще на дорогах города не было и намека на маршрутки. А на такси, честно говоря, было жалко тратить деньги. Ведь такой приработок к небольшой зарплате провоцировал на «жлобство» по отношению к самому себе. Как же так, отстоял полдня, выложился в полную силу, а тут с каким-то частником необходимо делиться своими кровно заработанными?! Шел пешком до центра Вселенной (95 квартал - прим. авт.), но и там поймать автобус в 11 часов ночи казалось из области фантастики. Замерзал, плевал на все и махал рукой зеленоглазой машине.

Сейчас даже страшно представить такую картину. Парень в красивом и нарядном костюме, с полными пакетами еды, атрибутами тамады и пачкой денег, которые жмут бедро. Настоящая мишень для «гопников». Но пронесло. Или повезло.

Следующее утро для меня начиналось с похода на рынок, на котором благополучно я расставался с 75-тью процентами, заработанными накануне. И еще говорят, что жизнь справедливая штука.

«Какой слабий тамад, а-я-яй»

Из памятных свадеб запомнились несколько. Например, будучи какой-то период на Крайнем Севере, провел торжество, на котором родня жениха была из одного из горных селений. Так вот, по их обычаю, молодые должны были испить кровь молодого барашка, предварительно разлив ее в свадебные фужеры. Якобы для крепости семейного союза. Я произнес тост и представил, что сейчас разольют символически красное вино по фужерам, которое должно было заменить кровь. Но в какой-то момент на столе очутился настоящий молодой барашек, потом в воздух взмыл клинок джигита и опустился на брюхо бедного животного. Дальше я ничего не помню, так как очнулся уже на улице. Меня хлопал по щекам свидетель жениха и причитал: «Какой слабий тамад, а-я-яй».

Вообще, все свадьбы, которые были многонациональными, оставили у меня приятные воспоминания. Чего стоит та, на которой сочеьались браком девушка-грузинка и парень-азербайджанец. Жених ради своей возлюбленной принял христианскую веру. Честно говоря, ради такой красавицы-невесты я бы и сам горы свернул. В этот вечер за столом сидели армяне, грузины, азербайджанцы, осетины и евреи. Было очень уютно и весело. Даже тогда, когда пытались похитить невесту и к гостям подскочил ее отец и пре­дупредил всех, чтобы те не смели даже прикасаться к ней. Такой вот обычай. Но самое приятное было тогда, когда после свадьбы ко мне подошли ребята армянской национальности и сказали, что до уровня кавказского тамады мне, конечно, еще далеко. Но хорошие задатки во мне уже сейчас видны. Поэтому это предлагалось закрепить совместным распитием вина из огромнейшего рога. Дальше я мало что помнил. Хорошо, что к этому времени мы уже сняли фату с невесты.

Очень эмоциональной вышла и свадьба, когда женились криворожанка и гражданин Швейцарии. С самого начала, когда пару встречали перед рестораном, сыпали на них рис, потом просили отломать каравай и перевязывали им руки рушником, швейцарец непонимающе и, казалось, со страхом смотрел на окружающих. А когда было застолье, каждый мой тост или движение создавали определенную паузу. Жених не понимал русского языка, и невеста все время переводила. Ближе к середине мероприятия жених нервно вскакивал со своего места после слов: «Горько!» Восторг от происходящего он высказал один раз, когда станцевал танец с тещей. После этого сдался и принял немалое количество горячительных напитков. Потом вышел на улицу, увидел недалеко от ресторана посадку и стал требовать ехать всем на охоту. А вообще, он был мировой парень, этот швейцарец. Я слышал, как невеста подругам рассказывала, что на родине жениха отметить свадьбу, это значит пригласить вечером в ресторан 5-6 самых близких людей. Ну, право, скучно, господа!

Ах, эта свадьба пела и плясала…

Свадьба в селе - отдельная история. Вместо предполагаемых 50 гостей - все 150. Через некоторое время создается иллюзия того, что я им совершенно не нужен. Из огромных бутылей рекой льется мутная жидкость и окосеть можно лишь от одного запаха. Слово почему-то постоянно берет председатель сельсовета. Кто-то из самых буйных не выдерживает и кричит, что пора покататься на…комбайнах. Музыканты скучают, потому что люди, истосковавшись по народным песням, затягивают их прямо после первого стола.

Ближе к вечеру вся армия гос­тей срывается с места и уходит в ночь. Я чуть не плачу, подозревая свою никчемность, и постепенно разочаровываюсь в своих способностях. Из этих размышлений меня выводит жених: «Не засмучуйся, вони пішли на вечірню дойку. Незабаром повернуться». Я спрашиваю у него, а где-же невеста? Он лишь неопределенно пожимает плечами.

Дальше - хуже. Я пытаюсь родителям молодых сказать о том, что мне пора заканчивать. Иначе я не уеду из их села последним автобусом. Вмешивается председатель сельсовета и обещает меня оставить переночевать у своего молодого и незамужнего бухгалтера. Действует безотказно, и я остаюсь…

Потом три часа ночи, безуспешные поиски бухгалтера Галины и холодная ночь с яркими звездами, которую я провожу в каком-то заброшенном сарае. «Шерше ля фам», господа, и где-же справедливость? А утром еще и пришлось доказывать, что деньги за свадьбу я так и не получил.

Издержки профессии

Из неприятных моментов, а их немало, следует отметить несколько пунктов. Во-первых, опыт подсказывает, что легче договариваться о сумме за проведение свадьбы с людьми среднего достатка. Если ты договариваешься о встрече с клиентами и они говорят, что подъедут на серебристом «Мерседесе», то жди утомительного торга. Они лучше проиграются в казино или потратятся в ресторане на очень крупную сумму, чем заплатят тамаде лишнюю сотню.

Во-вторых, на каждой свадьбе всегда найдется «в семье не без урода», который уже перед встречей молодых из ЗАГСа будет еле держаться на ногах. Выкрики из-за стола или выяснение отношений с соседями: «Ты меня уважаешь?», могут вывести из равновесия любого ведущего. Один такой тип чуть ли не силой пытался выхватить микрофон из моих рук, грубо отталкивая меня к стене. Видно, в тот вечер звезды мне не благоволили, я не выдержал и, крикнув гостям: «Отныне ваш тамада - этот подвыпивший тип!», покинул ресторан.

До площади Освобождения за мной бежали отец невесты, свидетель и один из гостей. Они уговаривали меня изменить решение и вернуться на свой боевой пост. При этом пообещали поставить неуравновешенного гостя на место. Мне стоило невероятных усилий пойти на мировую, взять снова микрофон в руки и словно ничего не случилось расплыться в широкой улыбке и продолжить вечер. Под ненавидящий взгляд моего обидчика.

Еще один нюанс. Некоторые гости почему-то принимают тебя за официанта. И поманив пальцем, восклицают: «Эй, ты, принеси мне воды!» Пытаюсь объяснить такому человеку, что я ведущий праздника и в мои обязанности не входит раздача еды на столы. Непонимающе смотрит на меня и продолжает: «Ну тогда скажи музыкантам, чтобы поставили Сердючку». Вежливо улыбаешься и отплываешь в центр зала.

Я всегда говорю молодоженам, что главные на свадьбе не они, а гости. Ведь первые и так счастливы, а вот если гости будут скучать, значит, свадьба не удалась. Еще один момент. На свадьбе гости с обеих сторон не знают друг друга. Поэтому главная задача тамады - собрать всю эту энергетику воедино, познакомить друг с другом, провести интересные конкурсы с обязательным вручением призов.

Некоторые свадьбы не обходятся без драк. Тут боевой наст­рой подогревается спиртным. Главное - вовремя «погасить» зачинщиков кулачного боя и вернуть свадьбу в прежнее русло. Это при случае, если самому получится отскочить. В моем печальном арсенале: рубашка с оторванными с «мясом» пуговицами и сломанный микрофон. Сам категорически не употребляю во время застолья. Работа есть работа.

Врагами тамады можно назвать и фотографов. Представьте себе, когда произносишь волнующий тост в честь молодых, а в это время в зал заглядывает лицо мастера с предложением посмот­реть фотографии. Все срываются с места со скоростью спринтера. Идет обсуждение причесок, подсчет денег и раздача фотографий. Продолжение тоста проходит под бурное обсуждение того, что у Коли глаза были закрыты, а Настю не видно из-за большой прически дружки.

В этой работе бывают и экст­ремальные ситуации. Когда тебе звонят накануне и умоляют провести свадьбу. Объясняют, что предыдущий тамада заболел или просто… пропал и на звонки не отвечает. Конечно, переступаешь через свою гордость (как так, меня предпочли другому, а теперь вспомнили обо мне!). В итоге побеждает альтруизм. В отличие от алчности, когда начинаешь подсчитывать, сколько возьмешь за срочность заказа.

Тамада - это звучит гордо!

Не люблю проводить свадьбы для родственников и друзей. Они всегда ждут от тебя чего-то фееричного, нереального. А требований, как и обид, проявляют больше, чем самый взыскательный клиент со стороны.

Помню, у меня был шикарный белый плащ, который я привез из Болгарии. Так вот, мой лучший друг, когда надумал жениться, несколько раз намекал на него. Затем была свадьба, на которой я вручил деньги молодым, а мой любимый плащ пошел в подарок жениху как бонус. Гости попались очень активные и требовали ежесекундных зрелищ. Как итог: я остался голоден, без плаща и, что самое страшное, кристально трезв.

Тамада не может не быть хорошим психологом. Он должен постоянно контролировать ход мероприятия, не терять контакт с молодыми и гостями. И конечно же обладать блестящими актерскими способностями.

Вообще, свадьба начинается со встречи с будущими молодоженами или их родителями. Сценарий свадьбы я им категорически не показываю - это мой собственный авторский продукт. «Скелет» - пожалуйста. Пожелания? Без проблем. Мы - союзники, и главное - понимать, что клиенты очень волнуются. И помочь разобраться им в этих свадебных хитросплетениях - первоочередная задача. И объяснить, почему я прошу именно эту сумму за свои услуги. Для сведения, в Кривом Роге цены на услуги ведущего торжеств колеблются в среднем от 800 до 2300 гривен.

За всю свою почти двадцатилетнюю внештатную деятельность тамадой я взял аванс лишь один раз. И не доехал до свадьбы, которая проходила в одном из населенных пунктов Криворожского района. По дороге я пробил два колеса и измазал костюм машинным маслом. К тому же не смог вызвать «аварийку» и вовремя сообщить ничего не подозревающим молодоженам ввиду отсутствия связи (остановился в поле - прим.авт.) про свое бедственное положение.

У меня даже появились свои ученики. Чувствовать себя гуру в таком сравнительно молодом возрасте, поверьте, очень приятно. Их всего трое, но тут главное не гнаться за количеством. Ведь грамотный и веселый тамада в наше время очень большая редкость. Я, например, до сих пор учусь.

P.S. Вчера был в банке, оформлял кредит. Молодая симпатичная сотрудница финансового учреждения внимательно посмотрела на меня и улыбнулась. Потом спросила: «А вы не помните меня? Вы у нас с Костей были тамадой на свадьбе! Всем так понравилось! Спасибо вам большое!» Я вздохнул с облегчением. А она сказала: «Я могу вам предложить оформить кредит на очень выгодных условиях».

Все-таки тамада - это звучит гордо!

Игорь КОНОНЕНКО

'
    '